ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА. Очерк деполитизированной истории. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. РУССКИЕ В ЕВРОПЕ. (продолжение 5. части 2.)

ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.

Очерк деполитизированной истории.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. РУССКИЕ В ЕВРОПЕ. (продолжение 5. части 2.)

В. А. Чудинов   

"...на четвертой грани копья между словами ВО ВОЙ и ПЛ можно прочитать надпись, написанную очень темным цветом на фоне серого копья: ЯРОВ ВОЙ A3, что означает Я – ВОИН БОГА ЯРА. Из этой надписи следует, что воин имеет какое-то отношение к храму славянского бога Яра. ..."

ярило это

Ярило - это славянский бог весеннего солнца, юношеской силы, страсти, необузданной жажды жизни.

Отличается этот бог чистотой, искренностью и неистовостью. Ярило пускал на землю солнечные лучи, которые в некоторых случаях трактуются как любовные стрелы. Славяне представляли бога как живительную силу весеннего солнца, которое наполняет землю жизнью и радостью после долгой зимы, пробуждает от зимней спячки. - Читайте подробнее на FB.ru: https://fb.ru/article/163944/yarilo---bog-solntsa-slavyanskie-bogi-pokroviteli

В своем определении Л. Виммер подчеркивал, что на ковельском копье находится одна из древнейших рунических надписей, и указывал на необычайное сходство как декора, так и надписи с наконечником, найденным в 1865 г. в Дамсдорфе-Мюнхеберге (Бранденбург). Л. Виммер обращал также внимание на необходимость читать надпись справа налево, то есть от втулки к острию, и отмечал большое значение ковельской находки не только для рунологии, но и для германистики и истории культуры в целом» [86, с. 88–89]. Хотелось бы в связи с высказанным отметить две особенности: на копье имеется четыре надписи – по одной надписи на каждой грани; однако Л. Виммер стал считать надписью только знаки на левой грани одной стороны, то есть одну из них, атрибутировав остальные три как декор. Иными словами, он предпочел читать лишь четверть надписей. Далее он предлагает читать надпись задом наперед. Я уже отмечал в одной из своих работ, что такого рода методика не обязательно, но чаще всего подчеркивает неправильное чтение. Что же касается находок на якобы германских землях, то следует заметить, что земля Бранденбург в Средние века была славянской и называлась Бранибор, то есть Оборонный сосновый лес. Так что сходство одного копья, найденного на одной славянской земле (на Украине), с копьем, найденным на другой славянской земле (Оборонном бору), вполне могло иметь место. В этом вовсе нельзя усматривать косвенное доказательство германского происхождения копья. Продолжим цитирование, опустив ряд второстепенных деталей: «В конце войны (1941–1945) наконечник был вывезен в Верхнюю Франконию и там вновь пропал. Ковельский наконечник изготовлен из железа, острие имеет общую со втулкой длину около 15,5 см и максимальную ширину около 3,0 см (измерение В. Краузе), с ребрышком во всю длину острия и с округлой втулкой. На обеих сторонах ковельского наконечника (А, В) справа и слева от ребрышка серебряной инкрустацией нанесены символические и буквенные знаки. На втулке имеются два пояска, каждый из трех колец. Инкрустация была довольно сильно повреждена уже к тому времени, когда наконечник извлекли из земли, однако большинство знаков читается достаточно уверенно.

На стороне А слева от ребрышка нанесена надпись, состоящая из восьми старшерунических знаков высотой 0,6–1,0 см. На этой же плоскости над верхним пояском помещен кружок с точкой посередине. На поверхности справа вверху и внизу расположены такие же кружки, а между ними – полумесяц, обращенный к ребрышку, и зигзагообразная фигура с закругленными концами. В. Краузе считает, что последний знак состоит из двух крючков, соединенных линией, и может быть символом молнии. На стороне В слева от ребрышка вверху находился не читавшийся знак, ниже его – свастика с двойными изогнутыми концами (левая верхняя часть не сохранилась) и знак в виде колоса (по три отростка с каждой стороны с удлиненным стеблем). Справа от ребрышка помещены два концентрических кольца с точками в центре, свастика обычного типа и зигзагообразная фигура с закругленными концами. Общепринятым ныне является отнесение надписи к готскому или – шире – восточногерманским языкам и ее чтение, предложенное еще Л. Виммером, справа налево: TILARIDS. Некоторые особенности графики и языка надписи требуют дополнительного обсуждения, поскольку они породили дополнительные интерпретации. Уже давно было обращено внимание на то, что первая и седьмая руны представлены необычными аллографами» [86, с. 89–90]. Казалось бы, уже это должно было насторожить. Однако этого не случилось, и знаки, отсутствующие в руническом футарке, были дотянуты до привычных. Просто очень хотелось иметь хотя бы одну достоверную готскую надпись на территории одной из славянских земель.

Но что означает слово ТИЛАРИДС? «Слово ТИЛАРИДС представляет собой композит, первая основа которого ТИЛА, вторая – РИДС. Основа ТИЛ может быть интерпретирована тремя способами. Во-первых, она может являться наречием/предлогом; сравни древнеисландское ТИЛ – “к, по направлению”. Во-вторых, она может быть прилагательным, сравни готское ТА-ТИЛС – “подходящий, годный; искусный, умелый, ловкий”; древнеисландский ТИЛР – “хороший, способный; подходящий, годный”. В-третьих, она может представлять собой основу существительного ТИЛ-А; сравни древневерхненемецкое ЦИЛ – “цель”… древнесаксонское ТИЛАН – “достигать”, древнеанглийское ТИЛИАН – “стремиться к чему-либо”… Вторая основа может с наибольшей вероятностью рассматриваться как nomen agentis РИДС к глаголу РИДАН – “ехать верхом”… Таким образом, подавляющее большинство рунологов принимает интерпретацию второй основы как nomen agentis к глаголу* РИДАН… – “умелый ездок”… “к цели ездок”, “к цели скачущий”, “стремящийся к цели”, “преследующий цель”… Движение брошенного копья при этом метафорически осмысливается как “езда”» [84, с. 91]. С этим трудно согласиться. Метательное копье называется «дротик», и оно действительно летит к цели. Что же касается обычного копья, то пехотинец не выпускает его из рук, так что «скакать к цели» оно не может. Пехотинцы «ощетиниваются» копьями, которые высовывают из-за щитов, никакой «цели» у них нет, и копья торчат из шеренги воинов, как колючки из кактусов. Так что в нормальном положении они не только не «скачут к цели», но и вообще не движутся, поскольку никакой конкретной «цели» у них нет. Поэтому чтение удовлетворяет только одному критерию: получается «нечто похожее на древнегерманское слово». Однако более жесткому критерию – связи этого выражения с конкретным объектом, в данном случае с копьем, оно уже не удовлетворяет.

Как известно из математики, четное число ошибок может иногда дать правильный ответ. В данном случае наличие знаков, отсутствующих в германских футарках (политкорректно Е. А. Мельникова говорит о «необычных аллографах»), чтение в обратном порядке, туманный смысл каждой части слова и общий смысл, не соответствующий роли нормального копья, – все это, наращивая одну ошибку на другую, совершенно не убеждает в готской версии чтения.

Добавлю также последние строки довольно пространной статьи Е. А. Мельниковой о ковельском копье: «Основная масса наконечников копий с серебряной инкрустацией, в том числе и экземпляры с руническими надписями, сосредоточена на территории Центральной Европы (в Польше и прилегающей к ней части Германии). Земли же, на которых выпахан ковельский наконечник копья, уже с конца II в. и, во всяком случае, с начала III в. вошли в зону вельбарско-цецельской культуры, охватывающей в это время Нижнее Повисленье, Правобережную Мазовию, Подляшье и Северное Полесье. Для вельбарско-цецельской культуры, как и для последующей Черняховской, характерно отсутствие в погребении оружия. Между тем область распространения наконечников данного типа в значительной степени совпадает с ареалом пшеварской культуры и захватывает Южную Скандинавию. Поэтому Т. Домбровска и К. Годловский считали весьма возможной связь ковельского наконечника с Пшеворской культурой [194, с. 98]. К тому же выводу приходит и Р. Хахмани в результате анализа магико-символических мотивов в орнаментации наконечников [204, с. 391–393]. В этом случае вряд ли можно говорить об этом предмете как специфически готском. Можно лишь утверждать его восточногерманскую принадлежность» [86, с. 95]. Иными словами, даже сами исследователи усомнились в готской принадлежности данного наконечника копья.

Это дало возможность Мураду Аджи считать данную надпись тюркской. Он читает ее так: KЫNG TAPU SП AL INИ, что означает: ПОБЕЖДАЙ, ПРИОБРЕТАЯ СЛАВУ! ОТБИРАЙ ПОКОЙ! [3, с. 177]. На мой взгляд, всего на копьях изображен 21 знак. У Аджи я вижу только 16. Это, конечно, почти вдвое больше, чем 8 знаков германского чтения, но все равно читается далеко не все. Конечно, если одни и те же надписи могут быть с большим основанием прочитаны с позиций другой системы письма, это делает их атрибуцию как германских рун довольно сомнительной.

А теперь посмотрим, нельзя ли прочесть его надписи иначе, по-русски (рис. 58). Как всегда, мы исходим из руницы. Сначала прочитаем исходную надпись. С точки зрения руницы она прекрасно читается, только первый знак следует повернуть на 90° вправо. Вся надпись может быть прочитана слева направо как КА ВОИ. ЛОЖИ ЛЕПО. Иными словами: К ВОИНУ. КЛАДИ КРАСИВО. Как видим, смысл надписи обратен тому, что вычитали рунологи: копье не СКАЧЕТ УМЕЛО, а должно быть в строю КРАСИВО ПОЛОЖЕНО. Но это – надпись лишь на левой части. На правой части я читаю слова ВОЙ ВЪСИХЪ ПОЛЯКОВ, то есть ВОИН ВСЕХ ПОЛЯКОВ, но в столбец. Во-первых, эта часть читается ничуть не хуже других, во-вторых, она явно написана с издевкой, в-третьих, указана этническая принадлежность воина: это не гот, а поляк. Фраза К ВОИНУ. КЛАДИ КРАСИВО, ВОИН ВСЕХ ПОЛЯКОВ означает, что воину предлагают не вступать в сражение с противником, а красиво сложить оружие.

61
 
 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image366.jpg
 
Рис. 58. Мое чтение надписей на копье из Ковеля
 

На левой части обратной стороны можно прочитать слова: ЛОЖИ ВЬ ЧЕЛО, то есть буквально, КЛАДИ ГОЛОВА К ГОЛОВЕ, или, как принято говорить на Руси, ПОЛОЖИ В ЗАТЫЛОК. Это уже не просто означает прекращение сражения, но даже и некоторое театрализованное представление по поводу сдачи оружия. На правой части обратной стороны я читаю слова: ВО ВОЙ ПЛ СЬЛАВАНЪ, то есть ВОТ ВОИН ПЫЛА СЛАВЯН. Здесь тоже звучит, прежде всего, ирония. Таким образом, читаются все четыре надписи, а не только первая, и читаются по-русски.

Но таковы четыре основные надписи, тогда как на копье имеется и масса дополнительных. Так, на четвертой грани между словами ВО ВОЙ и ПЛ можно прочитать надпись, написанную очень темным цветом на фоне серого копья: ЯРОВ ВОЙ A3, что означает Я – ВОИН БОГА ЯРА. Из этой надписи следует, что воин имеет какое-то отношение к храму славянского бога Яра. А над надписью в виде кружка можно прочитать слово МРАК. Что ж, это обычная реакция воина на вопрос о его будущем: будущее покрыто мраком. То ли воин вернется домой, то ли, что вероятнее, погибнет. Чуть выше написано ИС РУССИЯ, то есть ИЗ РОССИИ. Возможно, что польский воин возвращается из мрака России.

Верх обратной стороны копья я дал в увеличенном виде и положил горизонтально. Здесь в рамочках можно прочитать такие слова, как КРЕПОСТЬ и ВЫСЛАНЫ. Возможно, что польскому отряду пришлось брать в России какую-то крепость, а затем по велению командования поляков выслали из России. Справа вверху можно прочитать имя ЮРИЙ. Возможно, что так звали воина, владельца копья. Далее читаются слова ЯР, ЯРОЙ АС, что означает БОГ ЯР, и Я – ЯРЫЙ. А самая левая надпись объясняет многое, хотя на ней можно прочитать всего три буквы: МИМ. Слово МИМ, кроме того, что мимы могли быть служителями храма, еще означает АРТИСТ, АКТЕР. Таким образом, копье принадлежало действительно ВОИНУ ИЗ ВОИНОВ, ВОИНУ ВСЕХ ПОЛЯКОВ, то есть скомороху. Именно ему и рекомендовали красиво сложить копье.

 

Последнее, что читается, это на нижней части лицевой стороны копья слова РУСЬ, РУСЬ, начертанные руницей. Вероятно, польскому отряду досталось в Руси. Таким образом, на копье из Ковеля нет ни одной не только готской, но и восточногерманской надписи, равно как и тюркской. Все надписи, хотя и принадлежат полякам, но исключительно русские.

Идея германских копий с сарматскими знаками. Эту идею вдвинул М. Б. Щукин. Он пишет: «Для II–III вв. мы имеем уже целую серию германских копий, где наряду с руническими надписями изображены и магические знаки, очень напоминающие сарматские тамги, хотя в корпусе сарматских знаков прямых параллелей им не находится. Очевидно, германцы позаимствовали саму идею тамги [232, 233]. Одно из таких копий происходит из Сушично на Волыни» [175, с. 72–73]. И в качестве примера приводит «Рис. 16. Германские копья с инкрустированными серебром руническими надписями и тамгообразными знаками и сходные сарматские знаки» [175, с. 73]. Замечу, что на ковельском копье мы не нашли ни германских, ни сарматских надписей. Это дает основание сомневаться и в других сходных случаях. Поэтому, приведя фрагмент рис. 16 из книги М. Б. Щукина, я перехожу к анализу некоторых надписей (рис. 59).

 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image368.jpg
 
Рис. 59. Часть коллекции копий М. Б. Щукина и мое чтение ряда надписей
 

Вглядевшись в копье с надписью (№ 3) на рис. 59 (Розвадув, Польша), мы видим, что оно имеет другую форму – не ланцетообразную, а с отодвинутыми крыльями. Если копье первого типа легко выходит из раны, то извлечь копье второго типа из нее весьма сложно, поскольку тыльная часть упирается в края раны и застревает в них. Так что это копье не имеет никакого отношения к копью из Ковеля. И знаки на нем не славянские (о том, сарматские ли они, я сказать не могу). Возможно, что это – знаки монгольского письма. Зато остальные копья похожи на копье из Ковеля и предположительно тоже являются славянскими.

№ 29. Копье № 4. О нем М. Б. Щукин пишет, что оно было найдено в городе Задувице (Польша). Однако на нем нет знаков, которые можно было бы принять за готские. Зато на лицевой поверхности слева написано слово СЬЛАВА(НЪ), а справа стоит буква С. На оборотной стороне пять раз написано слово СЬЛАВА(НЪ) и один раз стоит буква С с тем же смыслом. Таким образом, на копье не демонстрируются готские надписи, нет на нем и сарматского текста. Все надписи выполнены руницей и читаются по-русски. Я согласен, что оно похоже на копье из Ковеля, но лишь тем, что оно тоже славянское. Оно найдено в Польше; а копье из Ковеля – в зоне военных походов поляков, что косвенно также подтверждает его славянское происхождение.

№ 30. Копье № 5. О нем М. Б. Щукин пишет, что оно было найдено в станице Эланская в Прикубанье, на бронзовом котле. С моей точки зрения, надпись гласит: РУСЬ СЬЛАВАНЪ, то есть РУСЬ СЛАВЯН. Ничего готского или сарматского в этой надписи нет. Возможно, что это копье русских, проживавших на Кавказе.

№ 31. Копье № 6. Здесь нам продемонстрирована только одна сторона копья. О копье говорится, что оно найдено в районе Мюнхсберг-Дамсдорф (Германия). Слева я читаю надпись ЖЕСЬТЬ, ЧЕЛО, что означает УКРАШЕНИЕ, ИЗГОЛОВЬЕ (НАВЕРШИЕ). И это действительно так. Например, на навершии серпа, найденного в Любляне, также было написано слово ЧЕЛО (СНО). А на изображении на правой стороне копья я читаю слова ВОЙ, ПЪЧАТА, то есть ВОИН, ПЕЧАТЬ. Как видим, опять ничего готского или сарматского на изображении нет. Но для нас очень важно, что копье найдено на территории будущей Германии.

Остальные надписи действительно на первый взгляд напоминают сарматские (монгольские) тамги. Не будучи специалистом по такого рода знакам, я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть их сарматскую принадлежность.

№ 32. Гривна из клада Петросы. Тоже одна из ключевых, опорных надписей германских рун. О самом кладе М. Б. Щукин сообщает следующее: «Клад, найденный у деревни Петроса, ныне называемый Петроаселе, находящейся в Румынии, приблизительно в 40 км к северу от Бухареста, – одно из самых богатых сокровищ эпохи переселения народов, если не самое богатое. Найден он был двумя крестьянами весной 1837 г. при неизвестных нам ныне обстоятельствах, состоял тогда из 22 золотых предметов, часть которых была украшена вставками гранатов и других камней. Находчики продали клад за ничтожную сумму, за 1500 французских франков, в придачу за несколько головных платков для жен одному албанскому торговцу, который попытался перепродать вещи, предварительно разломав их, бухарестским ювелирам. Ломал он вещи тут же, в доме у одного из находчиков. А тот выпавшие при этом камни, не видя в них ценности, просто-напросто выбросил во двор, под ноги курам и свиньям. Местные мальчишки, играя во дворе, нашли блестящие красные камушки, показали их родителям. Вскоре вся деревня уже знала о находке. Узнали и в полиции, находчиков и торговца арестовали, сохранившиеся вещи отобрали. Отреставрировав, сделали с них акварельные рисунки.

В 1867 г. предметы были показаны на выставках в Париже и Лондоне, затем переданы в Национальный музей Румынии, откуда в 1875 г. их украли. Грабитель проник в зал, взломав пол в одной из аудиторий университета, расположенного этажом выше. Но все унести не смог, припрятал в помещениях университета, где их через несколько часов и обнаружили случайно, была поднята тревога, и вора вскоре поймали. Унесенное он спрятал у себя в квартире, в фортепиано, предварительно разломав… Ходили слухи, что после взятия Бухареста советской армией клад был увезен в Москву… Но в 1994 г. оригиналы вещей были продемонстрированы на выставке… во Франкфурте-на-Майне» [175, с. 174–175]. Такова краткая история клада.

62
 

Что же касается гривны, то исследователь пишет о ней так: «Два простых шейных обруча из массивного золотого прута с петлей и крючком для застегивания. Наибольший интерес вызывает тот из них, на котором процарапана руническая надпись, читающаяся как GUTAN IOVI HAILAG, то есть ЮПИТЕРУ ГОТОВ ПОСВЯЩАЕТСЯ. Синкретизм, свойственный римско-готской эпохе, такого тоже не исключает. Громовержец Зевс-Юпитер и германский Тор во многом сходны, оба были метателями молний» [177, с. 377]. Меня удивляет подобная лаконичность объяснения надписи. Ведь сомнений по ее поводу можно высказать очень много.

Прежде всего, гривны носили славяне, но не готы. Далее, на гривнах, которые были залоговым средством, представляя собой серебряный или золотой лом, никаких посвящений не делалось. Это не предметы для моления или отправления обрядов. Надписи типа GUÐ (БОГ) на гривнах и дирхемах, найденных в России и на Украине, вычитывают только наши рунологи, не желающие знать руницу ни в каком виде. На самом деле, как я показал в своей книге [161, с. 255–309], речь шла о попытках читать русское слово ЗАКЛАДЕНЬ, то есть ПРЕДМЕТ, ОТДАННЫЙ В ЗАЛОГ, как руны Одина. А случайные совпадения, которые при этом получались, выдавались за истину, за результат научного анализа. В рассматриваемом нами случае слово GUÐ трансформировалось в GUTAN и чудесным образом преобразовалось из БОГА в ГОТОВ. Более того, появился ЙОВА, который эпиграфисты сделали ЮПИТЕРОМ. Казалось бы, стоило сделать еще один шаг и посчитать слово GUTAN косвенным падежом от слова GUÐ, и тогда надпись стала бы гораздо мотивированнее: БОГУ ЙОВУ ПОСВЯЩАЕТСЯ. Но и в таком случае приверженность германцев богу ЙОВУ остается под очень большим сомнением. Что же касается случайных совпадений, то их великолепно обыграл В. В. Маяковский, вложив в уста одному из своих персонажей русскую фразу: АЙ ИВАН В ДВЕРЬ РЕВЕЛ, А ЗВЕРИ ОБЕДАЛИ, которая на самом деле оказалась английской: I’M EVEN VERY WELL, AS (I’M) VERY BADLY. На то, что первичной тут является именно английский вариант, указывает не только начало фразы (русские часто начинают предложение словечком А, но никогда не употребляют для зачина междометие АЙ, хотя оно тоже существует в русском языке); кроме того, в русском языке не принято употреблять с глаголом РЕВЕТЬ дополнение ВО ЧТО-ТО (в дверь, в окно, в стену и т. д.). Наконец, именно в английском варианте имеется игра слов: МНЕ ДАЖЕ ОЧЕНЬ ХОРОШО, ПОСКОЛЬКУ МНЕ ОЧЕНЬ ПЛОХО. Таким образом, даже при наличии случайных совпадений в звучании слов всегда можно понять, какой язык предпочтительнее, то есть на каком языке был произнесен или записан оригинал фразы.

Тем самым, несмотря на наличие приемлемого чтения и до некоторой степени осмысленного перевода (а перед нами – самая лучшая эпиграфическая ситуация по сравнению со всеми рассмотренными примерами, когда читалось либо нечто, имеющее туманный смысл, вроде «скачущего к цели», либо вообще не имеющее смысла), у специалиста вроде меня остается чувство неудовлетворенности. Полагаю, что если можно будет отыскать более согласованный смысл при русском чтении, это само по себе явится весомым аргументом по опровержению готского чтения и понимания данного текста.

Опять-таки, видя слабость германского прочтения, Мурад Аджи атрибутировал данную надпись как тюркскую, написанную тюркскими рунами, и прочитал: DÖNDÜRSy GAyAN SU SÜ SÏ OQČÏD, что означает БОГОПОДОБНЫЙ КАГАН, ВОСКРЕСНИ! ПОБЕДИ НЕПРИЯТЕЛЯ, СТАНЬ ЛУЧНИКОМ [3, с. 177]. Любопытно, что на рисунке, где сама гривна показана черным цветом, а надпись – белым, место, где гривна перекушена, совсем не видно, а гривну Аджи называет «золотым кольцом из Пьетроассы, датируемым 375 г.». Здесь выявлены, действительно, все 25 знаков. На первый взгляд, надпись осмыслена. Однако, вчитываясь в строки, можно заметить несколько противоречий. Так, пожелание кагану стать лучником звучит как очень недоброе. Это все равно как пожелать: «Эй, главнокомандующий! Стань рядовым стрелком мотопехоты!» Если предлагается победить неприятеля, стало быть, констатируется, что каган до сих пор этого не сделал, это звучит как упрек. Кроме того, если каган действительно «богоподобен», то есть бессмертен, он не может умереть ни при каких обстоятельствах, а потому не может и воскреснуть. Само пожелание «воскресни» звучит как очень сильный вариант просьбы «проснись!». Но с такой просьбой к монарху никто не обращается, это не политкорректно, и за такую просьбу можно поплатиться жизнью. Ни один уважающий себя человек оба таких пожелания никогда не будет хранить при себе, а уж монарх – тем более. Гривну предполагалось носить на шее; с такими пожеланиями ее бы никто не стал носить. Так что небрежность при воспроизведении изображения гривны и ее атрибуции как кольца здесь дополняется отсутствием внутреннего смысла для ее предполагаемого обладателя. Здесь мы тоже не можем принять чтения, хотя сама возможность тюркского прочтения опять-таки подрывает германскую версию происхождения текста.

Приступаем к русскому чтению (рис. 60). На мой взгляд, первое слово есть, как и предполагалось, слово ЗАКЪЛАДЕНЬ, то есть СРЕДСТВО ДЛЯ ЗАЛОГА ПРИ ПОЛУЧЕНИИ ВАЛЮТЫ. Заметим, что слово имеет второй и третий знаки, слитые в лигатуру, и сначала читается правая часть лигатуры, а потом – левая. Лигатуру образуют и знаки ДЕ (две вертикальных палочки) и НЬ (третий знак надписи). Вторым словом является слово КАГАНА, где слоговой знак КА/КО слит в лигатуру с левой мачтой знака ДЕ, а ГА – с правой мачтой того же знака, тогда как диагональ знака НА продолжается влево настолько, что пересекает предыдущий знак. Следующее слово – ИВЕРЬСЬКЪГО, имеет два знака, начертанных очень понятно и на большом расстоянии друг от друга, тогда как третий знак расположен непосредственно над разрубом и определяется с трудом. Знаки СЬ и КЪ находятся непосредственно на разрубе и выделяются на пределе зрения. Знак ГО слит в лигатуру со знаком КЪ. Поэтому данное слово – самое трудное для чтения.

 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image370.jpg
 
Рис. 60. Петроса. Гривна с рунической надписью и ее чтение мною
 

Получившаяся первая половина фразы, ЗАКЛАДЕНЬ КАГАНА ИВЕРЬСЬКЪГО, то есть ЗАЛОГОВОЕ СРЕДСТВО ИВЕРСКОГО КАГАНА является наименованием данной вещи. Наименование КАГАН было характерным для верховных правителей ряда стран в первом тысячелетии н. э., тогда как во втором тысячелетии верховным правителем становится князь; в частности, княжествам Киевской Руси предшествовал Русский каганат. Отсюда есть основание полагать, что и весь клад Петросы – это клад кагана Иверского. Кто такой каган Иверский, я пока не имею понятия, однако, судя по 22-м золотым предметам, это был весьма состоятельный человек.

Читаем дальше: НЕ ПОЛЪНЪГО, то есть НЕ ПОЛНОГО. Знак НЕ слит в лигатуру со знаком ПО, а этот последний – со знаком ЛЪ, правая диагональ которого пририсована сверху почти под прямым углом. Остальные знаки пробиты ясно и понятно. Следующее слово – МОНЕТНОГО; оно состоит из слогового знака М, букв НЕТ, знаков НО и ГО. Знак НО слит в лигатуру со знаком ГО и последующим знаком BE, за которым следует буква С; букву А не видно. Так образуется слово ВЕС(А). Итак, гривна кагана Иверского оказалась НЕ ПОЛНОГО МОНЕТНОГО ВЕСА, что и было отражено на надписи.

Таким образом, речь идет не о почитании готами бога Йовы, что писать на залоговом средстве как-то неуместно, а о владельце этого средства и о том, что оно не вполне удовлетворяет условиям заклада – обладает несколько меньшим монетным весом. Тем самым по содержанию славянская версия надписи при прочих равных условиях предпочтительнее.

Таковы явные надписи, однако есть и неявные. Хотя они существуют и на левой половине гривны, лучше всего они видны на правой, где мы их и прочитаем. На наиболее затемненной части читаются по верхнему краю гривны слова МОНЕТА ВАРЯГОВ, далее, в наименее затемненной части – МАРИИ ХРАМ, далее, опять в затемненной части – АРКОНА ВАРЯГОВ, АРКО(НА). Это – очень важные слова. Итак, впервые мы видим залоговое (платежное после получения валюты) средство варягов, из чего следует, что каган Иверский, видимо, являлся одним из варягов. Далее, речь идет не о духовной святыни Арконы, не о храме Святовида, но и не о храме Прове, покровительствовавшего разбойникам, а о храме Марии, который, видимо, исполнял роль казначейства и банка, храня в своей ризнице сокровища варягов. Кроме того, из данной надписи следует, что наряду с язычеством в Арконе II–III вв. существовало и мариинство.

63
 

Таким образом, и надписи на гривне из Петросы, как явные, так и неявные, оказались весьма информативными. Явные надписи являются владельческими, поясняя принадлежность гривны кагану Иверскому. Неявные надписи поясняют, почему готское чтение данного текста уже не только не предпочтительно, но и вообще неприемлемо: гривна принадлежала не готам, а варягам из Арконы, чьим языком был русский. Поэтому попытка готского прочтения русской надписи принадлежит к псевдодешифровкам, чье место – в копилке курьезов.

№ 33. Перстень из Апахиды. В книге о готах М. Б. Щукин упоминает клад Апахиды. Он пишет: «Апахида I. В 1889 г. в местечке Апахида около Клужа в Трансильвании строители дороги наткнулись на богатое древнее захоронение на глубине около 2 м [202, № 102, с. 250–255]. Вещи поделили, части переплавили, но кое-что сохранилось. Это два серебряных кувшина… Наибольший же интерес представляют три золотых перстня-печатки, на одном – четыре креста, на втором – все еще не разгаданная монограмма, а на третьем, кроме креста, обозначено и имя владельца, вероятно, христианина – OMHAR, OMHARUS (рис. 131). Написано в две строчки, можно прочитать и как OMHAR VC, то есть как сокращение VIR CLARISSIMUS, МУЖ ЯСНЕЙШИЙ, титула, хорошо известного и высокого в римской табели о рангах. Имя Омар, Омарус почему-то считается германским, но обоснования из известной мне литературы остались не ясными. Впрочем, я не филолог и не эпиграфист и предлагаю новое прочтение лишь для обсуждения. Персонаж с подобным именем из письменных источников неведом, но ведь до нас дошли лишь обрывочные сведения о конкретике варварско-римских отношений в эпоху Великих переселений» [175, с. 383]. Хочу заметить, что основания для утверждений о том, что типично восточные имена типа Омара (вспомним поэта Омара Хайяма) могли носить германцы, есть: германские племена пришли из Азии, и ношение ими азиатских имен именно это обстоятельство и маркирует.

Теперь рассмотрим надписи, начиная с явной (рис. 61). Прежде всего хочу подтвердить правильность ее чтения М. Б. Щукиным: она действительно читается OMHAR VC, имея смысл OMHAR VIR CLARISSIMUS. К имени ОМАР мы еще вернемся.

 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image372.jpg
 
Рис. 61. Перстень из Апахиды и мое чтение надписей
 

Однако на перстне есть очень большое число и неявных надписей. На противоположной щитку внутренней части кольца вправо от большой буквы А можно прочитать слова: АРКОНА, ЯРА ХРАМ. Здесь мы видим привычные нам буквы рун Рода. Слова ЯРА ХРАМ встречаются еще несколько раз, например, правее и выше основной надписи, а также на верхней кромке кольца справа. Из этого, в частности, следует, что в Арконе помимо храма Святовида и Прове находился храм Яра, который, видимо, был связан с Яром как богом Балтийского моря (Яра моря). Но самая интересная надпись находится в рамочке справа от щитка; она видна только в отблеске и гласит МАСКА. Как известно, под этим именем понимался жрец храма; из этого следует, что перед нами находится перстень жреца храма Яра Омара.

Отсюда возникает вопрос: не связано ли имя жреца Омара с именем бога Яра? Полагаю, что на этот вопрос следует ответить положительно. Так, имя жреца храма Макоши – Максим (Макосим от слова Макось); в таком случае, слово ОМАР можно разбить на две части, ОМ и АР. Первая часть есть заклинание ОМ, которое произносится на востоке (его вариантами являются слова АУМ, АМИНЬ), вторая – слово ЯР в южном варианте, где оно звучит как АР. Полагаю также, что имя жреца любого храма было традиционным: в храме Макоши жреца звали Макосим, жрицу – Мара; в храме Мары жрицу звали Мария; теперь мы узнали, что в храме Яра жреца звали Омар.

Но из этого следует, что распространенное на востоке имя Омар вовсе не было производным от имени Гомер; напротив, скорее имя Гомер есть видоизмененное жреческое имя Омар. А то, что на перстне изображен небольшой крестик, смущать не должно: не только имя жреца передавалось из поколения в поколение, но, видимо, и перстень, который мог дожить до христианских времен. Или даже не до христианских: крест изображен равноконечным, а такого нет ни у католиков, ни тем более у православных. Возможно, что такой крест существовал в мариинской религии.

Как видим, и в данном случае латинская подпись не имеет ни малейшего отношения к готам. Опять мы сталкиваемся с русскими из Арконы.

№ 34. Чашка из Чаквара. Предваряя рассмотрение рунической надписи, М. Б. Щукин пишет: «В Паннонии с остготами и аланами Алтая и Сафрака связывают иногда, как уже говорилось, могильники “типа Чаквар”… но местные, провинциально-римские, элементы в обряде погребения и в инвентаре столь сильны, что остается предположить: если готы здесь и были, то жили они совместно с местным населением, возможно, на правах постоя, собственных поселений и могильников, собственной культуры они создать или не сумели, или не успели. О присутствии готов или каких-либо иных германцев среди жителей Чаквара с очевидностью свидетельствует находка из погребения 138, датируемая последней четвертью IV в. (рис. 138). Это небольшая (диаметр 186 мм) красноглиняная чашечка с рунической надписью по широкому венчику. Надпись была процарапана еще по сырой глине до обжига сосуда [222, fig. 12–15]» [175, с. 393]. Чтение и истолкование надписи отсутствуют; видимо, так материал был опубликован М. Надем. Так что чтение выпадает на нашу долю.

 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image374.jpg
 
Рис. 62. Чашечка из могильника Чаквар и мое чтение надписи
 

Чтение целесообразно начать с участка с наиболее разнообразными знаками (рис. 62) [175, с. 394, рис. 138]. Здесь можно прочитать в рунице слова СЕ РУНЕ БЫЛИ, а затем перейти к соседнему участку с лигатурами и выявить там слова: ХРАМА МАКОЖИ. Данное удостоверение интересно вдвойне: во-первых, пока у меня имеется только один пример названия руницы рунами Макоши, причем из очень древних времен; сейчас перед нами находится еще один случай, подтверждающий первый и относящийся к эпохе переселения народов. Во-вторых, именно для данного примера специально отмечается, что ЭТИ РУНЫ БЫЛИ (РУНАМИ ИЗ) ХРАМА МАКОШИ (А НЕ РУНАМИ ИЗ ХРАМА ОДИНА). Так что к готам они точно никакого отношения не имеют, равно как и к остальным германским народам.

Затем идет наиболее разборчивая надпись: ПУЩИ ДИВА СЬ НОЧИ. Это означает: ПУСТИ ДИВА С НОЧИ. В эпоху поздней античности и раннего Средневековья славянский бог Див был самым популярным среди божеств; вероятно, чашечка предназначалась для каких-то молитвенных ритуалов. Обращение к богу Диву рекомендуется начинать не в посвященный ему день, а чуть раньше, еще с ночи.

Как видим, и в данном случае надпись оказалась славянской, никоим образом не связанной с готами или иными германскими племенами.

№ 35. Граффити на стенах склепа Салачик. Здесь конкретных ссылок на рис. 63 у М. Б. Щукина нет, хотя имеются общие рассуждения: «Готы на Боспоре. Теперь вопрос следующий: были ли готы на Боспоре? Судя по письменным источникам, они, безусловно, бывали здесь в середине III в. Отсюда совершали свои морские экспедиции, пользуясь кораблями боспорского флота. Но прямых археологических следов их пребывания, за исключением, быть может, некоторых зарытых в это время кладов, перерывов в чеканке монет да упоминавшихся пожаров и разрушений, не прослеживается… И тут снова всплывает проблема некрополя под Госпитальной и примыкающими улицами на северном склоне горы Митридат. Это серия склепов с дромосом» [175, с. 448]. Иными словами, исследователь полагает, что ряд захоронений на Керчи принадлежит готам. В таком контексте им опубликован и «рис. 166. Знаки на стенах склепа. Могильник Салачик. Южное Приазовье (по А. А. Масленикову)» [175, с. 457, рис. 166]. Тем самым исследователь приводит убедительную, на его взгляд, иллюстрацию с готскими надписями.

64
 
 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image376.jpg
 
Рис. 63. Граффити на стенах склепа Салачик и мое чтение надписей
 

Попробуем прочитать эти надписи как славянские, точнее, как русские. Итак, я читаю: 1 – КА ВОИНЕМЪ ИЗЫДИТЕ, 2 – БЕСЬ ЛАП РУКАМИ, РУ…, 3 – ЛЕЙ СЬРАЗУ, 4 – ЗЬВИ ЗЯТЬЕВ (ЗОВИ ЗЯТЬЕВ), 5 – СЬВАТЬЕВЪ ЛОЖЬ, 6 – РУНЕ ВЬСЮДУ, 7 – ВОЙНА И АЛАВА (АЛАЯ) ЛИЛИЯ, 8 – ПОЛОЖИТЕ БОГА НА ЧЕЛОВЕКЪ. Судя по всему, когда-то данный склеп был вполне обитаем, и в нем производились ритуалы сватовства. Так, были спальные места для сватов, чтобы после ритуального застолья им было где выспаться; существовало место, откуда родители невесты призывали женихов, будущих зятьев; а также места для осмотра невесты, где запрещалось ее трогать руками (БЕЗ ЛАПАНЬЯ РУКАМИ), место для свадебного омовения. Поскольку к стенам было трудно прикреплять образа, предлагалось ПОЛОЖИТЬ БОГА НА ЧЕЛОВЕКА, то есть кто-то из слуг должен был держать икону, и для этого тоже выделялось специальное место. Отвергнутых женихов отправляли через специальный выход к воинам, поскольку шла война; однако при этом сватовство все равно происходило; возможно, его символом была алая лилия. Сакральность всех матримониальных ритуалов обеспечивали руны, которые, как полагали авторы надписей, имелись всюду.

Как видим, и в данном случае нет ни малейшего повода заподозрить хотя бы в одной надписи готское присутствие. Все надписи чисто русские.

№ 36. Стела из Крыма. Уж эта-то надпись, по первому взгляду, должна действительно принадлежать германским племенам, ибо вторая руна – это германская руна ПЕРТ. Послушаем, однако, что пишет по этому поводу М. Б. Щукин: «Руническая надпись с городища Опук. Именно с герулами некоторые исследователи [32] склонны связывать и одну из самых интригующих находок последних лет в Крыму – обломок каменной стелы с изображением креста в круге и с четырьмя, а точнее пятью, знаками старшего рунического алфавита “футарка”. Обнаружен был камень при раскопках крепости на горе Опук на северной оконечности так называемого Узунларского вала, отделявшего Керченский полуостров от остального Крыма и в IV в., как считают, служившего демаркационной линией между Боспорским царством и зоной влияния Херсонеса, установленной якобы после Боспорско-херсонесской войны середины или второй половины IV в. О реальности сведений об этой войне мы поговорим позже. По расчетам В. К. Голенко, крепость была построена “не ранее первой половины IV в.” [32, с. 44], но как использовалась при этом стела, по прямому ее назначению или в качестве строительного материала, неясно.

Камень был найден в переотложенном состоянии, в кладке ограды загона для овец, устроенной местными жителями, вероятно, где-то в начале нашего времени. Для ограды, однако, использовались камни развалин раннесредневековой крепости, другие варианты по топографическим условиям малореальны. Руническая надпись и изображение креста выполнены в технике барельефа, необычной ни для эпиграфических греческих памятников римского времени, ни для рунических камней Скандинавии. Как и большинство рунических надписей, футарка, ОНА НЕ ЧИТАЕТСЯ (выделено мною. – В. Ч.), – это аббревиатура некого заклинания, понятного создателям и читателям того времени, но непонятная даже специалистам-рунологам (хороши «специалисты»! – В. Ч.). Трактовки и переводы могут быть весьма различными (так почему же не предположить, что эта надпись – вовсе не германская? – В. Ч.). Смущает и само сочетание христианского символа (это вовсе не христианский символ. – В. Ч.и языческой руники, мало того, оно заставляет сомневаться в подлинности находки [164]» [175, с. 428–429]. Как видим, существовали и ученые, которые восприняли германскую трактовку данной надписи как весьма сомнительную!

«Однако считать надпись подделкой-шуткой вряд ли целесообразно, уж очень трудоемка техника исполнения в барельефе. Что же касается равноплечного креста в круге, то это символ отнюдь не только христианский – вспомним подобные выкладки из камней на могильниках вельбаркской культуры и в Скандинавии [246]. К христианству они вряд ли имеют какое-либо отношение (равно как и к германскому этносу. – В. Ч.). У германцев было особое понимание этого символа, но формальное совпадение символики могло играть, возможно, и важную роль в восприятии варварами христианских доктрин (опять-таки, все эти выводы основаны на неверной атрибуции данного памятника письменности как германского. – В. Ч.).

При всех сомнениях в датировке, условиях находки и прочтения надписи с горы Опук приходится признать, что мы имеем дело с руническим памятником, свидетельствующим о присутствии германцев в Крыму. От этого никуда не деться [147]» [175, с. 429). Очень странный вывод. Он свидетельствует лишь о том, что исследователи, кроме германских рун, не знали ни тюркских рун, ни русской руницы.

Попробуем все-таки прочитать надпись как германские руны: первая руна может быть понята как зеркальная старшая руна TH, вторая – как старшая руна P, третья – как старшая руна R, четвертая – как руна A. Получается THPRA (ТСПРА) – так сказать, «ни ТПРУ, ни НУ». Таких слов ни в одном германском языке не было. Тем самым затруднение рунологов вполне понятно. Что же касается так называемой пятой руны С, изображенной в мелком масштабе, то такая руна ни в одном из германских футарков не присутствует, и её наличие сразу же свидетельствует против германской атрибуции надписи.

Теперь попробуем прочитать данную надпись по-русски (рис. 64). Тут все гораздо проще: первый знак – знак руницы РУ (для симметрии вверху знака к нему пририсовали вертикальный штрих); далее идет знак СЬ, где за пределы нормального изображения выходят диагональные штрихи вверху и внизу. Итак, два первых знака стандартно читаются как слово РУСЬ. Вот вам и герулы.

 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image378.jpg
 
Рис. 64. Стела с горы Опук и мое чтение надписей
 

Следующий знак я рассматриваю как лигатуру из знаков руницы КЪ (внизу) и РУ (вверху). Последний знак, несомненно, – ЧА. Все вместе читается КЪРУЧА – КРУЧА. Иными словами, так обозначена местность с очень крутым склоном.

Существует, однако, и последний знак в виде С. Он как бы нечитаем как знак руницы. И действительно, перед нами лигатура. Внизу слева я показал, как ее читать: СЕ РУСЬ, то есть ВОТ РУСЬ. Второй раз автор надписи напоминает нам, что речь идет о РУСИ.

Итак, по-русски основная (явная) надпись вполне читаема, и нет никакой необходимости давать какие-то предположения о том, что перед нами якобы неведомое заклинание. Нет никакого заклинания!

Теперь прочитаем надписи на кресте в круге, точнее, на ободе, представив его в виде циферблата. Сначала, примерно на уровне 11 часов мы видим четко написанную протокириллицей надпись MA, затем, на уровне 3 часов, в столбик написан слог КО, наконец на уровне 6 часов, также в столбик, написан слог ШИ. Получается слово МАКОШИ. На уровне 5 часов мы видим два знака, букву К и слоговой знак Ь, то есть РЕ. А чуть левее и ниже – написанные слева буквы С и Т. Все это образует слово КРЕСТ. Итак, никакого отношения к христианству данный крест не имеет, равно как и к германским народам. Это – четырехконечный КРЕСТ МАКОШИ, русской богини. А бывает еще восьмиконечный крест, вписанный в окружность. Подозреваю, что он также является крестом Макоши.

Удивительно, что такие, на мой взгляд, совершенно очевидные и легко читаемые надписи по-русски русские же исследователи (или украинцы, что в данном случае роли не играет) прочитать не смогли.

65
 
 

Откуда есть пошла «земля укров»? Историк Татищев и другие.

Мнение по вопросу «украинства» знаменитого историка Василия Никитича Татищева.

Это настоящий исторический детектив: запорожские казаки, иначе говоря, "черкесы" или "черкасы", ведут своё происхождение от адыгов, переселённых на Днепр ханом Ахматом.

Если вы обратите свой взор на карту Украины, то в самом её центре увидите область, административный центр которой носит довольно-таки нетипичное и броское название – Черкассы. Точное происхождение названия которого, кстати, не известно до сих пор. Чего не скажешь в то же время о дате его основания.

В 1986 году в конце сентября официально и с размахом отмечался юбилей города – 700-летие со дня образования. На торжественность празднования такого события трудно было не обратить внимание, - ведь сопровождалось оно, ни много ни мало, приездом и выступлением на центральном стадионе тогдашней звезды советской эстрады Софии Ротару . Точная дата возникновения населенного пункта при отсутствии четкого объяснения происхождения его названия вызывает интерес.

Существуют не одна а несколько объясняющих версий. Например, многие краеведы склоняются к тому, что данный населенный пункт был образован народом, носившем название «косоги» или «черные клобуки». Другие склонны считать что «Черкассы» это не иначе как, в переводе с тюрского «чер» (сердце) и «кассы» (деревня) – «сердечная деревня». Кроме того, само название «Черкассы» не настолько уж уникально.

Существует немалое число населенных пунктов со схожими или даже аналогичными названиями: Черкесск, Новочеркасск, Кинель-Черкассы, многочисленные деревни и села Черкассы и Черкасские разбросанные по Белоруссии, России и Украине. «Черкасами» также называли в старину казаков, которые, кстати, и обосновали данный город и которые представляли собой этнос, считавшийся основным в регионе, что сегодня является центральной Украиной. Ведь раньше украинцев и называли не иначе как «черкасы». Но настолько ли бесспорно подобное толкование?

Для выяснения истины мы, конечно же, воспользуемся таким непременным атрибутом нынешней жизни как Интернет. Итак, для начала наберем «по ошибке» (как это имело место в моем случае) «Черкасы» с одной «с» и узнаем, что термин «черкасы» употреблялся вместо нынешнего термина «черкесы» до войны Российской Империи на Кавказе. Мы также прочтем информацию об отсутствии четкого единого объяснения происхождения названия этого народа. А также узнаем о том, что черкасы были народом, входившим в состав Золотой Орды. Как и о том, что слово «черкасы» - итальянского происхождения, появившееся от лексикона генуэзских купцов, что самоназвание этого народа – адыги.

kazak348.jpg

Что народ этот отличается и отличался своеволием, свободолюбием, мужеством, храбростью. Но среди этого многообразия информации есть одна очень интересная цитата Татищева Василия Никитича. «Оные прежде из кабардинских черкас в 14 веке в княжестве Курском под властью татар множеством сброда слободы населили и воровством промышляли и из-за жалоб многих татарским губернатором которым были на Днепр переведены и град Черкассы построили». Она находится в его «Истории Российской с самых древнейших времен…».

Что же с помощью такой лаконичной цитаты хотел донести потомкам покойный Василий Никитич, считавшийся и считающийся заклятым казакофобом и подозреваемый многими в предвзятом отношении к этому вопросу? Какая именно история упоминается в этом емком сообщении? Какие-то слободы, какой-то татарский губернатор, какое-то воровство, «переведены»…Что это – неуемный полет фантазии Тайного Императорского Советника, занимавшего одно время пост Астраханского губернатора? Но занимают ли высокие государственные посты люди со склонностью к такого рода вранью? И памятники лгунам обычно не ставят.

Если не учесть, конечно, небезызвестного Барона Мюнхаузена. Но Татищев – не Мюнхаузен, и поэтому давайте-ка все-таки получше изучим: что же все-таки это за цитата?

Кстати, Татищев данное сообщение повторяет уже в другой своем труде – «Лексикон российской исторической, географической, политической и гражданской…». Вот что он там пишет:

«Запорожские казаки. Сих начало такое. 1282 года баскак татарской Курскаго княжения призвав черкес отБештау, или Пятигорья, населил слободы и чинил оными великия разбои и грабления, которыя князь курский Олег по соизволению ханскому разорил, за что после и сам погиб. Но люди оставшие, умножась русскими беглецы, долгое время чинили всюду по дорогам разбои и едва выгнаны, оттуда перешли в Канев к баскаку, которым он назначил место ниже по Днепру, где они построили город, назвали Черкесы, где жили без жен. Которое и поляки для пресечения набегов татарских оставили и дали им место в Преволочине, но они, не довольствуяся тем, ниже порогов на Хортицком острову укрепилися и тогда назвалися запорожскими, но не могши от силы татарской удержаться, остая оной, паки вверх перешли и прежния свои городы Черкесы и Канев силою у поляков отняли…… »

kazak344.jpg

И это – лишь часть сообщения на эту тему.

К слову сказать, автор этих строк не имеет ничего против черкесского народа, представителей которого упоминает Татищев. Мною движет лишь желание докопаться до истины и «разложить все», так сказать, «по полочкам». Тем более, что нет такого народа, который бы сам себя называл «черкесы», как впрочем, и четкого объяснения происхождения этого названия. Последнего нет и, как выясняется, никогда и не было. О чем сообщают многие источники, в частности генерал и сенатор Филипсон Г.И. (6) и канд. истор. наук Кагазежев Ж.В. (7). Но это – отдельный разговор и не об этом сейчас речь.

Итак, начнем с места и времени. Княжество Курское, 14 век. В 14-веке княжество Курское, как и многие тогда земли Руси находилось под Татаро-монгольским Игом.

Теперь что касается термина «Татарский губернатор»….Власть на местах тогда представляла ордынская администрация в лице так называемых баскаков, занимавшихся сбором дани, учетом населения и держании в повиновении подвластных татарам русичей.

«Баскак» в переводе с татарского означает «давитель, выжиматель». В Курском княжестве, правда, не в 14-м а в 13-м веке правил баскак Ахмат. Или точнее, как сообщают источники, – «Ахмат, сын Темиров, выходец из Хивинского ханства, откупивший у татар право сбора дани и чинивший многие беды населению Курского княжества». Как пишет летопись «князь Татарский злохитръ, и корыстенъ и лукавъ велми, имя ему Ахматъ». Кстати, это тот самый Ахмат, что разрушил в 1284-м году Липецк.

kazak346.jpg

Далее, с помощью Никоновской летописи выясняется, что этот же Ахмат таки организовывал слободы! Действительно, этому факту уделяют внимание не только Никоновская летопись, но и российские историки Карамзин Н.М. (8) и Соловьев С.М. (9). И наши современники в лице академика Кучкина В.А. (10), Насонова А.И. (11) и других.

Для более полной картины произошедших событий составим обобщенный конспект их сообщений.

Итак, во владениях князя рыльского и воргольского Олега и князя липецкого Святослава ордынский наместник баскак Ахмат построил две большие слободы. Олег и Святослав, родственники между собой, потомки Черниговских властителей, как водилось тогда по обыкновению, то воевали между собой, то жили в мире. В самой же Орде на то время было двоевластие – её возглавляли два хана - Ногай и Телебуга. Баскак Ахмат организовал близ Рыльска, как пишут, две слободы, которые наполнялись беглыми людьми и куда стекались негодяи всякого рода.

Население этих двух слобод под покровительством, а скорей всего и под управлением Ахмата, занималось сбором дани, проще говоря, просто грабежом окрестных селений. От наемников Ахмата доставалось не только простолюдинам, но и князьям. И тогда, не в силах больше терпеть такое, Олег с согласия Святослава обратился с жалобой к Хану Телебуге. Последний, вняв его просьбам дал отряд и велел разорить слободы. Видя ликвидацию своих слобод, Ахмат решил обратиться со своей жалобой к сопернику Телебуги - Ногаю, оклеветав при этом Олега и Святослава разбойниками.

«Сие обвинение», - как сообщает  ещё один великий историк Н.М Карамзин, «имело некоторую тень истины: ибо легкомысленный Святослав, еще прежде Олегова возвращения из Орды тревожил Баскаковы селения ночными нападениями, похожими на разбой». Далее – по Соловьеву С.М.:

«Эти князья, - говорил Ахмат Ногаю, - именем только князья, а на самом деле разбойники и тебе неприятели; если не веришь, то испытай: есть в Олеговой волости много ловищ лебединых: ты пошли своих сокольников, пусть наловят тебе лебедей, и князь Олег пусть с ними же ловит, а потом пусть они позовут его к тебе: если Олег послушается, придет к тебе, то я солгал, а Олег прав».

kazak347.jpg

Ногай сделал по Ахматову, послал звать к себе Олега, и тот не пошел: он боялся, что хотя сам он и не грабил слобод Ахматовых, но люди его и князь Святослав липецкий грабили; к этому можно прибавить также, что пойти к Ногаю, признать над собою его суд и власть значило рассердить Телебугу. Сокольники возвратились и объявили Ногаю, что Ахмат прав, а Олег со Святославом разбойничают и не слушаются хана. Ногай рассердился и послал вместе с Ахматом войско для опустошения волости Олеговой и Святославовой. Татары пришли к городу Ворголу в январе месяце, в сильную стужу; Олег, услыхав о Ногаевой рати, бросился бежать в Орду к своему хану Телебуге с женою и детьми, а Святослав бежал в Рязанское княжество, в леса воронежские; бояре Олеговы побежали было вслед за своим князем, но были перехвачены татарами, в числе одиннадцать человек. Двадцать дней стояли татары в Рыльском и Липецком княжествах, воюя повсюду и складывая добычу в слободах Ахматовых, которые наполнялись людьми, и скотом, и всяким богатством. В числе пленников находились и купцы иностранные, немецкие и цареградские, которых привели закованных в железа немецкие; но татары, узнавши, что они купцы, освободили их и отдали все товары, сказавши: «Вы купцы торгуете, ходите по всяким землям, так рассказывайте всюду, что бывает тому, кто станет спорить со своим баскаком».

Бояр Олеговых Ахмат велел перебить и трупы их развешать по деревьям, а в слободах оставил двух своих братьев с отрядом войска из татар и русских. В следующем году по весне случилось обоим братьям Ахматовым идти из одной слободы в другую, а с ними шло 35 человек русских слуг их. Липецкий князь Святослав, услыхав об этом, подстерег их со своими боярами и дружиною, ударил нечаянно, убил 25 человек русских да двух татар, а братья Ахматовы успели убежать в слободу; Святослав преследовал их и туда, но слобожане встретили его с оружием, и с обеих сторон пало много людей в бою. Братья Ахматовы побоялись, однако, оставаться долее в слободе и побежали в Курск к брату, а за ними разбежались и все остальные слобожане. Ахмат прислал к Святославу с миром, но тот убил и посла.

В это время возвратился из Орды от Телебуги князь Олег рыльский, сделал поминки по боярам своим и всем побитым, после чего послал сказать Святославу: «Что это ты, брат, сделал! Правду нашу погубил, наложил на себя и на меня имя разбойничье, знаешь обычай татарский, да и у нас на Руси разбойников не любят, ступай в Орду, отвечай».

kazak345.jpg

Святослав велел сказать ему на это: «Из чего ты хлопочешь, какое тебе до меня дело? Я сам знаю про себя, что хочу, то и делаю; а что баскаковы слободы грабил, в том я прав, не человека я обидел, а зверя; врагам своим отомстил; не буду отвечать ни перед богом, ни перед людьми в том, что поганых кровопийцев избил».

Такова трагедия, розыгравшаяся в 13 веке в Курском княжестве.

Итак, Ахмат организовал слободы беглыми людьми и с их помощью осуществлял не только сбор дани, но и карательные операции. Действительно, имели место и наличие слобод наемников и их разгон. Значит, получается, Татищев не такой уж и фантазер, раз его цитата согласуется с Никоновской летописью! Значит, все-таки, были в свое время «оные», что «слободы населили» и «воровством промышляли».

Теперь остается узнать: откуда у Татищева информация, что оные именно «из кабардинских черкас» и что они «татарским губернатором …на Днепр переведены и град Черкассы построили»? А действительно, откуда у него такая информация? И здесь начинается самое интересное и загадочное.

Дело в том, ни одна из существующих летописей не подтверждает это сообщение. Но вместе с тем заслуживает особого внимания исчезновение Троицкой летописи и пропажа нескольких листков из самой древней – Лаврентьевской и как раз в месте, посвященном событиям в Курском княжестве!

Чтобы не быть голословным вот какай интересный отрывок из статьи писателя Тихомирова И.А. (12), в «Журнале Министерства народного просвещения» за октябрь 1884 года:

«Рассматривая наконец последний отдел Лаврентьевского свода летописи от кончины Александра Невского до смерти его сыновей, мы прежде всего заметим, что здесь в рукописи, вследствие потери нескольких листков, значительный пропуск, так что описания годов от 1263 до 1283 нет; пропуск этот пополняется известиями, сохраненными в позднейших летописных сборниках, как-то: Воскресенском, Софийском, Никоновском, а также отчасти Суздальскою летописью по Академическому списку. Под 1283, 1284 и отчасти под 1285 гг. помещены в Лаврентьевском сборнике известия Курскаго происхождения о насилии, которому подвергались русские от одного татарского наместника»; автор делает указание на себя: «се же зло створися великое грех ради наших, Бог казнить человека человеком; тако наведе Бог сего бусурменина злого за неправду нашю, мню бо и князи ради, зане живахуть в которах межи собою. Много о том писати, но то оставим…».

«И бъше видъти дело стыдно и велми страшно, и хлъбъ в уста не идяшеть от страха».

Тому же автору, вероятно, принадлежит известие о нападении на Татар Святослава, Липовеческого князя и междуусобиях, возникших вследствии этого. Может быть об этих событиях даже было составлено отдельное сказание ( Лет. по сп Лавр. 467-459; Воскр. VII, 176-178; Ник III, 77-84). О каком авторе сообщает Тихомиров И.А. – давайте этот вопрос оставим на совести историков-профессионалов. Факт тот, что такая статья была и она написана человеком, возглавлявшем в свое время Троицкую гимназию в Оренбургской губернии.

Более того, кроме Татищева о данном факте, независимо и не ссылаясь друг на друга, сообщают также генерал-майор Болтин Иван Никитич (1735-1792) и князь Эристов Дмитрий Алексеевич (1797-1858).

Вот что пишет Эристов в «Энциклопедическом лексиконе» (13):

«Баскак Ахмат поселил близь Рыльска (1282) две слободы под именем казаков. Поселенцы сии были большею частию пришельцы с Кавказа. К ним присоединилась толпа разного звания беглых. Покровительствуемые Ахматом, они производили разбои и грабежи во владениях Князей Олега Рыльскаго и Святослава Липецкаго. Князья жаловались хану Телебуге, и наконец с его разрешения разорили селения Ахматовы. Шайки сих разбойников разсеялись и многие из них убежали в Канев…….Между тем жителям разоренных слобод своих, Ахмат назначил место на Днепре. Поселенцы построили себе городок и назвали его Черкассы, потому что главный их атаман и многие из них самих были породою Черкесы».

kazak349.jpg

А вот сообщение Болтина И.Н.(14):

«В 1282 году, Баскакь Татарской Курскаго Княжения, призвавъ Черкесъ изъ Бештау или Пятигория, населилъ ими слободы под именемъ Козаковъ. Разбои и грабежи причиняемые ими произ-вели многия жалобы на нихъ; для коихъ наконецъ Олегъ Князъ Курский, по дозволению Ханскому, разорил их жилища, многихъ изъ нихъ побилъ,а прочие разбежалися. Сии, совокупяся съ Русскими беглецами, долгое время чинили всюду по дорогамъ разбои, укрываяся отъ поисковъ надъ ними по лесамъ и оврагомъ. Много труда стоило всехъ ихъ оттуда выгнать и искоренить. Многолюдная ихъ шайка, не обретая себе безопасности тамъ, ушла въ Каневъ къ Баскаку, который и назначилъ имъ место къ пребыванию ниже по Днепру. Тут они построили себе городокъ, или приличнее острожокъ, и назвали Черкаскъ, по причинъ что большая часть из ихъ были породою Черкасы, какъ о поселении ихъ въ Курскъ показано».

И это – тоже лишь часть интереснейшего сообщения Ивана Никитича.

Случайно ли три человека, обладавших репутацией и имевших высокий общественный статус: Татищев, Болтин и Эристов независимо друг от друга сообщают об одном и том же? Почему это имеет место??? На Болтина и Татищева ссылается автор «Исторического описания земли Войска Донскаго» Сухоруков В.Д.(15). На Болтина и Эристова в свою очередь ссылаются российский историк Ригельман Александр Иванович (1720-1789) (16), «Казачий словарь-справочник» (17) и наш современник канд. истор. наук Максидов А.А. (18).

 



Подробнее: http://www.worldandwe.com/ru/page/otkuda_est_poshla_zemlya_ukrov_istorik_tatischev.html#ixzz6Eg6L1bHt
Любое использование материалов допускается только при наличии ссылки на "Мир и мы"

Популярное в

))}
Loading...
наверх