Последние комментарии

  • Николай Берлизов22 сентября, 23:46
    У вас замечательная память! Вы помните факт написания берестяной грамоты в XVIII веке.... При сем присутствовали? Тог...Михаил Васильевич Ломоносов "Древняя Российская История от начала Российского народа..." ВСТУПЛЕНИЕ.
  • Николай Берлизов22 сентября, 23:40
    По чьему заказу произошло открытие? К какой именно дате? У вас имеются результаты экспертизы находки А.Ю. Самарина, к...Михаил Васильевич Ломоносов "Древняя Российская История от начала Российского народа..." ВСТУПЛЕНИЕ.
  • Тариель Байрамов22 сентября, 23:39
    Там, откуда вы выкопали у себя этот вымысел, надо задраить.Назовите Царицын Мининградом или как-нибудь иначе...

Лебедев А.Н. ПОХОД ПЕЧЕНЕГОВ НА КИЕВ В 968 ГОДУ

 

Вторжение Святослава в земли болгар. Миниатюра Манасиевой летописи

 

ВСТУПЛЕНИЕ. Без сомнений, загадок в истории Русской Земли хватает и не все из них разгаданы на сегодняшний день. Если брать времена жизни Святослава, то одной из таких загадок является приход печенегов под Киев в 968 году («В лѣто 6476.

Придоша Печенизи пѣрвое на Рускую землю, а Святославъ бяше в Переяславци»[1]). Что же такого необычного в этом походе, что и заставляет на него обратить более пристальное внимание?

Интересно это событие тем, что в это время между Русью и печенегами не было ни военных столкновений, ни каких-либо противоречий. Более того, печенеги в это время были союзниками Руси и совместно со Святославом воевали в Византии в 967 -  968 годах[2]. Кроме того, печенеги в составе русского войска воевали в Болгарии и в 971 году[3]. Тем не менее, печенеги под Киев пришли. Считать печенегов вероломными – причин нет. За 80 лет пребывания их в Северном Причерноморье, не отмечено ни одного случая нарушения ими договоров с Русью. Поэтому, печенеги не годятся на роль нарушителей подобных договоров.

К тому же ни одной попытки штурма города ими не предпринято, хотя сил для этого у них должно было быть предостаточно: «И оступиша Печенизи городъ в силѣ тяжьцѣ, бещисленое множьство около города»[4]. Получается, что под Киевом они оказались не с целью взятия города, а с какой-то другой. С какой?

Да и сам поход выглядел как-то не так: Киев вначале окружается печенегами со всех сторон (и не бѣ лзѣ вылѣсти изъ града, ни вѣсти послаті»[5]), а после прихода воеводы Притича печенеги из под Киева уходят и становятся лагерем на речке Лыбеди (И отступиша Печенѣзѣ отъ города, и не бяше лзѣ коня напоити, на Лыбеди Печенѣгы[6]). Однако, отойдя от Киева, в степь уходить не собираются. Почему? Военных действий между Русью и печенегами тоже не наблюдается. Что вообще происходило?

Не смотря на то, что летопись сообщает о том, что «И оступиша Печенизи городъ в силѣ тяжьцѣ»[7] численность печенежского войска под Киевом не известна?

На наш взгляд, ответ на появившиеся вопросы, следует искать во взаимоотношениях родовых и социальных групп в Русской Земле.

НАЧАЛО. Но прежде чем предоставить читателю ответ на все эти вопросы, стоит вспомнить о событиях в Причерноморье.

В 965 году, после взятия Саркела и подчинения вятичей, русское войско возвращается в Киев (и приде къ Киеву[8]).

Незадолго до победы, одержанной Святославом в Хазарском каганате, в Византии завершился очередной этап междоусобной борьбы. Но власть по-прежнему оставалась в руках императора Никифора II Фоки[9].

Незадолго до описываемых здесь событий в Константинополь прибывает посольство из Болгарии с требованием получения положенной ежегодной дани. Однако, вместо получения причитающейся дани, посольство с позором изгоняется из Империи. Считается, что поводом к разрыву отношений между странами послужило невыполнение болгарами обязательств по препятствованию венгерским набегам на Византию.

Понимая, что после этого неминуемо разразится война Болгарии против Империи, император Никифор решает действовать на опережение. С этой целью император поручает сыну херсонесского стратига Калокиру отправиться с посольством в Русскую Землю к Святославу с предложением о начале войны против Болгарии («чтобы он, раздавши тысяча пятьсот фунтов (15 кентинариев) врученного ему золота, привел их в землю мисян для ее завоевания») [10].

Болгары, жившие в Русской Земле и мечтавшие вернуться в Болгарию, увидели в этом прекрасную возможность наконец-то реализовать свою заветную мечту. Главное во всем этом было то, что Византия не станет вмешиваться в действия русов в Болгарии: помогать не будет, но и чинить препятствий тоже не станет.

Вскоре русское войско отправляется в поход и захватывает Болгарию: «В лѣто 6475. Иде Святославъ на Дунай на Болъгары. И бившимъся, одолѣ Святославъ Болгаромъ, и взя город 80 по Дунаю; и сѣде княжа ту въ Переяславци, емля дань на Грѣцѣхъ»[11]. То есть, Болгария Святославом захвачена, а дань, которую раньше получали болгары, теперь забирает Святослав.

О походе русов в Болгарию сообщается и в арабских источниках (после разорения хазар русы обрушились на «Рум и Анатолус»[12]).

В результате захвата Болгарии Святославом, потомки Симеона Великого оказались отстраненными от власти и теперь к управлению Болгарией вернулись потомки Владимира Расате в лице Святослава.

Следует отметить, что сторонники Симеона Великого, находившиеся до этого у власти, были оттеснены от власти только лишь с верхних ее эшелонов, но оставлены в более низких. Несмотря на это, каких-либо проявлений недовольства сменой своего положения, ими не демонстрировалось. Объяснялось это, видимо, тем, что эти болгары не могли не видеть того, что власть Петра I к этому времени слаба настолько, что после резкого отказа ромеев в выплате дани и захвате ими пограничных болгарских городов, Болгария даже не осмелилась бросить вызов ромеям. Конечно же, с одной стороны – это был удар по самолюбию болгар, но с другой – было понимание того, что нет вождя, который бы смог поднять болгар на борьбу с ромеями. Поскольку других кандидатур на такую роль кроме Святослава на тот момент не оказалось, болгары захват русами Болгарии должны были посчитать за благо. То есть, приверженцами Симеона Великого захват руссами Болгарии был воспринят не как негатив, а как позитив: да, у власти поменялась ветвь династии, но Болгария от этого ничего не потеряла: на болгарском троне по-прежнему находится болгарин, а не иноземец. Да и дополнительное войско в шестьдесят тысяч – не помешает.

ПРИХОД ПЕЧЕНЕГОВ. И вот в этот самый момент, когда мечта болгар казалось бы начала сбываться и самое время было праздновать победу, печенеги пришли под Киев: «В лѣто 6476. Придоша Печенизи пѣрвое на Рускую землю, а Святославъ бяше в Переяславци»[13]. Святослав вынужден был возвратиться домой. Что во всей этой ситуации необычного? В принципе, ничего, если не считать того, что после завоевания Болгарии нужно было находиться в стране и легитимизировать свое нахождение во власти. А для этого требовалось время. Но в этот самый момент (когда этот самый процесс только-только начался), печенеги приходят под Киев. . . То есть, с одной стороны, приход печенегов произошел в самый неподходящий момент для болгар, но с другой стороны – для кого-то все это было именно самым нужным моментом. Осталось разобраться в том, для кого?

Во всей этой истории закономерно появление вопроса, что случилось, что печенеги пришли под Киев? Кто спровоцировал печенегов на такой шаг? Кому это было выгодно?

Понятно, что причину появления печенегов под Киевом следует искать в Болгарии. Но, как оказывается, не только. . .

 

В ПОИСКАХ ЗАИНТЕРЕСОВАННОЙ СТОРОНЫ. Для того, чтобы найти того, кто мог быть заинтересован в походе печенегов на Киев, стоит посмотреть на то, какие силы в это время сошлись в противостоянии на территории Болгарии.

БОЛГАРЫ. Первой заинтересованной стороной, конечно же, можно назвать болгар. О том, что за силу они из себя представляли нами уже сказано и по этой причине повторяться не будем. Стоит лишь отметить, что приход печенегов под Киев отвлекал Святослава от дел в Болгарии, а это говорит о том, что болгар трудно заподозрить в организации печенежского похода. Иными словами, болгары ни как не годились на роль заинтересованной стороны, правда, при одном условии; если они не стремились к тому, чтобы Святослав ушел из Болгарии.

РОМЕИ. Еще одной заинтересованной стороной можно назвать ромеев. По большому счету, на этом этапе единственным интересом Византии в Болгарии было сохранение Болгарии в качестве дружественного государства, которое выступало бы в качестве барьера от набегов на Византию всех, кто проживал к западу и северу от Болгарии. Кроме того, в это время ромеи действовали в союзе с русами и какой-либо надобности в разрыве такого союза на данном этапе не видели. Иными словами, ромеи так же не годятся на роль тех, кто желал спровоцировать поход печенегов на Киев.

ВЕНГРЫ. Еще одной заинтересованной стороной, которая действовала в этот момент в Болгарии, и которую можно было бы заподозрить в организации похода печенегов, были венгры. Венгры, время от времени совершавшие походы на ромеев через территорию Болгарии, были заинтересованы в том, чтобы болгары беспрепятственно пропускали венгерские рати через свои владения. Несмотря на то, что такое требование венгров противоречило болгаро-византийским договоренностям, болгары пропускали венгров через свои владения, не без оснований опасаясь того, что в случае отказа, венгры начнут разорять западные области Болгарии.  

Еще одним фактором, который заставлял болгар пропускать венгров через свои территории, можно считать опасение ведения войны на два фронта: против ромеев и против венгров. Болгары не могли не осознавать простой истины; каким бы прочным не казался мир с ромеями, ромеи воспринимали болгар как своих реальных врагов. Пока Болгария была сильна, начать войну против нее ромеи не осмеливались, а вот в случае ослабления Болгарии – у ромеев такая возможность появлялась. По этой причине, начав войну с венграми, болгары, не без основания, опасались получения удара в спину со стороны ромеев. По этой причине болгары правомерно предпочитали избегать такой ситуации; пусть уж лучше венгры воюют с ромеями, нежели ромеи и венгры - с болгарами.

Несмотря на все сказанное, следует отметить, что назвать у венгров хоть какие-то мотивы по организации похода печенегов на Киев, сложно. Во-первых, у венгров была давняя вражда с печенегами, которые к тому же к этому времени захватили придунайские степи Валахии и вплотную подошли к венгерским границам. Во-вторых, ситуация сложившаяся в это время в Болгарии, полностью устраивала венгров, для которых открывался более свободный доступ к византийским владениям. Да и Болгарию можно было заодно пограбить, не опасаясь противодействия болгар.

Все это позволяет сделать вывод о том, что на роль «провокаторов» венгры тоже не годились.

ПЕЧЕНЕГИ. Четвертой стороной, которая оказалась втянутой в события в Болгарии, и которую можно рассматривать в качестве заинтересованной стороны в таком походе, можно назвать самих печенегов. Следует отметить, что каких-либо стратегических интересов у печенегов в Болгарии не было. Единственными интересами, которые могли существовать у печенегов и которые могли определять их присутствие в Болгарии, были военная добыча и поддержание войска в боеспособном состоянии. Но у печенегов не прослеживается каких-либо мотивов для осуществления и похода на Русь: печенеги в этот момент находились в союзе с русами, совместно с которыми совсем недавно воевали против Хазарского каганата, а теперь воевали в Болгарии.

Здесь стоит вспомним и о том, что печенеги были представлены восемью родовыми группами, объединившимися против внешней угрозы. Стоит отметить, что каждая из родовых групп в составе объединения продолжала оставаться самостоятельным образованием со своей территорией, интересами и противоречиями. Можно конечно предположить, что поход на Киев – это инициатива одной из таких группа. То есть, такая печенежская группа в ущерб интересам всех остальных групп Печенежского союза, вдруг захотела самостоятельно ввязаться в войну с русами, и по этой причине вторглась в Русскую Землю. Однако, тут не следует забывать о том, что Печенежский союз, все-таки возглавлялся единым вождем, хоть и выбиравшимся на ограниченный срок, но единая внешняя политика такого союза, им худо - бедно, все-таки координировалась и осуществлялась. По этой причине, получается, что печенеги вот так запросто взять и совершить поход на владения своего союзника не могли.

Неужели, все произошедшее под Киевом произошло как бы само собой и крайних тут найти никогда не удастся. Однако, такое мнение остается незыблемым ровно до тех пор, пока мы не вспомним еще об одном участнике событий в Болгарии - русах.

РУСЫ. Русы в Болгарии представляли из себя ударную силу, численностью около шестидесяти тысяч ратников, спаянную железной дисциплиной и пришедшую в Болгарию вслед за своим вождем.

Для того, чтобы понять, какие интересы могли быть у русов в Болгарии, следует вернуться ко времени захвата русами Поднепровья и территорий, прилегающих к Киевщине. Здесь стоит обратить внимание на один интересный факт; если до этого момента вся дань с покоренных народов выплачивалась варягам («и устави Варягомъ дань даяти отъ Новагорода 300 гривенъ на лѣто…еже до смерти Ярославли даяше Варягомъ»[14]), то с завоеванием Поднепровья дань уже поступала непосредственно в распоряжение князя (И рече имъ Олегъ: «не давайте Козаромъ, но мнѣ давайте»[15]). Такое изменение было связано с тем, что князю, находившемуся на передовой русской экспансии, для содержания войска требовались средства. Подтверждение этому хорошо видно и в случае с передачей полномочий по сбору дани с уличей и древлян Свенделду. То есть, войско дали, задачу поставили, а вот ресурсами обеспечить, как водится, подзабыли. Поскольку дани для обеспечения дружины в достаточном количестве всегда не хватало, ее приходилось добирать у соседей в результате военных походов. То есть, единственным интересом русов, находившихся в войске князя в Болгарии, была дань, получаемая князем и шедшая на содержание войска.

Могли ли организовать поход печенегов на Киев русы? В принципе, на такую роль лучше всего подходили именно. Но для того, чтобы понять мотивы такого поступка и то как это все ими было сделано, придется вспомнить о том, что на тот момент из себя представляло общество Русской Земли.

Как уже отмечалось ранее, к 968 году Русская Земля, хоть и представляла из себя единое политическое образование, но в общественном укладе она была представлена двумя территориями, на которых существовало два вида общественной организации населения.

На первой территории, которая находились в составе Русской Земли до 880 года, население было объединено в такой социальный институт как кровно-родственные общины, известные под названием верви.

На второй территории, вошедшей в состав Русской Земли после 880 года, население было объединено в схожий социальный институт, но серьезно отличавшийся от первого -  территориальные общины.

Над всей первой территорией Русской Земли главенствовал каган. К сожалению, какие именно функции входили в круг его полномочий, до конца пока еще не выяснено. В то же время, в арабских источниках можно найти упоминание о том, что кагану принадлежала верховная судебная власть: когда спорящим сторонам спор решить не удавалось, стороны за содействием обращались к кагану: «И если один из них возбудит дело против другого, то зовет его на суд к царю, перед которым (они) и препираются. Когда же царь произнес приговор, исполняется то, что он велит»[16].

Об остальных функциях кагана можно только гадать.

На второй территории власть кагана была слабее, но здесь она была компенсирована властью князя, который напрямую был подчинен кагану: «У него есть заместитель, который управляет войсками и нападает на  врагов  и замещает его у его подданных»[17].

Но были и другие различия. Если на первой территории была сильна власть родовой знати, то на второй территории, кроме родовой знати покоренных племен, вокруг князя шло формирование еще одной социальной группы - военно-служилой знати, известной как дружина. Если первая система характеризовалась коллективизмом, то вторая - индивидуализмом.

Отношение населения названных территорий к событиям в Болгарии тоже должно было быть разным.

Если брать население первой территории, то понятно, что ее отношение к захвату Болгарии было негативным: дома дел невпроворот, а тут, по сути, предлагается плюнуть на домашние дела и заняться чем-то посторонним, делами постороннего населения, не входящего в состав Русской Земли. Более того, в затяжной войне неминуемо должно было гибнуть мужское население, которое русам самим было нужно позарез, как оплот для освоения завоеванных территорий и становления на этих территориях верви. В отсутствие же мужчин, процесс освоения таких территорий серьезно замедлялся.

Была и вторая причина, способствовавшая негативному восприятию русами таких походов; война за чужие интересы, а по большому счету, использование русов в чужой игре, да еще и в ущерб своим интересам, положительно восприниматься не могла. Неужели каган и русская родовая знать не видели, в какую пропасть попадал Святослав с его завоевательной политикой в Подунавье? Неужели они не догадывались об истинных планах и намерениях, так называемых, глобальных игроков? Ну, нельзя же их считать глупыми людьми. Если бы Святославу удалось осуществить задуманное и утвердиться на Дунае, то не исключено, что в этом случае Русская Земля просто превращалась в придаток Болгарии, которая в дальнейшем стала бы постоянно черпать силы из Русской Земли для ведения своих войн с ромеями, истощая, тем самым, ресурсы Русской Земли и ее населения. При этом, ни каких интересов у русов на Балканах назвать невозможно. Понятно, что ни чего кроме как использования русов болгарами, такой союз не обещал. Воевать за чужие интересы у русов не было никакого смысла.

Совершенно иным отношение к походу в Болгарию должно было быть у населения второй территории. Не смотря на то, что командный состав русского войска состоял исключительно из русов, о чем можно судить по именам командиров: Икмор, Сфенкел[18], Притич,  Свенгелд, Асмуд, то рядовой состав этого самого войска, отправившегося в Болгарию, был представлен мужчинами, происходившими из числа покоренных русами народов: древлян, северян, радимичей, вятичей и дреговичей. То есть, в описываемый нами период, население завоеванных территорий находилось на более низкой социальной ступени общества Русской Земли.

И если женщины в социальную среду русов встраивались достаточно легко,  (посредством вступления в брак с представителями более высокого социального слоя - русами), то для мужчин все было сложнее. Единственным возможным способом, вырваться наверх и оказаться на более высокой ступени социальной системы общества (поднять свой социальный статус), для мужчин было возможно только в результате проявления своих личных качеств. А поскольку  система, в которую и можно было встроиться, называлась военно-служивой знатью (дружиной), то встроиться в нее можно было только в результате непосредственного участия мужчин в завоевательных походах и службе в войске.  Такой подъем по социальной лестнице позволял мужчинам, в качестве награды, не только получить власть над новым покоренным населением, но и позволял обеспечить своим потомкам достойное существование в результате эксплуатации подвластного населения.

Но с другой стороны в таких походах можно усмотреть и положительный момент для русов; уход части мужского населения с территории Поднепровья, и даже его гибель, приводил к высвобождению мест для нового населения, тем самым давая возможность русам распространить вервь на завоеванные территории, в том числе и на Поднепровье.

Как видим, в Русской Земле внутри общества между ее отдельными группами существовали противоречия, а там где есть противоречия, там может быть все, что угодно. Но отсюда же напрашивается и вывод: поход в Болгарию был выгоден податному населению Поднепровья и не выгоден населению, находившемуся в составе Русской Земли в границах 880 года.

Таким образом, мы нашли заинтересованную сторону, которая и могла организовать поход печенегов на Киев в 968 году: каган и родовая знать русов.

Но, после того, как нами найдена заинтересованная сторона, можно назвать еще одну причину недовольства русов походами в Болгарию. Завоевав Болгарию и обосновавшись в ней, князь, фактически, обособлялся от Русской Земли и становился самостоятельным лицом, независимым от кагана и родовой знати русов. Но, если бы все это ограничивалось только лишь удалением князя в Болгарию, то все это было бы не так страшно. Но, князь, даже находясь в Болгарии, номинально оставался и князем земель, находившихся в Поднепровье. Таким образом, создавалась правовая коллизия, при которой Болгария, фактически, становилась собственником Поднепровья. По-сути, происходило отторжение от Русской Земли части ее территорий, а под боком у нее вместо Хазарского каганата появлялось несравненно более мощное Болгарское царство. Понятно, что допустить этого было ни в коем случае нельзя.

Теперь посмотрим, как все это было сделано.

 

О ЧЕМ НЕ ПИШЕТСЯ В ЛЕТОПИСЯХ. О чем пишется в летописях, мы с вами узнали, а вот о чем в них не пишется, еще предстоит узнать. Если внимательно вчитаться с текст, описывающий события под Киевом в 968 году, то из него можно извлечь несколько интересных выводов.

Первый вывод: Русы не хотели войн со своим кочевым соседом – печенегами. Это наглядно демонстрируется, с одной стороны, из поведения Притича, который не стремился начать войну с печенегами, а с другой тем, что печенеги, придя под Киев, и окружив его, даже и не подумали начать штурм. Иными словами, печенеги всего лишь имитировали нападение. Да и после появления Притича, печенеги в степь не ушли, а рассредоточились в пойме реки Лыбеди.

Более того, интересно и сообщение о том, что когда Святослав вернулся в Русскую Землю, то прогнал печенегов в степь («и прогна Печенѣгы в поле»[19]). Всеми эта выдержка из летописи воспринимается как описание боевых действий русов против печенегов. Однако, в летописи о войне не говорится ни слова. Следовательно, Святослав лишь велел печенегам возвращаться домой, а идея о русско-печенежской войне в это время – выдумка современных историков.

Второй вывод: Печенеги тоже не хотели войны с русами и не воспринимали их в качестве врагов, что наглядно демонстрируется поведением печенежского князя, который при появлении Притича не испугался его, а наоборот завел с ним разговор. Враги себя так не ведут! Да и фраза печенежского князя: «Буди ми другъ»[20], показывает, что не ругаться печенеги пришли под Киев!

Более того, после прихода Притича, печенеги не ушли в степь, а расположились в пойме Лыбеди.

Показательна и речь печенежского князя: «А ты князь ли еси»[21]? Складывается такое впечатление, что печенежский князь ждал самого Святослава. . . Но для чего?

Более того, вначале Святослав встретился со своей матерью и только после этого прогнал печенегов[22]. Попасть в Киев не замеченным, минуя печенегов, расположившихся в пойме реки Лыбеди, Святослав не мог, следовательно, и он печенегов видел, и печенеги видели его. Князь вернулся домой. Не смотря на это, печенеги продолжали находиться в пойме Лыбеди. То есть, печенегами Святослав не воспринимался в качестве врага.

Исходя из всего этого, можно обрисовать картину событий.

Итак, что нами установлено в результате обзора ситуации? Первое, установлена заинтересованная сторона. Второе, установлена мотивация заинтересованной стороны. Третье, установлено, что поведение сторон в отношении друг друга в описанных событиях не демонстрирует агрессии.

Что теперь осталось сделать? Осталось выяснить, как именно заинтересованная сторона добилась нужного результата и реализовала свои устремления.

 

КАК РЕШАЛАСЬ ЗАДАЧА. Для начала посмотрим, имеется ли в источнике указание на то, чем и при помощи чего заинтересованная сторона (каган и русы) мотивировала свои действия?

Такое место в летописи, действительно имеется: «И послаша Кияне къ Святославу, глаголющее: «ты, княже, чужей земли ищешь и блюдешь, а своея ся лишивъ; малѣ бо насъ не възяша Печенѣзи, и матерь твою и дѣтий твоихъ. Аще не придеши, ни оборониши насъ да пакы (насъ) възмутъ, а ще ты жаль отьчины своея, и матерь стары суща, и дѣти (й) своихъ»[23].

Из приведенной выдержки становится понятно, что русы планировали добиться поставленной цели, играя на опасности внешней угрозы, а так же на отцовских и сыновьих чувствах. То есть, заинтересованная сторона понимала и четко представляла, как именно и что именно следовало сделать, чтобы заставить Святослава действовать в соответствии с разработанным ею планом.

СЦЕНАРИЙ. После того, как была определена основная цель (вернуть все на круги своя), проработана мотивация (того, к каким вопросам следовало апеллировать), назван способ и метод решения задачи, оставалось разработать план действий. Безусловно, что ни кто ни какие бумажки в те времена не писал, многочисленные тома не писал и с согласованиями не бегал, но весь алгоритм действий в те времена знали не хуже современного поколения. План оказался не сложным в исполнении.

Учитывая то, что ближайшим соседом в степях были печенеги, к задуманному плану предлагалось привлечь именно их. Понятно, что печенегов следовало убедить в необходимости их участия в таком походе. У печенегов не могло не возникнуть вопросов:  как-никак в Болгарии идет война, в которой печенеги выступали в качестве союзников русов. Как, в этом случае, будет воспринят поход печенегов под Киев Святославом? Как это отразится на печенегах, находившихся в Болгарии?

Безусловно, что были предложены контраргументы, которые сводились к тому, что данники, якобы, воспользовавшись отсутствием дома рати и князя, готовят восстание и планируют захватить Киев, а в нем и княжескую семью. Кроме того, в самом Киеве, якобы, были те, кто собирался открыть город для восставших. Пока русы соберут новые силы, пока придут, город может пасть. Так как из союзников русов печенеги находятся ближе всего к Киеву, то к ним и обращаемся. Делать ничего не надо. Нужно лишь окружить город, не давая ни кому не проникнуть в город, не выйти из него. Пока печенежское войско будет находиться под Киевом, мы отправим гонца к Святославу. Святослав придет, разберется что к чему и вам (печенегам) можно будет вернуться домой.

Именно по этой причине печенеги стреляли в отрока, взявшегося оповестить русов, собравшихся на левом берегу Днепра: «устрѣмишася  на нь стрѣляющее его»[24].

По этой же причине ни кто из собравшихся на противоположном берегу Днепра не мог проникнуть ни в Киев, ни из Киева: «И събравшеся людье оноя стороны Днѣпьра, въ лодьяхъ, и об(ъ) ону сторону стояху, и не бѣ лзѣ внити в Киевъ ни единому же ихъ, ни изъ города къ онѣмъ»[25].

По этой же причине печенежский князь и спрашивал Притича: «А ты князь ли еси»[26]? Если князь вернулся под Киев, печенеги могли спокойно сворачиваться и уходить обратно в степь: дома тоже дел хватало.

Но по этой же самой причине печенеги и остались на Лыбеди: для того, чтобы уйти в степь, нужно было встретить князя и убедиться в том, что город уже в безопасности. Князь пришел, печенеги удостоверились в этом и отправились домой. А вот насчет высказанной версии о том, что Святослав напал на печенегов и силой их прогнал из-под Киева в степь, можно считать выдумкой историков 18 или 19 веков, воспринимавших кочевников в качестве заклятых врагов русского народа.

То есть, именно по этой причине поход печенегов под Киев следует называть демонстрацией, а не нападением.

Таким образом, Святославу, как бы говорилось: «Ты забыл о главной обязанности, которая на тебя возложена; о защите территории Русской Земли в Поднепровье и защите пути «из варяг в греки».

В принципе, все так и произошло, как задумывалось. Печенеги вернулись в степь, а в 970 году, когда Святослав опять отправился в Болгарию, вместе с ним отправились туда же. Если бы боевые действия под Киевом были, то не было бы и совместного похода в Болгарию.

© А. Н. Лебедев, 2019

 

[1]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.102.

[2]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.102-108.

[3]Карышковский П.О. Балканские войны Святослава в византийской исторической литературе//Византийский временник. — 1953. — Т. VI. — С. 36—71.; Чертков А.Д. Описание войны великого князя Святослава Игоревича против болгар и греков в 967-974 годах. — 1-е изд. — М.: В Тип. А. Семёна, 1843. — 283 с.

[4]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.102.

[5]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.102.

[6]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.106.

[7]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.102.

[8]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.102.

[9]Ники́фор II Фока́ (ок. 912 — декабрь 969) — военачальник, затем византийский император (963969). Сын полководца Варды Фоки Старшего.

[10]Карышковский П.О. Балканские войны Святослава в византийской исторической литературе//Византийский временник. — 1953. — Т. VI. — С. 36—71.; Чертков А.Д. Описание войны великого князя Святослава Игоревича против болгар и греков в 967-974 годах. — 1-е изд. — М.: В Тип. А. Семёна, 1843. — 283 с.

[11]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.102.

[12]ИБН ХАУКАЛЬ, АБУ-Л-КАСЫМ. Книга путей и странВосточная литература. Дата обращения 18 мая 2011. Архивировано 24 августа 2011 года.

[13]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.102.

[14]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.34.

[15]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.36.

[16]Абу-Али Ахмед Бен Омар Ибн-Даста. Известия о хозарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и руссах. Факсим. изд. / Пер. с араб., комм. Д.А. Хвольсона. — Мн.: ООО «Ковчег», 2010. — XIV, 200 с. — ISBN 978-985-6950-15-8.

[17]Ибн-Фадлан «Записка» о путешествии на Волгу. Проверено 27 марта 2012. Архивировано 27 мая 2012 года.

[18]См.:  Иоанн Скилица, «Обозрение историй».

[19]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.106.

[20]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.106.

[21]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.106.

[22]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.106.

[23]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.106.

[24]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.104.

[25]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.102-104.

[26]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник.1990. - С.106.

'

Популярное

))}
Loading...
наверх