Как в России появились рекруты

Как в России появились рекруты

Алексей Кившенко, «Военные игры потешных войск Петра I под селом Кожухово». 1882 год


315 лет назад, 20 февраля (3 марта по новому стилю) 1705 года, русский царь Пётр Алексеевич ввёл рекрутскую повинность, прообраз всеобщей воинской повинности. Придумали эту систему не от хорошей жизни. Пётр мобилизовал всю русскую державу и народ на Северную войну – противостояние со Швецией за господство на Балтике.

Первые военные опыты Петра


Юный Пётр начал создавать свою армию с «потешных» полков в 1680-е годы.

В них набирали как добровольцев (беглые, вольные и пр.), так и по принудительному принципу (парней из дворцовой прислуги, подневольных крестьян). Эти полки стали ядром Преображенского и Семёновского полков, будущей русской гвардии. Офицера были в основном иностранцы, срок службы для солдат не определялся. Параллельно существовала старая русская армия — поместная конница, полки стрельцов, солдатские полки нового строя, отряды пушкарей и т. д. Эти войска формировались на добровольной основе, получали денежное и материальное вознаграждение. Дворяне были служилым сословием, от них требовалась постоянная служба и их призывали во время войны.

Готовясь к войне со Швецией, в ноябре 1699 года государь Петр I издал указ «О приеме на Великую Государеву службу в солдаты изо всяких вольных людей». Новая армия первоначально строилась на смешанном принципе (как и первые полки Петра). В армию записывали свободных людей и принудительно брали «даточных» людей – крепостных крестьян, принадлежавших помещикам и монастырям. Брали по 2 рекрута с 500 годных человек. Рекрута можно было заменить взносом в 11 рублей. В солдаты брали людей с 15 до 35 лет. Солдатам выдавали годовое жалованье и провиант. В ходе набора «прямого регулярного войска» было сформировано три дивизии. Было положено начало и регулярной кавалерии – сформированы драгунские полки.

Дальнейшие события показали, что такая система несовершенна. Затяжная Северная война пожирала много людей, их не хватало. Необходима была многочисленная армия для военных действий в Прибалтике и на западном направлении (Польша). Понятно, что 30 тыс. с лишним рекрутов, которых набрали по указу 1699 года, было недостаточно. «Вольных» было мало. А помещики и церковь предпочитали платить деньги, взрослый работник был экономически более выгоден, чем единовременный взнос.

Рекрутский набор


Поэтому 20 февраля (3 марта по н. ст.) 1705 года царь Пётр Алексеевич издал отдельный указ «О наборе рекрут, с 20 дворов по человеку, от 15 до 20 лет возраста», который вводил в стране рекрутскую повинность. Ответственность за выполнение указа возлагалась на Поместный приказ, который ведал служилым землевладением в стране. Призыву подлежали холостые молодые люди всех сословий, включая дворян. Но для дворян это была личная повинность, а для остальных сословий это была общинная повинность. Первоначально служба была пожизненной. Повинность просуществовала в России до 1874 года. Рекрутские наборы проводились нерегулярно указами царя в зависимости от необходимости.

Методы Петра были жестокими, к примеру, до прибытия к месту службы каждая команда рекрутов теряла до 10% своего состава (умершие, сбежавшие и т. д.), но эффективным и дешёвым для своего времени. За шесть первых наборов армию пополнили на 160 тыс. человек. Эта мера вместе с другими (русификация командных кадров, создание системы офицерских и солдатских школ, строительство флота, развитие военной промышленности и т. д.) дала свой эффект. В 1709 году в войне произошёл коренной перелом. Русская армия уничтожила «первую армию Европы» под Полтавой. После этого потери русской армии в войне снизились, её боевые качества возросли, и рекрутские наборы стали сокращать. Шестой набор в 1710 году стал последним массовым, когда брали одного новобранца с 20 дворов. В итоге одного рекрута стали брать с 40—75 дворов.

В 1802 году (73-й рекрутский набор) взяли 2 человека из 500. Бывало, что рекрутские наборы в армию вообще не проводили, армии не требовались новые солдаты. Во время войн наборы расширяли. В 1806 году, в условиях войны с Наполеоном, взяли 5 человек из 500. В 1812 году было проведено три рекрутских набора, всего за год взяли 18 человек из 500. Империя за год должна была выставить 420 тыс. душ. Также правительство провело вторую за XVIII столетие мобилизацию (первая была в 1806 году), собрав до 300 тыс. ополченцев-ратников. А в 1816—1817 гг. общих наборов не было.

Постепенно военная повинность стала охватывать новые группы населения. Так, если в начале рекрутские наборы проводились с русского православного населения, то позднее стали рекрутировать финно-угров Поволжья и т. д. В 1766 году издано «Генеральное учреждение о сборе в государстве рекрут и о порядках, какие при наборе исполняться должны». Рекрутская повинность кроме крепостных и государственных крестьян распространялась на купечество, дворовых людей, ясачных, черносошных, духовных, людей, приписанных к казенным заводам. Призывной возраст был установлен с 17 до 35 лет. С 1827 года солдатами в армию стали забирать евреев. С 1831 года рекрутскую повинность распространили на «поповских детей», которые не пошли по духовной линии (не стали учиться в духовных училищах).

Также постепенно сокращались и сроки службы. Первоначально служили пожизненно, пока были силы и здоровье. В конце царствования Екатерины Великой, с 1793 года солдаты стали служить по 25 лет. В 1834 г., с целью создания обученного запаса, действительную службу сократили с 25 по 20 лет (плюс 5 лет в запасе). 1851 году срок службы снизили до 15 лет (3 года в запасе), в 1859 году было разрешено отпускать солдат в «бессрочный отпуск» (уволить в запас) после 12 лет службы.


"Проводы новобранца". И. Е. Репин. 1879 год

Снижение эффективности системы


С самого начала было очевидно, что рекрутская система наносит урон хозяйству страны. Это осознавали многие рачительные хозяева. К примеру, знаменитый русский полководец Александр Суворов предпочитал не отдавать своих крестьян в рекруты. Он заставлял своих крестьян скидываться на покупку рекрута со стороны, сам вносил половину суммы (тогда около 150 рублей). «Тогда семьи не безлюдствуют, дома не разоряются и рекрутства не боятся». То есть век блистательных побед русского оружия имел и свою оборотную сторону. Миллионы работоспособных рук были оторваны от хозяйства, многие сложили головы в чужих странах. Но иного выбора не было, нужно было мобилизовать державу и народ на жестокое противостояние с Западом и Востоком. Империя рождалась в постоянных войнах.

Для простого народа рекрутчина была одним из самых страшных бедствий. Первоначальную службу в 25 лет мало кто проходил и выдерживал. Генерал-майор Тутолмин отмечал:

«…отчаяния семейств, стенания народа, тягости издержек и конечного в продолжение набора прервания хозяйства и всякой промышленности. Время набора рекрут по нынешнему установлению есть периодический кризис народной скорби, а нечаянность рекрутских наборов производит в народе жестокие потрясения».

Рекрутчина не только была тяжела для хозяйства страны и крестьянства, но имела другие недостатки. Казна несла большие расходы, приходилось содержать большую армию в мирное время. Рекрутская система не позволяла иметь большой обученный резерв, крайне необходимый при затягивании и расширении театра войны. Как ни велика была армия в мирное время, но во время войны её всегда не хватало. Приходилось проводить дополнительные наборы и ставить под ружьё почти необученных людей. Кроме того, из-за длительных сроков службы проходило накопление старых солдат. Они были бесценны с точки зрения боевого опыта, но из здоровье было обычно подорвано, выносливость меньше, чем у молодых солдат. Во время маршей множество солдат отставало от своих частей.

Большой проблемой было постепенное сужение социальных групп, затронутых повинностью. Это было несправедливо. В 1761 году царь Петр III издает указ «О вольности дворянства». Дворяне освобождаются от обязательной военной службы. Она стала добровольной. В 1807 году от рекрутчины освободили купечество. Не распространялась повинность на духовенство. Существовали территориальные и национальные ограничения. Военное бремя империи несли в основном русские и православные, инородцы в массе своей были освобождены от службы в армии. В итоге вся тяжесть военной службы и войн империи ложилась на трудовой народ (крестьян и городские низы). Кроме того, солдаты были изолированы от прежней жизни, и после завершения службы им было очень трудно найти себя в обществе.



Все эти недостатки стали сказываться уже в начале XIX века. Понятно, что многие военные и государственные деятели всё это прекрасно видели и осознавали. Разрабатывались различные проекты реформ. Но в целом правительство старалось действовать осторожно, основные изменения были связаны со сроками службы, которые последовательно сокращали. С целью попытки уменьшить финансовую нагрузку на казну, создать «самовоспроизводящуюся» армию, при Александре Первом стали создавать военные поселения, где крестьяне-солдаты должны были быть одновременно и воинами, и производителями. Однако этот эксперимент не привёл к успеху. Государственной экономии не получилось, дело дошло до солдатских бунтов. В итоге в 1874 году рекрутская обязанность была отменена и заменена на всеобщую воинскую обязанность.


Николай Неврев. Возвращение солдата на родину. 1869
Автор:
Самсонов Александр
Использованы фотографии:
https://ru.wikipedia.org/
Источник ➝

Стреляли друг в друга два генерала

Кто только не дрался на дуэлях в России. Доходило и до того, что генералы выходили к барьеру друг против друга. Особенно, если друзья и советчики постарались натравить одного на другого.

Дело было в славном городе Тульчин, во 2-й армии, в самом гнезде декабристов, в далеком 1823 году. Войны с Наполеоном давно закончились, а про то, что скоро заварится каша с восстанием на Сенатской, пока еще никто не догадывался, даже сами заговорщики.



Армейская жизнь вдали от столицы была точно такой же как и сейчас – скучной, монотонной и занудной.

И тут еще в Одесский полк назначили командующим подполковника Ярошевицкого. Подполковник оказался
«грубым, необразованным и злым».

Короче говоря, офицерам и солдатам полка не повезло, потому что в армии в таких случаях выбирать не приходится: перевестись в другую часть еще не факт, что получится, а значит, чтобы не терпеть измывательства – у офицера одна дорога – увольняться. Или терпеть.

Но офицеры тогда были люди гордые и плохого отношения к себе не терпевшие. Дворяне, знаете ли, хоть часто и не очень знатные, раз служили не в гвардии. Поэтому в полку решили, что кто-то должен пострадать за всех и нанести полковому командиру показательное оскорбление. Или, проще говоря, набить морду у всех на виду. По жребию сделать это выпало штабс-капитану Рубановскому. При этом Рубановский очень четко понимал, что это все – конец карьере, если не казнь. Но уговор есть уговор.

Тот специально нарвался на то, чтобы при очередном дивизионном смотре командир полка на него наорал. Потом подошел к нему, стащил с коня и избил. А полк стоял и наблюдал, пока не подскакал командир дивизии Иван Мордвинов.

Рубановского схватили, судили, разжаловали, отправили служить солдатом в Сибирь, так как он взял всю вину на себя. Дуболом подполковник Ярошевицкий ушел в отставку. Кстати, помните фильм «История одного назначения»? Там примерно такая же история, только офицера избил нижний чин, за что и был поставлен к стенке. Фильм не совсем соответствует тому, что было на самом деле, но это – другая история, как-нибудь расскажу.

Генерал Киселев, 1830-е годы, уже много позднее этой истории


Так вот в дальнейшем начальник штаба 2-й армии Павел Киселев узнал, что на самом деле Мордвинов был в курсе, скажем так, запланированной акции, но препятствовать ей не стал. Более того, по воспоминаниям участников всей этой истории, перед смотром уехал из лагеря, чтобы сделать вид, что совсем не в курсе того, что может случиться. В результате Киселев добился, чтобы Мордвинова отстранили от командования бригадой, а новой не дали, оставили «прикомандированным».

После этого полгода Мордвинов просидел без назначения. И все это время его старательно накручивали враги Киселева, которых у него было более чем достаточно. Потому что генерал был деятелен, умен, активен, решителен и молод. В 1823 году ему исполнилось всего 35 лет – мальчишка для такой должности. Так вот среди тех, кто копал под Киселева, были не только генералы Рудзевич и Корнилов, но, по мнению историка Оксаны Киянской, еще и один командир Вятского полка. Некто – Павел Пестель. Глава тайного Южного общества.

Зачем это нужно было Пестелю? Ведь он многое почерпнул у Киселева. Например, то самое «Высшее благочиние» из «Русской правды», которое ему часто припоминают, фактически списано с тайной полиции, созданной Киселевым во 2-й армии. Именно работа этой тайной полиции и привел к аресту «первого декабриста» - майора Владимира Раевского в 1822 году.

Но Пестелю требовалось устранить Киселева, потому что тот копал под генерал-интенданта Алексея Юшневского, второго человека в Южном обществе, того, кто занимался подготовкой обеспечения мятежа во 2-й армии. Так что Мордвинов всем оказался очень нужен.

Закончилось все тем, что Мордвинов все-таки посчитал, что Киселев его оскорбляет и послал тому вызов на дуэль. Расчет был прекрасный: если Киселев откажется, то конец карьере. Если согласится, то у Мордвинова есть шанс помочь всем недоброжелателям начальника штаба 2-й армии.

Киселев вызов на дуэль принял. Стрелялись в 40 верстах от Тульчина, в Ладыжине, чтобы как можно меньше людей узнали о дуэли. Использовали пистолеты Кухенрейтера, барьер поставили на восьми шагах, сходились с 18-ти. Изначально предлагалось стрелять без секундантов, чтобы не было свидетелей, но Киселев приехал с адъютантом Бурцовым.

Стреляли без очереди. Перед выстрелами Мордвинов начал было:
- Объясните мне, Павел Дмитриевич...

Но Киселев оборвал его:
- Теперь, кажется, не время объясняться, Иван Николаевич; мы не дети и стоим уже с пистолетами в руках. Если бы вы прежде пожелали от меня объяснений, я не отказался бы удовлетворить вас.

Подойдя к барьеру, они стояли и никто не стрелял первым, ожидая выстрела другого. В конце концов, решили, что Бурцов считает до трех, на счет «Три» стреляют.
Когда раздались выстрелы, оказалось, что Мордвинов целился Киселеву в голову, но промазал. Киселев хотел попасть в ногу, но пуля прилетела Мордвинову в живот. До врача его не довезли.

Сильные все-таки были духом генералы.

Киселев вернулся в Тульчин, доложил обо всем командующему 2-й армии Витгенштейну, потом сдал дела и стал ждать решения императора Александра I. Через месяц Александр сообщил, что не считает Киселева виноватым, но все-таки было бы лучше, если бы генералы стрелялись за границей.

А потом было восстание на Сенатской, бунт Черниговского полка и следствие по делу декабристов. Киселев был оправдан, хотя его адъютант Басаргин, например, отправился на каторгу, осужденный по II разряду. Киселев же в дальнейшем оказался одним из самых разумных и профессиональных чиновников николаевской эпохи.

Небольшая черта. Через некоторое время после дуэли Киселев узнал о том, что семья Мордвинова находится в бедственном положении. И он, движимый чувством вины в этой истории, до последнего дня жизни вдовы Мордвинова выплачивал ей пособие по 1200 рублей в год. Это – достаточно приличные деньги для того времени. Хоть и не миллионы, конечно.

Вот такие истории случались в то время, когда «за Лафитом и Клико» декабристы крутили свой заговор в Петербурге и Тульчине.

Картина дня

))}
Loading...
наверх