Почему агента Запада Колчака превращают в героя и мученика России

Почему агента Запада Колчака превращают в героя и мученика России

Последняя фотография А. В. Колчака. 1920


Смута. 1920 год. 100 лет назад, в ночь на 7 февраля 1920 года, были расстреляны «Верховный правитель всея Руси» адмирал Александр Колчак и председатель его правительства Виктор Пепеляев. В либеральной России Колчака превратили в героя и мученика, которого погубили «кровавые большевики».

Падение сибирского правительства


В условиях полного поражения армии Колчака, полного развала тыла, всеобщего бегства, активизации партизан и крестьянских повстанцев, повсеместных восстаний против сибирского правительства в Иркутске поднял восстание Политцентр.

Это было политическое объединение эсеров, меньшевиков и земцев. Политцентр ставил задачу свержение Колчака и создания в Сибири и на Дальнем Востоке «свободного демократического» государства. Они получили поддержку значительной части тыловых гарнизонов, не желающих драться и Антанты, для которой конец режима Колчака был очевиден.

24 декабря 1919 года началось восстание Политцентра в Иркутске. Повстанцев возглавил капитан Калашников, который затем возглавил Народно-революционную армию. Одновременно восстание подняли местные большевики и рабочие, которых поддержали партизаны. Но первоначально перевес сил был в пользу Политцентра. Колчак назначил атамана Семёнова командующим войсками Дальнего Востока и Иркутского округа и приказал навести порядок в городе. Семёнов направил отряд, но он был незначительным и не смог прорваться в город. К тому же чехословаки выступили против семёновцев, тем пришлось отступить.

«Верховный правитель» Колчак в это время был блокирован в Нижнеудинске, в 500 км от Иркутска. Здесь также началось восстание. Представитель Высшего межсоюзного командования и главнокомандующий союзными войсками в Сибири и на Дальнем Востоке генерал Жанен приказал не пропускать далее поезд Колчака и золотой эшелон. Чехи отцепили и угнали паровозы. Колчак протестовал, но военной силы, чтобы противостоять насилию, у него не было. Остатки боеспособных колчаковских войск под началом Каппеля были далеко от Нижнеудинска, пробивались через снег и лес, отбивая наскоки противника. Началось «нижнеудинское сидение». Станция была объявлена «нейтральной», гарантами безопасности адмирала выступили чехословаки. Повстанцы сюда не совались. Колчаку предложили бежать: у него был конвой, можно было взять столько золота, сколько унесут, и уйти в сторону Монголии. Однако он на это не решился. Возможно, что ещё надеялся «договориться», не верил, что его сдадут. Солдатам и офицерам конвоя Колчак предоставил свободу действий. Почти все разошлись. Чехи тут же взяли под охрану золото. Связь находилась в их руках, и «верховный» был отрезан от внешнего мира.

В это время в Иркутске шли переговоры между генералом Жаненом, Политцентром и Советом министров о передаче власти Политцентру. Колчака представляла «чрезвычайная тройка» — генерал Ханжин (военный министр), Червен-Водали (глава МВД) и Ларионов (министерство путей сообщения). Переговоры шли по инициативе Жанена, под его председательством и в его поезде. По сути, Антанта заставляла колчаковское правительство сложить полномочия. Колчака специально отрезали от Иркутска, чтобы он не смог повлиять на события там. Сначала колчаковские министры сопротивлялись, но под сильным давлением Жанена вынуждены были принять Политцентр и его условия. 4–5 января 1920 года Политцентр одержал победу в Иркутске. Созданный Политцентром Временный совет Сибирского народного управления объявил себя властью на территории от Иркутска до Красноярска.

Предательство и арест верховного правителя


Западные союзники потребовали у Колчака отречения от верховной власти, гарантируя в этом случае безопасный выезд за границу. Однако это изначально был обман. Вопрос о выдаче адмирала уже был решён. Формально Жанен такой ценой обеспечивал свободный проход иностранных миссий и войск и снабжение эшелонов углем. На самом деле силы Временного совета были слабы, чтобы помешать движению западников. Только чехословаки имели целую армию, до зубов вооруженную и снабженную. В частности, когда было надо, чехи легко обезвредили стоявших у них на пути семёновцев, уничтожили их бронепоезда. На самом деле это было политическое решение: Колчака списали, «мавр сделал своё дело, мавр может уйти». Политцентру же адмирал нужен был для торга с большевиками.

Только японцы в начале заняли другую позицию. Они пытались помочь «верховному», чтобы с его помощью сохранить режим своего марионетки Семёнова. Но под давлением французов и американцев японцы вынуждены были отказаться от поддержки адмирала. Кроме того, в районе Иркутска они не имели серьёзных сил, чтобы отстоять свою позицию.

Но перед арестом Колчак должен был отречься от верховной власти, даже и формальной. Это была дань приличию: одно дело — главу союзного государства выдавать, другое – частное лицо. Положение Колчака стало безнадежным. Последний шанс он упустил, когда отказался бежать. На западе наступали партизаны и Красная Армия, в Нижнеудинске – повстанцы, на востоке – тоже враги. 5 января 1920 года Колчак подписал отречение, верховным правителем он назначил Деникина. На русском Востоке верховную власть передавалась Семёнову.

10 января началось движение в Иркутск: вагоны Колчака и главы правительства Пепеляева были прицеплены к эшелону 6-го чешского полка, за ними следовал и золотой эшелон. Когда эшелоны прибыли в Черемхово, местный ревком и рабочий комитет потребовали выдать им Колчака. После переговоров с чехами они дали согласие на дальнейшее движение, но к охране адмирала присоединились местные дружинники. 15 января поезда прибыли в Иркутск. Союзные миссии уже отбыли дальше на восток. Вечером чехословаки передали Колчака представителям Политцентра. Колчака и Пепеляева поместили в здание губернской тюрьмы. По делу Колчака была создана следственная комиссия.

Переход власти к большевикам


Политическая ситуация в Иркутске быстро поменялась. Политцентр не смог удержать власть. С самого начала он делил власть с Иркутским губкомом РКП(б). Большевикам предложили создать коалиционное правительство, но они отказались. Власть и так переходила к ним. Они уже перехватили под свой контроль войска, рабочие дружины, перетянули на свою сторону партизан. С Политцентром быстро перестали считаться. 19 января был создан Военно-революционный комитет (ВРК). Чрезвычайную комиссию возглавил большевик Чудновский, который уже входил в следственную комиссию по делу Колчака.

Чехи, увидев, что реальная власть переходит к большевикам, сдали и «демократов» из Политцентра. Большевики вступили в переговоры с чехословаками о ликвидации Политцентра и передачи всей власти им. Чехи дали согласие с условием, что останутся в силе их соглашения с эсерами о свободном проходе чехословацких войск на восток со всем их добром. 21 января Политцентр уступил власть ВРК. Колчак и Пепеляев автоматически перешли в ведение большевиков.

Наступление каппелевцев. Гибель адмирала


В это время стали поступать известия о войсках Каппеля. После Красноярской битвы (Сражение за Красноярск), где белые были разбиты и понесли тяжелые потери, колчаковцы едва прорвались за Енисей и отступали несколькими группами. Колонна генерала Сахарова отступала вдоль Сибирского тракта и железной дороги. Колонна Каппеля пошла на север по Енисею ниже Красноярска, затем по реке Кан до Канска, планируя выйти на железную магистраль у Канска и там соединиться с войсками Сахарова. Колчаковцам удалось оторваться от красных, которые задержались в Красноярске на отдых. Остатки белых частей должны были добить партизаны.

Как оказалось, белогвардейцев рано списали со счётов. От прежних белых армий остались небольшие группы. Но это были «непримиримые», лучшие солдаты и офицеры, каппелевцы, воткинцы, ижевцы, часть оренбургских и сибирских казаков, все, кто не желал дезертировать и попасть в плен. Они пробивались через партизанские края, умирали от тифа, холода и голода, но упрямо пробивались на восток. Узнав о восстании в Канске и переходе гарнизона на сторону красных, Каппель 12-14 января обошёл город с юга. Далее войска двигались по Сибирскому тракту и 19 января заняли станцию Замзор, где и узнали о восстании в Иркутске. 22 января каппелевцы выбили красных партизан из Нижнеудинска. Каппель уже умирал — во время похода по реке Кан провалился в полынью, отморозил ноги. Проведённая ампутация ног и воспаление лёгких добили генерала. На военном совете было решено идти на Иркутск и освободить Колчака. 24 января началось наступление колчаковцев на Иркутск. 26 января Каппель скончался на железнодорожном разъезде Утай, передав командование генералу Войцеховскому.



У белых осталось всего 5—6 тыс. боеспособных солдат, несколько действующих орудий и по 2-3 пулемета на дивизию. Ещё хуже было с боеприпасами. Больные, истощенные, идущие уже за пределами человеческих возможностей, они двинулись на Иркутск, страшные в своём порыве. Большевики попытались их остановить и выслали навстречу войска. Но в бою у станции Зима 30 января красные были разбиты. После короткого отдыха 3 февраля каппелевцы продолжили движение и с ходу взяли Черемхово, в 140 км от Иркутска.

В ответ на ультиматум красных о сдаче Войцеховский выдвинул свой ультиматум: генерал обещал обойти Иркутск стороной, если большевики отдадут Колчака, его приближенных, снабдят белогвардейцев продовольствием и фуражом и выплатят контрибуцию в 200 млн. рублей. Понятно, что большевики отказали. Каппелевцы пошли на штурм, прорвались к Иннокентьевской, в 7 км от города. Иркутск объявили на осадном положении, мобилизовали всех, кого смогли, построили сплошную оборону. Однако колчаковцы продолжали рваться вперёд. Сражение было редким по ярости. Обе стороны дрались отчаянно, пленных не брали. Современники вспоминали, что такого жестокого боя не помнят.

Под предлогом угрозы падения города адмирала Колчака и Пепеляева в ночь на 7 февраля 1920 года расстреляли. Они были расстреляны без суда, по постановлению Иркутского ВРК. Тела убитых сбросили в прорубь на Ангаре. В этот же день большевики подписали с чехами соглашение о нейтралитете. В это время белогвардейцы взяли Иннокентьевскую, проломили линию городской обороны. Но дальнейший штурм потерял значение. Узнав о расстреле Колчака, Войцеховский остановил атаку. Кроме того, чехи потребовали не продолжать наступления. Воевать со свежими чехословацкими войсками было самоубийством.

Каппелевцы обошли город и двинулись в поселок Большое Голоустное на берегу Байкала. Затем белогвардейцы форсировали Байкал по льду, что стало ещё одним подвигом Великого Ледяного похода. Всего озеро пересекли 30-35 тыс. человек. От станции Мысовой белогвардейцы и беженцы продолжили свой поход (около 600 км) до Читы, которой и достигли в начале марта 1920 года.

Новая колчаковщина


После развала СССР и победы либералов, которые считаются наследниками Белого движения, началась ползучая реабилитация врагов Красной Армии и советской власти. Деникин, Врангель, Маннергейм, Колчак и прочие враги Советской России стали «героями» новой России.

Проблема в том, что Колчак был врагом народа и наёмником иностранного капитала. Сначала адмирал предал царя Николая Второго (вместе с другими генералами), присоединился к февралистам-революционерам. То есть он стал соучастником разрушения «исторической России». Затем адмирал поступил на службу Антанты. Он сам себя признавал «кондотьером», то есть наемником, авантюристом на службе Запада. Его использовали в войне против русского народа. Дело в том, что Колчак и многие другие генералы и офицеры выбрали не ту сторону. Они выбрали лагерь капиталистов, крупной буржуазии, крупного капитала, иностранных хищников, которые рвали Россию на части. При этом выбор был. Значительная часть русского офицерства, многие генералы выбрали народ, хотя лично многие недолюбливали большевиков, поэтому воевали в составе Красной Армии, за будущее рабоче-крестьянской, народной России.

В результате белые генералы (даже лично интересные, сильные личности, талантливые полководцы, имеющие много заслуг перед Отечеством) выступили против народа, против русской цивилизации. Они воевали за интересы наших геополитических «партнеров»-врагов, которые приговорили Россию и русский народ к уничтожению, страну к расчленению и разграблению. За интересы отечественных «буржуинов», которые желали сохранить заводы, фабрики, пароходы и капиталы.

Александр Колчак, без сомнений, был ставленником Запада. Его назначили «спасать» Россию в Лондоне и Вашингтоне. Запад щедро снабжал режим Колчака оружием, за это получал русское золото, контроль над Сибирской железной дорогой (фактически над всей восточной частью России. Запад, пока ему это было выгодно, закрывал глаза на зверства и военные преступления колчаковцев. После полугодового правления «верховного правителя» генерал Будберг (начальник снабжения и военный министр колчаковского правительства) записал:

«Восстания и местная анархия расползаются по всей Сибири… главными районами восстания являются поселения столыпинских аграрников — посылаемые спорадически карательные отряды… жгут деревни, вешают и, где можно, безобразничают».

Когда «мавр сделал своё дело», можно было уже и раскрыть часть правды. Так, представитель американской миссии в Сибири генерал Гревс писал:

«В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, как это обычно думали. Я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого человека, убитого большевиками, приходилось 100 человек, убитых антибольшевистскими элементами».

Командование Чехословацкого корпуса отмечало:

«Под защитой чехословацких штыков местные русские военные органы позволяют себе действия, перед которыми ужаснется весь цивилизованный мир. Выжигание деревень, избиение мирных русских граждан целыми сотнями, расстрелы без суда представителей демократии по простому подозрению в политической неблагонадежности составляют обычное явление...»

Хотя в реальности западники, в том числе чехи, сами отметились жуткими зверствами и мародерством в России.

Таким образом, пока Колчак был нужен, его поддерживали, когда его режим был исчерпан, его сдали как использованный одноразовый инструмент. Адмирала даже не стали вывозить, чтобы дать поместье и пенсию за хорошую работу. Его цинично сдали и приговорили к смерти. При этом Колчак сам помог западным «союзникам» — передал им под контроль Сибирскую магистраль, ключевую артерию региона и своей армии.

Современные попытки обелить адмирала и других белых военных и политических руководителей связаны с желанием навсегда утвердить в России полукапиталистический (компрадорский, олигархический), неофеодальный режим с сословно-кастовым обществом, где появились «новые дворяне», «хозяева жизни», и есть простой народ – «неудачники», которые не вписались в «рынок». Отсюда новая историческая мифология с «белыми героями» и «большевиками-кровопийцами», которые разрушили обильную и процветающую Россию, установили рабский строй. К чему ведёт такая мифология и идеология, хорошо видно на примере бывших постсоветских республик, где десоветизация уже победила. Это развал, кровь, вымирание и тотальный идиотизм масс.


Памятник А. В. Колчаку в Иркутске у Знаменского монастыря. Установлен в 2004 году. Скульптор Вячеслав Клыков
Автор:
Самсонов Александр
Использованы фотографии:
https://ru.wikipedia.org/
Источник ➝

Откуда есть пошла «земля укров»? Историк Татищев и другие.

Мнение по вопросу «украинства» знаменитого историка Василия Никитича Татищева.

Это настоящий исторический детектив: запорожские казаки, иначе говоря, "черкесы" или "черкасы", ведут своё происхождение от адыгов, переселённых на Днепр ханом Ахматом.

Если вы обратите свой взор на карту Украины, то в самом её центре увидите область, административный центр которой носит довольно-таки нетипичное и броское название – Черкассы. Точное происхождение названия которого, кстати, не известно до сих пор. Чего не скажешь в то же время о дате его основания.

В 1986 году в конце сентября официально и с размахом отмечался юбилей города – 700-летие со дня образования. На торжественность празднования такого события трудно было не обратить внимание, - ведь сопровождалось оно, ни много ни мало, приездом и выступлением на центральном стадионе тогдашней звезды советской эстрады Софии Ротару . Точная дата возникновения населенного пункта при отсутствии четкого объяснения происхождения его названия вызывает интерес.

Существуют не одна а несколько объясняющих версий. Например, многие краеведы склоняются к тому, что данный населенный пункт был образован народом, носившем название «косоги» или «черные клобуки». Другие склонны считать что «Черкассы» это не иначе как, в переводе с тюрского «чер» (сердце) и «кассы» (деревня) – «сердечная деревня». Кроме того, само название «Черкассы» не настолько уж уникально.

Существует немалое число населенных пунктов со схожими или даже аналогичными названиями: Черкесск, Новочеркасск, Кинель-Черкассы, многочисленные деревни и села Черкассы и Черкасские разбросанные по Белоруссии, России и Украине. «Черкасами» также называли в старину казаков, которые, кстати, и обосновали данный город и которые представляли собой этнос, считавшийся основным в регионе, что сегодня является центральной Украиной. Ведь раньше украинцев и называли не иначе как «черкасы». Но настолько ли бесспорно подобное толкование?

Для выяснения истины мы, конечно же, воспользуемся таким непременным атрибутом нынешней жизни как Интернет. Итак, для начала наберем «по ошибке» (как это имело место в моем случае) «Черкасы» с одной «с» и узнаем, что термин «черкасы» употреблялся вместо нынешнего термина «черкесы» до войны Российской Империи на Кавказе. Мы также прочтем информацию об отсутствии четкого единого объяснения происхождения названия этого народа. А также узнаем о том, что черкасы были народом, входившим в состав Золотой Орды. Как и о том, что слово «черкасы» - итальянского происхождения, появившееся от лексикона генуэзских купцов, что самоназвание этого народа – адыги.

kazak348.jpg

Что народ этот отличается и отличался своеволием, свободолюбием, мужеством, храбростью. Но среди этого многообразия информации есть одна очень интересная цитата Татищева Василия Никитича. «Оные прежде из кабардинских черкас в 14 веке в княжестве Курском под властью татар множеством сброда слободы населили и воровством промышляли и из-за жалоб многих татарским губернатором которым были на Днепр переведены и град Черкассы построили». Она находится в его «Истории Российской с самых древнейших времен…».

Что же с помощью такой лаконичной цитаты хотел донести потомкам покойный Василий Никитич, считавшийся и считающийся заклятым казакофобом и подозреваемый многими в предвзятом отношении к этому вопросу? Какая именно история упоминается в этом емком сообщении? Какие-то слободы, какой-то татарский губернатор, какое-то воровство, «переведены»…Что это – неуемный полет фантазии Тайного Императорского Советника, занимавшего одно время пост Астраханского губернатора? Но занимают ли высокие государственные посты люди со склонностью к такого рода вранью? И памятники лгунам обычно не ставят.

Если не учесть, конечно, небезызвестного Барона Мюнхаузена. Но Татищев – не Мюнхаузен, и поэтому давайте-ка все-таки получше изучим: что же все-таки это за цитата?

Кстати, Татищев данное сообщение повторяет уже в другой своем труде – «Лексикон российской исторической, географической, политической и гражданской…». Вот что он там пишет:

«Запорожские казаки. Сих начало такое. 1282 года баскак татарской Курскаго княжения призвав черкес отБештау, или Пятигорья, населил слободы и чинил оными великия разбои и грабления, которыя князь курский Олег по соизволению ханскому разорил, за что после и сам погиб. Но люди оставшие, умножась русскими беглецы, долгое время чинили всюду по дорогам разбои и едва выгнаны, оттуда перешли в Канев к баскаку, которым он назначил место ниже по Днепру, где они построили город, назвали Черкесы, где жили без жен. Которое и поляки для пресечения набегов татарских оставили и дали им место в Преволочине, но они, не довольствуяся тем, ниже порогов на Хортицком острову укрепилися и тогда назвалися запорожскими, но не могши от силы татарской удержаться, остая оной, паки вверх перешли и прежния свои городы Черкесы и Канев силою у поляков отняли…… »

kazak344.jpg

И это – лишь часть сообщения на эту тему.

К слову сказать, автор этих строк не имеет ничего против черкесского народа, представителей которого упоминает Татищев. Мною движет лишь желание докопаться до истины и «разложить все», так сказать, «по полочкам». Тем более, что нет такого народа, который бы сам себя называл «черкесы», как впрочем, и четкого объяснения происхождения этого названия. Последнего нет и, как выясняется, никогда и не было. О чем сообщают многие источники, в частности генерал и сенатор Филипсон Г.И. (6) и канд. истор. наук Кагазежев Ж.В. (7). Но это – отдельный разговор и не об этом сейчас речь.

Итак, начнем с места и времени. Княжество Курское, 14 век. В 14-веке княжество Курское, как и многие тогда земли Руси находилось под Татаро-монгольским Игом.

Теперь что касается термина «Татарский губернатор»….Власть на местах тогда представляла ордынская администрация в лице так называемых баскаков, занимавшихся сбором дани, учетом населения и держании в повиновении подвластных татарам русичей.

«Баскак» в переводе с татарского означает «давитель, выжиматель». В Курском княжестве, правда, не в 14-м а в 13-м веке правил баскак Ахмат. Или точнее, как сообщают источники, – «Ахмат, сын Темиров, выходец из Хивинского ханства, откупивший у татар право сбора дани и чинивший многие беды населению Курского княжества». Как пишет летопись «князь Татарский злохитръ, и корыстенъ и лукавъ велми, имя ему Ахматъ». Кстати, это тот самый Ахмат, что разрушил в 1284-м году Липецк.

kazak346.jpg

Далее, с помощью Никоновской летописи выясняется, что этот же Ахмат таки организовывал слободы! Действительно, этому факту уделяют внимание не только Никоновская летопись, но и российские историки Карамзин Н.М. (8) и Соловьев С.М. (9). И наши современники в лице академика Кучкина В.А. (10), Насонова А.И. (11) и других.

Для более полной картины произошедших событий составим обобщенный конспект их сообщений.

Итак, во владениях князя рыльского и воргольского Олега и князя липецкого Святослава ордынский наместник баскак Ахмат построил две большие слободы. Олег и Святослав, родственники между собой, потомки Черниговских властителей, как водилось тогда по обыкновению, то воевали между собой, то жили в мире. В самой же Орде на то время было двоевластие – её возглавляли два хана - Ногай и Телебуга. Баскак Ахмат организовал близ Рыльска, как пишут, две слободы, которые наполнялись беглыми людьми и куда стекались негодяи всякого рода.

Население этих двух слобод под покровительством, а скорей всего и под управлением Ахмата, занималось сбором дани, проще говоря, просто грабежом окрестных селений. От наемников Ахмата доставалось не только простолюдинам, но и князьям. И тогда, не в силах больше терпеть такое, Олег с согласия Святослава обратился с жалобой к Хану Телебуге. Последний, вняв его просьбам дал отряд и велел разорить слободы. Видя ликвидацию своих слобод, Ахмат решил обратиться со своей жалобой к сопернику Телебуги - Ногаю, оклеветав при этом Олега и Святослава разбойниками.

«Сие обвинение», - как сообщает  ещё один великий историк Н.М Карамзин, «имело некоторую тень истины: ибо легкомысленный Святослав, еще прежде Олегова возвращения из Орды тревожил Баскаковы селения ночными нападениями, похожими на разбой». Далее – по Соловьеву С.М.:

«Эти князья, - говорил Ахмат Ногаю, - именем только князья, а на самом деле разбойники и тебе неприятели; если не веришь, то испытай: есть в Олеговой волости много ловищ лебединых: ты пошли своих сокольников, пусть наловят тебе лебедей, и князь Олег пусть с ними же ловит, а потом пусть они позовут его к тебе: если Олег послушается, придет к тебе, то я солгал, а Олег прав».

kazak347.jpg

Ногай сделал по Ахматову, послал звать к себе Олега, и тот не пошел: он боялся, что хотя сам он и не грабил слобод Ахматовых, но люди его и князь Святослав липецкий грабили; к этому можно прибавить также, что пойти к Ногаю, признать над собою его суд и власть значило рассердить Телебугу. Сокольники возвратились и объявили Ногаю, что Ахмат прав, а Олег со Святославом разбойничают и не слушаются хана. Ногай рассердился и послал вместе с Ахматом войско для опустошения волости Олеговой и Святославовой. Татары пришли к городу Ворголу в январе месяце, в сильную стужу; Олег, услыхав о Ногаевой рати, бросился бежать в Орду к своему хану Телебуге с женою и детьми, а Святослав бежал в Рязанское княжество, в леса воронежские; бояре Олеговы побежали было вслед за своим князем, но были перехвачены татарами, в числе одиннадцать человек. Двадцать дней стояли татары в Рыльском и Липецком княжествах, воюя повсюду и складывая добычу в слободах Ахматовых, которые наполнялись людьми, и скотом, и всяким богатством. В числе пленников находились и купцы иностранные, немецкие и цареградские, которых привели закованных в железа немецкие; но татары, узнавши, что они купцы, освободили их и отдали все товары, сказавши: «Вы купцы торгуете, ходите по всяким землям, так рассказывайте всюду, что бывает тому, кто станет спорить со своим баскаком».

Бояр Олеговых Ахмат велел перебить и трупы их развешать по деревьям, а в слободах оставил двух своих братьев с отрядом войска из татар и русских. В следующем году по весне случилось обоим братьям Ахматовым идти из одной слободы в другую, а с ними шло 35 человек русских слуг их. Липецкий князь Святослав, услыхав об этом, подстерег их со своими боярами и дружиною, ударил нечаянно, убил 25 человек русских да двух татар, а братья Ахматовы успели убежать в слободу; Святослав преследовал их и туда, но слобожане встретили его с оружием, и с обеих сторон пало много людей в бою. Братья Ахматовы побоялись, однако, оставаться долее в слободе и побежали в Курск к брату, а за ними разбежались и все остальные слобожане. Ахмат прислал к Святославу с миром, но тот убил и посла.

В это время возвратился из Орды от Телебуги князь Олег рыльский, сделал поминки по боярам своим и всем побитым, после чего послал сказать Святославу: «Что это ты, брат, сделал! Правду нашу погубил, наложил на себя и на меня имя разбойничье, знаешь обычай татарский, да и у нас на Руси разбойников не любят, ступай в Орду, отвечай».

kazak345.jpg

Святослав велел сказать ему на это: «Из чего ты хлопочешь, какое тебе до меня дело? Я сам знаю про себя, что хочу, то и делаю; а что баскаковы слободы грабил, в том я прав, не человека я обидел, а зверя; врагам своим отомстил; не буду отвечать ни перед богом, ни перед людьми в том, что поганых кровопийцев избил».

Такова трагедия, розыгравшаяся в 13 веке в Курском княжестве.

Итак, Ахмат организовал слободы беглыми людьми и с их помощью осуществлял не только сбор дани, но и карательные операции. Действительно, имели место и наличие слобод наемников и их разгон. Значит, получается, Татищев не такой уж и фантазер, раз его цитата согласуется с Никоновской летописью! Значит, все-таки, были в свое время «оные», что «слободы населили» и «воровством промышляли».

Теперь остается узнать: откуда у Татищева информация, что оные именно «из кабардинских черкас» и что они «татарским губернатором …на Днепр переведены и град Черкассы построили»? А действительно, откуда у него такая информация? И здесь начинается самое интересное и загадочное.

Дело в том, ни одна из существующих летописей не подтверждает это сообщение. Но вместе с тем заслуживает особого внимания исчезновение Троицкой летописи и пропажа нескольких листков из самой древней – Лаврентьевской и как раз в месте, посвященном событиям в Курском княжестве!

Чтобы не быть голословным вот какай интересный отрывок из статьи писателя Тихомирова И.А. (12), в «Журнале Министерства народного просвещения» за октябрь 1884 года:

«Рассматривая наконец последний отдел Лаврентьевского свода летописи от кончины Александра Невского до смерти его сыновей, мы прежде всего заметим, что здесь в рукописи, вследствие потери нескольких листков, значительный пропуск, так что описания годов от 1263 до 1283 нет; пропуск этот пополняется известиями, сохраненными в позднейших летописных сборниках, как-то: Воскресенском, Софийском, Никоновском, а также отчасти Суздальскою летописью по Академическому списку. Под 1283, 1284 и отчасти под 1285 гг. помещены в Лаврентьевском сборнике известия Курскаго происхождения о насилии, которому подвергались русские от одного татарского наместника»; автор делает указание на себя: «се же зло створися великое грех ради наших, Бог казнить человека человеком; тако наведе Бог сего бусурменина злого за неправду нашю, мню бо и князи ради, зане живахуть в которах межи собою. Много о том писати, но то оставим…».

«И бъше видъти дело стыдно и велми страшно, и хлъбъ в уста не идяшеть от страха».

Тому же автору, вероятно, принадлежит известие о нападении на Татар Святослава, Липовеческого князя и междуусобиях, возникших вследствии этого. Может быть об этих событиях даже было составлено отдельное сказание ( Лет. по сп Лавр. 467-459; Воскр. VII, 176-178; Ник III, 77-84). О каком авторе сообщает Тихомиров И.А. – давайте этот вопрос оставим на совести историков-профессионалов. Факт тот, что такая статья была и она написана человеком, возглавлявшем в свое время Троицкую гимназию в Оренбургской губернии.

Более того, кроме Татищева о данном факте, независимо и не ссылаясь друг на друга, сообщают также генерал-майор Болтин Иван Никитич (1735-1792) и князь Эристов Дмитрий Алексеевич (1797-1858).

Вот что пишет Эристов в «Энциклопедическом лексиконе» (13):

«Баскак Ахмат поселил близь Рыльска (1282) две слободы под именем казаков. Поселенцы сии были большею частию пришельцы с Кавказа. К ним присоединилась толпа разного звания беглых. Покровительствуемые Ахматом, они производили разбои и грабежи во владениях Князей Олега Рыльскаго и Святослава Липецкаго. Князья жаловались хану Телебуге, и наконец с его разрешения разорили селения Ахматовы. Шайки сих разбойников разсеялись и многие из них убежали в Канев…….Между тем жителям разоренных слобод своих, Ахмат назначил место на Днепре. Поселенцы построили себе городок и назвали его Черкассы, потому что главный их атаман и многие из них самих были породою Черкесы».

kazak349.jpg

А вот сообщение Болтина И.Н.(14):

«В 1282 году, Баскакь Татарской Курскаго Княжения, призвавъ Черкесъ изъ Бештау или Пятигория, населилъ ими слободы под именемъ Козаковъ. Разбои и грабежи причиняемые ими произ-вели многия жалобы на нихъ; для коихъ наконецъ Олегъ Князъ Курский, по дозволению Ханскому, разорил их жилища, многихъ изъ нихъ побилъ,а прочие разбежалися. Сии, совокупяся съ Русскими беглецами, долгое время чинили всюду по дорогамъ разбои, укрываяся отъ поисковъ надъ ними по лесамъ и оврагомъ. Много труда стоило всехъ ихъ оттуда выгнать и искоренить. Многолюдная ихъ шайка, не обретая себе безопасности тамъ, ушла въ Каневъ къ Баскаку, который и назначилъ имъ место къ пребыванию ниже по Днепру. Тут они построили себе городокъ, или приличнее острожокъ, и назвали Черкаскъ, по причинъ что большая часть из ихъ были породою Черкасы, какъ о поселении ихъ въ Курскъ показано».

И это – тоже лишь часть интереснейшего сообщения Ивана Никитича.

Случайно ли три человека, обладавших репутацией и имевших высокий общественный статус: Татищев, Болтин и Эристов независимо друг от друга сообщают об одном и том же? Почему это имеет место??? На Болтина и Татищева ссылается автор «Исторического описания земли Войска Донскаго» Сухоруков В.Д.(15). На Болтина и Эристова в свою очередь ссылаются российский историк Ригельман Александр Иванович (1720-1789) (16), «Казачий словарь-справочник» (17) и наш современник канд. истор. наук Максидов А.А. (18).

 



Подробнее: http://www.worldandwe.com/ru/page/otkuda_est_poshla_zemlya_ukrov_istorik_tatischev.html#ixzz6Eg6L1bHt
Любое использование материалов допускается только при наличии ссылки на "Мир и мы"

Популярное в

))}
Loading...
наверх