Где было больше предателей в годы Второй мировой войны?

Вряд ли гитлеровской Германии удалось бы столь долго продержаться против своих противников, не перейди на ее сторону не только целый ряд европейских государств, но и миллионы людей в оккупированных странах. Свои предатели были везде, но в некоторых странах и регионах их количество просто зашкаливало.

Снова вспомнили о полицаях


В мае 2020 года Россия будет праздновать 75-летие победы над гитлеровской Германией. Но, как говорят, война может считаться оконченной только тогда, когда будет найден и похоронен последний погибший солдат.

К этим словам в отношении войны с гитлеровской Германией можно прибавить еще и то, что до сих пор не расследовано огромное количество военных преступлений, совершенных как гитлеровцами, так и сотрудничавшими с ними предателями – жителями и гражданами оккупированных Германией государств.

В 2019 году Следственный комитет Российской Федерации возобновил расследования в отношении прибалтийских, украинских да и русских коллаборационистов, которые действовали под началом гитлеровцев на оккупированных землях Советского Союза и отличались особыми зверствами в отношении мирного населения. Так, было возбуждено уголовное дело по массовому убийству детей в Ейске (Краснодарский край). В 1941 году в Ейск из Симферополя эвакуировали детский дом. После захвата Ейска гитлеровцами 9 и 10 октября 1942 года нацисты организовали массовое убийство детей. За два дня погибли 214 воспитанников детского дома.

Потрясающая своей жестокостью казнь была осуществлена печально известной зондеркомандой СС 10а, которая оперировала в то время на территории Ростовской области и Краснодарского края. Командовал этим подразделением оберштурмбанфюрер (подполковник) СС Курт Кристман. Человек с университетским образованием, получивший докторскую степень по юриспруденции, он был убежденным нацистом и в годы войны служил в гестапо. Знаменитая казнь тысяч советских граждан в Змиевской балке в Ростове-на-Дону – дело рук Курта Кристмана и его подручных.

В начале 1960-х годов советская контрразведка вычислила и арестовала сразу нескольких полицаев, служивших в зондеркоманде и участвовавших в массовых убийствах мирных жителей. Осенью 1963 года в Краснодаре состоялся судебный процесс над 9 бывшими участниками зондеркоманды 10а. Перед судом предстали Буглак, Вейх, Дзампаев, Жирухин, Еськов, Псарев, Скрипкин, Сургуладзе и Сухов. Всем палачам был вынесен смертный приговор, приведенный в исполнение. Однако сам шеф зондеркоманды Курт Кристман после войны спокойно жил в Германии, стал преуспевающим адвокатом – одним из самых богатых людей Мюнхена. Лишь в 1980 году он был арестован и осужден на 10 лет, а в 1987 году скончался, не дожив два месяца до своего восьмидесятилетия.

Сейчас российские следователи вновь подняли документы о преступлениях зондеркоманды. Главная задача – выявить и доказать вину других немецких военнослужащих, которые были причастны к убийству детей в Ейске, к расправам над мирными советскими людьми в других городах и населенных пунктах. Понятно, что все эти палачи уже умерли, но и их потомки должны знать, каким было истинное лицо этих «людей».

В 2011 году в Германии был осужден на 5 лет некто Иван Демьянюк – украинский полицай, служивший охранником в концлагере Собибор. Однако из-за преклонного возраста Демьянюка в тюрьму не посадили и в марте 2012 года 91-летний бывший полицай скончался в немецком доме престарелых в курортном городе Бад-Файльнбах. А сколько таких демьянюков так и остались неизвестными, а ведь на их руках – кровь тысяч ни в чем неповинных людей.

Индекс коллаборационизма


Когда гитлеровская Германия стала захватывать одну за другой европейские страны, в каждой из них находилось множество людей, готовых сотрудничать с оккупантами. Недавно директором фонда «Историческая память» Александром Дюковым был представлен «индекс интенсивности коллаборационизма», благодаря которому мы сейчас можем получить представление о том, где было больше всего лиц, сотрудничавших с гитлеровцами.

Историки методом выборки подсчитали примерное количество предателей на каждые 10 тысяч человек населения в странах, чьи территории были оккупированы Германией в 1939-1945 гг. Надо сказать, что эти результаты вряд ли кого могут удивить – как и предполагали многие, научное исследование выявило несколько стран, которые лидировали по количеству коллаборационистов на 10 тысяч человек населения, обгоняя все другие оккупированные территории.

Средний индекс коллаборации в странах Западной и Восточной Европы колеблется в пределах 50-80 человек на 10 тысяч человек населения. Такие показатели – в столь разных странах и регионах как, к примеру, Франция и РСФСР. Так, во Франции индекс коллаборационизма составил 53,3 человека на 10 тысяч человек населения. И это при том, что французы служили в вермахте, в СС. Но большинство граждан Франции, как мы видим, оставались индифферентными к гитлеровской оккупации. Хотя и не особо активно ей сопротивлялись.

В Советском Союзе индекс коллаборационизма составил 142,8 на 10 тысяч человек населения. Столь внушительный на первый взгляд общий показатель стал возможным именно потому, что были подсчитаны коллаборационисты Прибалтики и Украины, которые дали основную массу советских предателей.

В Нидерландах и Бельгии показатели еще выше – примерно 200-250 на 10 тысяч человек населения. Это и не удивительно, поскольку голландцы и фламандцы очень близки немцам в языковом и культурном отношении и их без всяких проблем принимали на службу, да и они вполне охотно на нее шли. В Литве количество коллаборационистов составило 183,3 на 10 тысяч человек населения – то есть, заметно больше, чем в среднем по СССР, но и поменьше, чем в Нидерландах и Бельгии.

В крохотном Люксембурге индекс составил 526 на 10 тысяч населения. И здесь тоже вряд ли стоит удивляться, поскольку люксембуржцы – те же немцы, поэтому они не столько предавали свое герцогство, сколько просто служили новому немецкому рейху.



Первые по количеству полицаев


Но настоящие чемпионы по количеству коллаборационистов – Эстония и Латвия. Вот уж где была настоящая кузница прогитлеровских элементов. В Эстонской ССР количество предателей составило 884,9 на 10 тысяч жителей, а в Латвийской ССР – 738,2 на 10 тысяч жителей. Цифры впечатляют. Ведь это практически в 10 раз выше, чем во всех остальных европейских странах. Фактически каждый десятый житель этих прибалтийских республик был коллаборационистом.

Где было больше предателей в годы Второй мировой войны?

Учитывая, что большой численностью населения Эстония и Латвия никогда не отличались, эти показатели выглядят очень правдоподобно. Эстонская и латышская молодежь охотно шла на службу к гитлеровцам, получая обмундирование, оружие, жалованье, а также возможность безнаказанно глумиться над мирными жителями оккупированных территорий. Эстонские и латвийские полицаи зверствовали на территориях не только Прибалтики, но и Белоруссии, Польши, Украины, стран Восточной Европы. Не особо сильные в бою, они показывали себя непревзойденными карателями и палачами.

Так, под деревней Жестяная Горка в Новгородской области действовал лагерь ликвидации, в котором были уничтожены 2600 человек. Массовыми убийствами советских людей занимались там каратели «Тайлькоманды» СД, укомплектованной полицаями из Риги. Многие из гитлеровских приспешников даже не понесли впоследствии никакого наказания за свои зверства, а сегодня власти Латвии и Эстонии чествуют немногочисленных оставшихся в живых эсэсовцев и полицаев, представляя их борцами за «освобождение Прибалтики от советской оккупации».

Конечно, не стоит объяснять латышский или эстонский коллаборационизм якобы склонностью этих народов к предательству. Надо помнить, что Латвия, Эстония и Литва вошли в состав СССР перед самым началом войны. Очень значительная часть населения прибалтийских республик советскую власть не просто не любила, а ненавидела. В гитлеровской Германии она видела закономерного союзника и покровителя, к которому и поступали на службу молодые и не очень коллаборационисты.

Учитывая, что до 1917 года ведущую роль в Прибалтике играли остзейские немцы, многие из которых, впрочем, честно служили Российской империи, у жителей прибалтийских республик оставался некий пиетет перед Германией и немецким народом. Можно сказать, что происходило некое «возвращение к старым хозяевам». Кстати, главный идеолог Третьего Рейха Альфред Розенберг тоже ведь был остзейским немцем, причем родом как раз из Эстонии (Розенберг родился в Ревеле, как тогда назывался Таллин, в 1893 году).

В Латвии и Эстонии были сформированы дивизии СС, вспомогательные батальоны, организации типа «Омакайтсе» — военизированной структуры, которая устраивала антипартизанские рейды и охраняла границы Эстонии от проникновения спасавшихся от голода жителей соседней Ленинградской области. Служба в таких структурах не считалась чем-то зазорным. Если от русского коллаборациониста отворачивались родные и друзья, а после войны он вообще однозначно воспринимался как самый отвратительный преступник и предатель, то в Эстонии и Латвии служба Гитлеру считалась в порядке вещей. И сейчас правительства прибалтийских государств на высшем государственном уровне занимаются реабилитацией своих коллаборационистов, не смущаясь даже того факта, что нацизм жестоко осуждается и в самой Германии.


Бывшие легионеры СС воспринимаются латвийским и эстонским правительствами как национальные герои. И расследования, которые сейчас инициированы российскими следственными органами, призваны как раз открыть истинное лицо этих «героев». Ведь среди немногочисленных ныне живых бывших эсэсовцев однозначно есть люди, причастные к серьезным военным преступлениям, в том числе и на территории РСФСР, где также оперировали направленные сюда гитлеровцами эстонские и латвийские формирования.

Героизация нацизма и коллаборационизма происходит сегодня и на Украине. Между тем, в отличие от Эстонии и Латвии, Украинская ССР дает совершенно иные показатели коллаборационизма, в целом не отличающиеся от среднеевропейских. И связано это с тем, что, строго говоря, было «две Украины». Восточная и Южная Украина, Донбасс и Новороссия, дали нам замечательных героев – подпольщиков, ту же «Молодую гвардию», миллионы советских солдат и офицеров, партизан, с честью сражавшихся с гитлеровцами. Но на Западной Украине ситуация с коллаборационизмом была практически такой же, как и в Прибалтике, что также было связано с особенностями и менталитета местного населения, и вхождения западноукраинских территорий в состав СССР.

Нет никаких сомнений в том, что выяснять количество предателей, устанавливать их имена, причастность к военным преступлениям – очень нужная и, главное, своевременная задача. Не нужно думать, что если со времени поражения нацизма прошло 75 лет, то можно все забыть. Как мы видим, история оживает сегодня и такие страны, как Украина или та же Латвия, активно используют коллаборационистов прошлого в конструировании современных политических мифов, которые носят однозначно антироссийский характер.
Автор:
Илья Полонский
Использованы фотографии:
deviantart.com
Источник ➝

Откуда есть пошла «земля укров»? Историк Татищев и другие.

Мнение по вопросу «украинства» знаменитого историка Василия Никитича Татищева.

Это настоящий исторический детектив: запорожские казаки, иначе говоря, "черкесы" или "черкасы", ведут своё происхождение от адыгов, переселённых на Днепр ханом Ахматом.

Если вы обратите свой взор на карту Украины, то в самом её центре увидите область, административный центр которой носит довольно-таки нетипичное и броское название – Черкассы. Точное происхождение названия которого, кстати, не известно до сих пор. Чего не скажешь в то же время о дате его основания.

В 1986 году в конце сентября официально и с размахом отмечался юбилей города – 700-летие со дня образования. На торжественность празднования такого события трудно было не обратить внимание, - ведь сопровождалось оно, ни много ни мало, приездом и выступлением на центральном стадионе тогдашней звезды советской эстрады Софии Ротару . Точная дата возникновения населенного пункта при отсутствии четкого объяснения происхождения его названия вызывает интерес.

Существуют не одна а несколько объясняющих версий. Например, многие краеведы склоняются к тому, что данный населенный пункт был образован народом, носившем название «косоги» или «черные клобуки». Другие склонны считать что «Черкассы» это не иначе как, в переводе с тюрского «чер» (сердце) и «кассы» (деревня) – «сердечная деревня». Кроме того, само название «Черкассы» не настолько уж уникально.

Существует немалое число населенных пунктов со схожими или даже аналогичными названиями: Черкесск, Новочеркасск, Кинель-Черкассы, многочисленные деревни и села Черкассы и Черкасские разбросанные по Белоруссии, России и Украине. «Черкасами» также называли в старину казаков, которые, кстати, и обосновали данный город и которые представляли собой этнос, считавшийся основным в регионе, что сегодня является центральной Украиной. Ведь раньше украинцев и называли не иначе как «черкасы». Но настолько ли бесспорно подобное толкование?

Для выяснения истины мы, конечно же, воспользуемся таким непременным атрибутом нынешней жизни как Интернет. Итак, для начала наберем «по ошибке» (как это имело место в моем случае) «Черкасы» с одной «с» и узнаем, что термин «черкасы» употреблялся вместо нынешнего термина «черкесы» до войны Российской Империи на Кавказе. Мы также прочтем информацию об отсутствии четкого единого объяснения происхождения названия этого народа. А также узнаем о том, что черкасы были народом, входившим в состав Золотой Орды. Как и о том, что слово «черкасы» - итальянского происхождения, появившееся от лексикона генуэзских купцов, что самоназвание этого народа – адыги.

kazak348.jpg

Что народ этот отличается и отличался своеволием, свободолюбием, мужеством, храбростью. Но среди этого многообразия информации есть одна очень интересная цитата Татищева Василия Никитича. «Оные прежде из кабардинских черкас в 14 веке в княжестве Курском под властью татар множеством сброда слободы населили и воровством промышляли и из-за жалоб многих татарским губернатором которым были на Днепр переведены и град Черкассы построили». Она находится в его «Истории Российской с самых древнейших времен…».

Что же с помощью такой лаконичной цитаты хотел донести потомкам покойный Василий Никитич, считавшийся и считающийся заклятым казакофобом и подозреваемый многими в предвзятом отношении к этому вопросу? Какая именно история упоминается в этом емком сообщении? Какие-то слободы, какой-то татарский губернатор, какое-то воровство, «переведены»…Что это – неуемный полет фантазии Тайного Императорского Советника, занимавшего одно время пост Астраханского губернатора? Но занимают ли высокие государственные посты люди со склонностью к такого рода вранью? И памятники лгунам обычно не ставят.

Если не учесть, конечно, небезызвестного Барона Мюнхаузена. Но Татищев – не Мюнхаузен, и поэтому давайте-ка все-таки получше изучим: что же все-таки это за цитата?

Кстати, Татищев данное сообщение повторяет уже в другой своем труде – «Лексикон российской исторической, географической, политической и гражданской…». Вот что он там пишет:

«Запорожские казаки. Сих начало такое. 1282 года баскак татарской Курскаго княжения призвав черкес отБештау, или Пятигорья, населил слободы и чинил оными великия разбои и грабления, которыя князь курский Олег по соизволению ханскому разорил, за что после и сам погиб. Но люди оставшие, умножась русскими беглецы, долгое время чинили всюду по дорогам разбои и едва выгнаны, оттуда перешли в Канев к баскаку, которым он назначил место ниже по Днепру, где они построили город, назвали Черкесы, где жили без жен. Которое и поляки для пресечения набегов татарских оставили и дали им место в Преволочине, но они, не довольствуяся тем, ниже порогов на Хортицком острову укрепилися и тогда назвалися запорожскими, но не могши от силы татарской удержаться, остая оной, паки вверх перешли и прежния свои городы Черкесы и Канев силою у поляков отняли…… »

kazak344.jpg

И это – лишь часть сообщения на эту тему.

К слову сказать, автор этих строк не имеет ничего против черкесского народа, представителей которого упоминает Татищев. Мною движет лишь желание докопаться до истины и «разложить все», так сказать, «по полочкам». Тем более, что нет такого народа, который бы сам себя называл «черкесы», как впрочем, и четкого объяснения происхождения этого названия. Последнего нет и, как выясняется, никогда и не было. О чем сообщают многие источники, в частности генерал и сенатор Филипсон Г.И. (6) и канд. истор. наук Кагазежев Ж.В. (7). Но это – отдельный разговор и не об этом сейчас речь.

Итак, начнем с места и времени. Княжество Курское, 14 век. В 14-веке княжество Курское, как и многие тогда земли Руси находилось под Татаро-монгольским Игом.

Теперь что касается термина «Татарский губернатор»….Власть на местах тогда представляла ордынская администрация в лице так называемых баскаков, занимавшихся сбором дани, учетом населения и держании в повиновении подвластных татарам русичей.

«Баскак» в переводе с татарского означает «давитель, выжиматель». В Курском княжестве, правда, не в 14-м а в 13-м веке правил баскак Ахмат. Или точнее, как сообщают источники, – «Ахмат, сын Темиров, выходец из Хивинского ханства, откупивший у татар право сбора дани и чинивший многие беды населению Курского княжества». Как пишет летопись «князь Татарский злохитръ, и корыстенъ и лукавъ велми, имя ему Ахматъ». Кстати, это тот самый Ахмат, что разрушил в 1284-м году Липецк.

kazak346.jpg

Далее, с помощью Никоновской летописи выясняется, что этот же Ахмат таки организовывал слободы! Действительно, этому факту уделяют внимание не только Никоновская летопись, но и российские историки Карамзин Н.М. (8) и Соловьев С.М. (9). И наши современники в лице академика Кучкина В.А. (10), Насонова А.И. (11) и других.

Для более полной картины произошедших событий составим обобщенный конспект их сообщений.

Итак, во владениях князя рыльского и воргольского Олега и князя липецкого Святослава ордынский наместник баскак Ахмат построил две большие слободы. Олег и Святослав, родственники между собой, потомки Черниговских властителей, как водилось тогда по обыкновению, то воевали между собой, то жили в мире. В самой же Орде на то время было двоевластие – её возглавляли два хана - Ногай и Телебуга. Баскак Ахмат организовал близ Рыльска, как пишут, две слободы, которые наполнялись беглыми людьми и куда стекались негодяи всякого рода.

Население этих двух слобод под покровительством, а скорей всего и под управлением Ахмата, занималось сбором дани, проще говоря, просто грабежом окрестных селений. От наемников Ахмата доставалось не только простолюдинам, но и князьям. И тогда, не в силах больше терпеть такое, Олег с согласия Святослава обратился с жалобой к Хану Телебуге. Последний, вняв его просьбам дал отряд и велел разорить слободы. Видя ликвидацию своих слобод, Ахмат решил обратиться со своей жалобой к сопернику Телебуги - Ногаю, оклеветав при этом Олега и Святослава разбойниками.

«Сие обвинение», - как сообщает  ещё один великий историк Н.М Карамзин, «имело некоторую тень истины: ибо легкомысленный Святослав, еще прежде Олегова возвращения из Орды тревожил Баскаковы селения ночными нападениями, похожими на разбой». Далее – по Соловьеву С.М.:

«Эти князья, - говорил Ахмат Ногаю, - именем только князья, а на самом деле разбойники и тебе неприятели; если не веришь, то испытай: есть в Олеговой волости много ловищ лебединых: ты пошли своих сокольников, пусть наловят тебе лебедей, и князь Олег пусть с ними же ловит, а потом пусть они позовут его к тебе: если Олег послушается, придет к тебе, то я солгал, а Олег прав».

kazak347.jpg

Ногай сделал по Ахматову, послал звать к себе Олега, и тот не пошел: он боялся, что хотя сам он и не грабил слобод Ахматовых, но люди его и князь Святослав липецкий грабили; к этому можно прибавить также, что пойти к Ногаю, признать над собою его суд и власть значило рассердить Телебугу. Сокольники возвратились и объявили Ногаю, что Ахмат прав, а Олег со Святославом разбойничают и не слушаются хана. Ногай рассердился и послал вместе с Ахматом войско для опустошения волости Олеговой и Святославовой. Татары пришли к городу Ворголу в январе месяце, в сильную стужу; Олег, услыхав о Ногаевой рати, бросился бежать в Орду к своему хану Телебуге с женою и детьми, а Святослав бежал в Рязанское княжество, в леса воронежские; бояре Олеговы побежали было вслед за своим князем, но были перехвачены татарами, в числе одиннадцать человек. Двадцать дней стояли татары в Рыльском и Липецком княжествах, воюя повсюду и складывая добычу в слободах Ахматовых, которые наполнялись людьми, и скотом, и всяким богатством. В числе пленников находились и купцы иностранные, немецкие и цареградские, которых привели закованных в железа немецкие; но татары, узнавши, что они купцы, освободили их и отдали все товары, сказавши: «Вы купцы торгуете, ходите по всяким землям, так рассказывайте всюду, что бывает тому, кто станет спорить со своим баскаком».

Бояр Олеговых Ахмат велел перебить и трупы их развешать по деревьям, а в слободах оставил двух своих братьев с отрядом войска из татар и русских. В следующем году по весне случилось обоим братьям Ахматовым идти из одной слободы в другую, а с ними шло 35 человек русских слуг их. Липецкий князь Святослав, услыхав об этом, подстерег их со своими боярами и дружиною, ударил нечаянно, убил 25 человек русских да двух татар, а братья Ахматовы успели убежать в слободу; Святослав преследовал их и туда, но слобожане встретили его с оружием, и с обеих сторон пало много людей в бою. Братья Ахматовы побоялись, однако, оставаться долее в слободе и побежали в Курск к брату, а за ними разбежались и все остальные слобожане. Ахмат прислал к Святославу с миром, но тот убил и посла.

В это время возвратился из Орды от Телебуги князь Олег рыльский, сделал поминки по боярам своим и всем побитым, после чего послал сказать Святославу: «Что это ты, брат, сделал! Правду нашу погубил, наложил на себя и на меня имя разбойничье, знаешь обычай татарский, да и у нас на Руси разбойников не любят, ступай в Орду, отвечай».

kazak345.jpg

Святослав велел сказать ему на это: «Из чего ты хлопочешь, какое тебе до меня дело? Я сам знаю про себя, что хочу, то и делаю; а что баскаковы слободы грабил, в том я прав, не человека я обидел, а зверя; врагам своим отомстил; не буду отвечать ни перед богом, ни перед людьми в том, что поганых кровопийцев избил».

Такова трагедия, розыгравшаяся в 13 веке в Курском княжестве.

Итак, Ахмат организовал слободы беглыми людьми и с их помощью осуществлял не только сбор дани, но и карательные операции. Действительно, имели место и наличие слобод наемников и их разгон. Значит, получается, Татищев не такой уж и фантазер, раз его цитата согласуется с Никоновской летописью! Значит, все-таки, были в свое время «оные», что «слободы населили» и «воровством промышляли».

Теперь остается узнать: откуда у Татищева информация, что оные именно «из кабардинских черкас» и что они «татарским губернатором …на Днепр переведены и град Черкассы построили»? А действительно, откуда у него такая информация? И здесь начинается самое интересное и загадочное.

Дело в том, ни одна из существующих летописей не подтверждает это сообщение. Но вместе с тем заслуживает особого внимания исчезновение Троицкой летописи и пропажа нескольких листков из самой древней – Лаврентьевской и как раз в месте, посвященном событиям в Курском княжестве!

Чтобы не быть голословным вот какай интересный отрывок из статьи писателя Тихомирова И.А. (12), в «Журнале Министерства народного просвещения» за октябрь 1884 года:

«Рассматривая наконец последний отдел Лаврентьевского свода летописи от кончины Александра Невского до смерти его сыновей, мы прежде всего заметим, что здесь в рукописи, вследствие потери нескольких листков, значительный пропуск, так что описания годов от 1263 до 1283 нет; пропуск этот пополняется известиями, сохраненными в позднейших летописных сборниках, как-то: Воскресенском, Софийском, Никоновском, а также отчасти Суздальскою летописью по Академическому списку. Под 1283, 1284 и отчасти под 1285 гг. помещены в Лаврентьевском сборнике известия Курскаго происхождения о насилии, которому подвергались русские от одного татарского наместника»; автор делает указание на себя: «се же зло створися великое грех ради наших, Бог казнить человека человеком; тако наведе Бог сего бусурменина злого за неправду нашю, мню бо и князи ради, зане живахуть в которах межи собою. Много о том писати, но то оставим…».

«И бъше видъти дело стыдно и велми страшно, и хлъбъ в уста не идяшеть от страха».

Тому же автору, вероятно, принадлежит известие о нападении на Татар Святослава, Липовеческого князя и междуусобиях, возникших вследствии этого. Может быть об этих событиях даже было составлено отдельное сказание ( Лет. по сп Лавр. 467-459; Воскр. VII, 176-178; Ник III, 77-84). О каком авторе сообщает Тихомиров И.А. – давайте этот вопрос оставим на совести историков-профессионалов. Факт тот, что такая статья была и она написана человеком, возглавлявшем в свое время Троицкую гимназию в Оренбургской губернии.

Более того, кроме Татищева о данном факте, независимо и не ссылаясь друг на друга, сообщают также генерал-майор Болтин Иван Никитич (1735-1792) и князь Эристов Дмитрий Алексеевич (1797-1858).

Вот что пишет Эристов в «Энциклопедическом лексиконе» (13):

«Баскак Ахмат поселил близь Рыльска (1282) две слободы под именем казаков. Поселенцы сии были большею частию пришельцы с Кавказа. К ним присоединилась толпа разного звания беглых. Покровительствуемые Ахматом, они производили разбои и грабежи во владениях Князей Олега Рыльскаго и Святослава Липецкаго. Князья жаловались хану Телебуге, и наконец с его разрешения разорили селения Ахматовы. Шайки сих разбойников разсеялись и многие из них убежали в Канев…….Между тем жителям разоренных слобод своих, Ахмат назначил место на Днепре. Поселенцы построили себе городок и назвали его Черкассы, потому что главный их атаман и многие из них самих были породою Черкесы».

kazak349.jpg

А вот сообщение Болтина И.Н.(14):

«В 1282 году, Баскакь Татарской Курскаго Княжения, призвавъ Черкесъ изъ Бештау или Пятигория, населилъ ими слободы под именемъ Козаковъ. Разбои и грабежи причиняемые ими произ-вели многия жалобы на нихъ; для коихъ наконецъ Олегъ Князъ Курский, по дозволению Ханскому, разорил их жилища, многихъ изъ нихъ побилъ,а прочие разбежалися. Сии, совокупяся съ Русскими беглецами, долгое время чинили всюду по дорогамъ разбои, укрываяся отъ поисковъ надъ ними по лесамъ и оврагомъ. Много труда стоило всехъ ихъ оттуда выгнать и искоренить. Многолюдная ихъ шайка, не обретая себе безопасности тамъ, ушла въ Каневъ къ Баскаку, который и назначилъ имъ место къ пребыванию ниже по Днепру. Тут они построили себе городокъ, или приличнее острожокъ, и назвали Черкаскъ, по причинъ что большая часть из ихъ были породою Черкасы, какъ о поселении ихъ въ Курскъ показано».

И это – тоже лишь часть интереснейшего сообщения Ивана Никитича.

Случайно ли три человека, обладавших репутацией и имевших высокий общественный статус: Татищев, Болтин и Эристов независимо друг от друга сообщают об одном и том же? Почему это имеет место??? На Болтина и Татищева ссылается автор «Исторического описания земли Войска Донскаго» Сухоруков В.Д.(15). На Болтина и Эристова в свою очередь ссылаются российский историк Ригельман Александр Иванович (1720-1789) (16), «Казачий словарь-справочник» (17) и наш современник канд. истор. наук Максидов А.А. (18).

 



Подробнее: http://www.worldandwe.com/ru/page/otkuda_est_poshla_zemlya_ukrov_istorik_tatischev.html#ixzz6Eg6L1bHt
Любое использование материалов допускается только при наличии ссылки на "Мир и мы"

Популярное в

))}
Loading...
наверх