И. Забелин о древности Русского народа

И. Забелин о древности Русского народа.

Ива́н Его́рович Забе́лин (17 [29] сентября 1820Тверь — 31 декабря 1908 [13 января 1909], Москва— российский археолог и историк, специалист по истории МосквыЧлен-корреспондент по разряду историко-политических наук (1884),

Иван Егорович Забелин.jpg

Иван Егорович Забелин (1820-1908/09) — русский археолог и историк, специалист по истории города Москвы.

 почётный член Петербургской академии наук (1907), 

Kunstkamera SPB.jpg

 Петербургская академия наук  - памятник культурного наследия России

инициатор создания и товарищ председателя Императорского Российского Исторического музея имени Императора Александра IIIдействительный тайный советник (1908).

Закончив Преображенское училище в Москве, не смог продолжить образование из-за недостатка средств и в 1837 году поступил на службу в Оружейную палату канцелярским служителем второго разряда. Знакомство с П. М. Строевым и И. М. Снегирёвым пробудило в Забелине интерес к изучению русской старины.

По архивным документам он написал свою первую статью о поездках русских царей на богомолье в

 Троице-Сергиеву лавру,

напечатанную в сокращённом варианте в «Московских губернских ведомостях» (№ 17 за 1842 год). Статья, уже переделанная и дополненная, появилась в 1847 году в «Чтении Московского общества истории и древностей», и в то же время Забелин был избран в члены-соревнователи общества. Прочитанный Грановским на дому курс истории расширил исторический кругозор Забелина — в 1848 году он получил место помощника архивариуса в Дворцовой конторе, а с 1856 года занимал здесь место архивариуса.

В 1853—1854 годах Забелин работал преподавателем истории в

 Константиновском межевом институте.

В 1859 году по предложению графа С. Г. Строганова Забелин перешёл в

 Императорскую археологическую комиссию младшим членом,

 
 

Переезд Императорской Археологической комиссии в Старый Эрмитаж

Императорская Археологическая комиссия (ИАК) переезжает в помещения на первом этаже Старого Эрмитажа, ранее занимаемые Государственным Советом и Кабинетом министров. Делается ремонт помещений, мебель предоставляют из Таврического дворца, поскольку археологические находки предстоит представлять на высочайшее воззрение. Библиотека Комиссии перемещается в антресоли. Для входа в ИАК по особому разрешению Кабинета от 24.04.1891 был открыт подъезд бывшего Кабинета министров с Дворцовой набережной, куда был поставлен специальный швейцар. 14 мая 1891 года в распоряжение ИАК передают и подвальный этаж. Информационные сообщения о выставках в собственных помещениях ИАК публикуются в «Правительственном вестнике», изданиях АК и столичных газетах.

 

и ему были поручены раскопки скифских курганов в Екатеринославской губернии 

Екатеринославская губерния 2.jpg

Екатеринославская губерния. Открытка из сувенирного набора

и на Таманском полуострове,

около Керчи, где было сделано множество интереснейших находок.

Руины турецкой крепости Ени-Кале в Керчи

И. Е. Забелин. Портрет работы И. Репина (1877)

Результаты раскопок описаны Забелиным в «Древностях Геродотовой Скифии» (1866 и 1873)

 

 
и в отчётах Археологической комиссии. В 1876 году Забелин оставил службу в комиссии.
В 1871 году университет святого Владимира удостоил его степени доктора русской истории.
Університет Св.Володимира Київ 1911.jpg

В 1884 году Академия наук избрала Забелина в число членов-корреспондентов, а в 1892 году — почётным членом. На торжественном праздновании 50-летнего юбилея (первой публикации) в 1892 году Забелина приветствовал весь русский учёный мир.

Помимо И. М. Снегирёва и Т. Н. Грановского, на научные взгляды Забелина значительное влияние оказали произведения К. Д. Кавелина, западных, преимущественно немецких, мыслителей (Л. ФейербахаМ. Лазаруса), а также журнальные дискуссии середины XIX века о применении в исторической науке методов позитивизма, концепций органицизмарегионализма и народного духа[2].

Исследования Забелина касаются, главным образом, эпох Киевской Руси и становления Русского государства. Забелина интересовали коренные вопросы особенностей жизни русского народа. Отличающая черта его работ — это вера в самобытные творческие силы русского народа и любовь к низшему классу, «крепкому и здоровому нравственно, народу-сироте, народу-кормильцу». Глубокое знакомство со стариной и любовь к ней отражались и в языке Забелина, выразительном и оригинальном, с архаическим, народным оттенком. При всём своём идеализме Забелин не скрывает и отрицательных сторон древней русской истории: принижение роли личности в роду и домостроевской семье и прочее. Разбирая идейные основы русской культуры, он отмечает также важное значение экономических отношений в истории политики и культуры.

По мнению ректора Харьковского университета Д. И. Багалея, Забелин стал основателем «историко-археологического направления» в российской исторической науке[3]. Первые капитальные сочинения Забелина —

это «Домашний быт русских царей в XVI—XVII веках» (1862) и

 «Домашний быт русских цариц в XVI—XVII веках» (1869, 2-е издание в 1872);

им предшествовал ряд статей по отдельным вопросам того же рода, печатавшиеся в «Московских ведомостях» в 1846-м и в «Отечественных записках» в 1851—1858 годах. Наряду с обстоятельнейшим исследованием образа жизни царя и царицы здесь были также исследования о значении Москвы как вотчинного города, о роли дворца государя, о положении женщины в древней России, о влиянии византийской культуры, о родовой общине. Важное значение имеет и развитая Забелиным теория вотчинного происхождения государства.

Продолжением I главы «Домашнего быта русских царей» является статья «Большой боярин в своем вотчинном хозяйстве» («Вестник Европы», 1871, № 1 и 2). Изданные в 1876 и 1879 годах два тома «Истории русской жизни с древнейших времён» представляют собой начало обширного труда по истории русской культуры. Забелин хотел выяснить все самобытные основы русской жизни и её заимствования у соседей.

Он не был приверженцем норманнской теории. Забелин отступает здесь от своего прежнего взгляда на род как на стихийную силу, угнетавшую и уничтожавшую личность. Ослабляя значение родоначальника, он говорит, что «отец-домодержец, выходя из дома и становясь в ряды других домохозяев, становился рядовым братом»; «братский род представлял такую общину, где первым и естественным законом жизни было братское равенство». Помимо этого, Забелиным были изданы:

Список исследований, статей и заметок Забелина был помещён в издание «Общей истории и древностей» (М., 1886).

Очерки по истории Смуты.

Первым поводом для обращения Забелина к событиям Смуты стала полемика с Костомаровым, который в своих исторических характеристиках Минина и Пожарского использовал данные поздних и недостоверных источников. Забелин в своих полемических очерках убедительно доказал некорректность такого подхода, а затем обратился и к другим спорным вопросам истории Смуты. В последующих очерках он изложил свою точку зрения на суть происходивших в то время событий; показал тенденциозность и недостоверность многих данных знаменитого «Сказания» Авраамия Палицина;

рассказал о забытом, но по-своему очень интересном герое Смуты — старце Иринархе. Вскоре вся эта серия очерков, появившихся первоначально журнале «Русский архив» (1872, № 2—6 и 12), была издана отдельной книгой[4], которая пользовалась популярностью и до 1917 года выдержала несколько изданий.

Забелин Иван Егорович. Фото 1900г.

Важнейшие статьи

Из статей 1850-х и 1860-х годов, собранных во 2-м томе «Опытов изучения русских древностей» (1872—1873), выдаются:

  • «Русская личность и русское общество накануне Петровской реформы»;
  • «О современных задачах русской истории и древностей»;

Из журнальных публикаций наиболее интересны:

МАТЕРИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО СЛОЯ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

«Материальное обеспечение интеллектуального слоя в целом было достаточно удовлетворительным. Во всяком случае оно
соответствовало тому месту в социальной иерархии, которое он занимал. Правда, связь “образованного сословия” с собственностью
была незначительной, огромное большинство его членов не имело ни земельной, ни какой-либо иной недвижимой собственности. В начале ХХ в. даже среди той его части, которая занимала самое высокое положение на государственной службе (чины 1-4 классов), не имело собственности более 60%, среди офицеров не владели
собственностью более 95%. Зато жалованье и доходы лиц умственного труда от своей профессиональной деятельности были довольно высоки, в несколько раз превышая доходы работников физического труда. По основным профессиональным группам имеются следующие данные:

Инженеры. В МПС начальники линий получали 12 - 15 тыс. р. в год, начальники служб - 5,4 - 8 , начальники телеграфа - 3,3 - 4,8 тыс. В горном ведомстве начальники получали 4-8 тыс., средние чины - 1,4 - 2,8 тыс. В частном секторе заработки могли сильно колебаться.

Например, из инженер-механиков, выпускников Киевского политехнического института 31,5% получали 1-2 тыс. р. в год, 25,2% - 2-3 тыс., 27,9% - свыше 3 тыс.

Медики. Земские врачи получали 1200-1500 р. в год, фельдшера - от 500-600 до 200-300, фармацевты - в среднем 667,2 (92, 5% их получали менее 1200 р.
в год).

Учителя. Преподаватели средней школы с высшим образованием зарабатывали от 900 до 2500 р. (со стажем в 20 лет), без высшего
образования - 750-1550. Пенсии их (после 20 лет стажа) составляли 1800 и 1100 р. соответственно. Учителя городских начальных школ получали в среднем (1911 г.) 528 р. (женщины - 447), сельских - 343 и 340 соответственно. В 1913 г. 70,9% из них получали в год свыше 200 р. Есть также данные о заработках народных учителей 180-300, 250-300, а иногда
даже 48-60 р. в год.

Журналисты провинциальной прессы зарабатывали, как правило, 600-1200 р. в год, но четверть из них получали доход свыше 1200 р.,
а небольшая часть (1/6) - менее 360 р. Заработки столичных литераторов и журналистов, сотрудников ведущих газет, были намного больше.

Военные. Оклады младших офицеров составляли 660-1260 р. в год, старших - 1740-3900, генералов - до 7800. Кроме того, выплачивались квартирные деньги: 70-250, 150-600 и 300-2000 р. соответственно.

Художники. Руководители мастерских Академии художеств имели оклады в 2400 р. в год, профессора - 2000, преподаватели - 400- 2800. В провинциальных училищах преподаватели искусств получали 1200 р. и казенную квартиру, в прочих учреждениях живописцы и архитекторы получали от 500 до 1600 р. Известные же художники зарабатывали до 12 тыс. р. и более.

Актеры. На провинциальной сцене актеры получали, как правило, 1200-1800 р. в год, что превышало актерские оклады в государственных театрах. Минимальным окладом на казенной сцене считался оклад 600 р. При этом оклады наиболее видных актеров императорских театров достигали 12 тыс. р. Адвокаты имели годовой доход 1-2 тыс. р. (7, 9%), 2-10 тыс. (84, 7%) и даже 10-50 тыс. (7, 4%). Профессора вузов получали не менее 2000 р. в год, в среднем 3-5 тыс., иногда до 12 тыс.

В целом же в 1913 г. при среднем заработке рабочего 258 р. в год заработок лиц интеллектуальных профессий составлял 1058 р. (технического персонала — 1462 р.). Лишь некоторые низшие категории этого слоя: учителя сельских начальных школ, фельдшера и т.п. — имели заработки, сопоставимые с основной массой населения. При выслуге установленного срока службы пенсия назначалась в размере полного оклада жалованья. Так что благосостояние среднего представителя образованного слоя в полной мере позволяло ему поддерживать престиж своей профессии и отвечало представлениям о роли этого слоя в обществе».

Сергей Владимирович Волков – «Интеллектуальный слой в советском обществе. Глава I. Интеллектуальный слой в дореволюционной России».

История Российской Империи

ВАРЯЖСКАЯ РУСЬ – ВАГРИЯ. ИЗ ИСТОРИОГРАФИИ. СКУЛЬПТУРНЫЕ ЛИКИ БОГОВ И СВЯТЫХ. 

ВАРЯЖСКАЯ РУСЬ – ВАГРИЯ. ИЗ ИСТОРИОГРАФИИ. СКУЛЬПТУРНЫЕ ЛИКИ БОГОВ И СВЯТЫХ. 

Скульптурные лики богов и святых.

Храм Арконы выпускал не только монеты-привески и круглые пластинки, но и отливал фигурки с изображением святых или богов. В качестве примера воспользуемся изображениями и надписями из книги А. Г. Маша [82].

№ 85. Подага. «Подобно тому как Радегаст был самым главным божеством у ободритов, Подага в качестве женского божества пользовалась значительным уважением у вагров или вендов, которые обитали в нынешней Голштинии.

Ее главный храм был в Плоене, поэтому Гельмольд называет ее “Плунским идолом”. Но и во многих других местах ее почитали как божество. Ей построили храм также в Люткенбурге и среди сорбских вендов, поляков и богемцев она была известна, хотя и получила искаженные имена» [82, с. 120].

Как только благоприятная погода «навещала» балтийских славян, они сразу вспоминали Подагу – Богиню, которая управляла именно этой погодой. Исследовав хронику Гельмольда (примерно XII век), можно узнать о том, что храм, в котором находился идол Богини Подаги, был расположен в городе Плизне. Некоторые ученые историки предполагают, что Подага была существом, принадлежащим мужскому роду. Ее изображение – это божок, имеющий два звериных лика. В почтении он находился у вендов и поляков, но русы не покланялись Подаге. Его изображение – это человек, на котором была одета остроконечная шапка. Из-под этой шапки виднелись два бычьих рога. Правая рука этого божка была занята рогом изобилия. Одновременно с этим, в левой руке он держал посох.

Ее изображение – в виде  божка, имеющего два звериных лика вряд ли соответствует действительности. Она, как славянская богиня, скорее была похожа на славянского бога Догоду.

Русы не покланялись Подаге - русы поклонялись богу Догоде

liveinternet.ruДогода

 

Подага не относится к числу исходных славянских богов. Возможно, что эта богиня появилась уже после распада общеславянского единства путем обожествления какого-то местного культа. Поэтому ни подтвердить, ни опровергнуть слова А. Г. Маша без эпиграфического анализа я не могу – для этого нет материала. Маш читает надпись, как я понимаю, выборочно, обнаружив вокруг головы справа (слева от читателя) руны П и, возможно, ОД, а слева (справа от читателя) – нечто вроде РАЗ. Во всяком случае у меня такого чтения не получается. При большом увеличении я могу прочитать на правой части головы лишь некоторое начало слова МИРО… в верхней части надписи более мелкими буквами кириллицы (рис. 176) и слово ПОРТРЕТ более крупными буквами кириллицы; вендских рун я тут не вижу вовсе. Наличие слова ПОРТРЕТ довольно удивительно, оно представляется достаточно поздним; вместе с тем перед нами вместо надписи ЛИК, присущей божествам, имеется надпись ПОРТРЕТ, и, стало быть, данная фигурка изображает в зооморфном облике некое человеческое существо! На лбу имеется смешанная надпись из кириллицы и руницы, которая гласит СЕ ПОРТРЕТ, то есть ЭТО ПОРТРЕТ, и она подтверждает первое употребление этого слова. На левой стороне надписи имеется смесь из латинских букв, вендских рун и букв кириллицы; начертано искаженное слово МИРАПОМАЗИНЯ, что, видимо, означает МИРОПОМАЗАНИЕ. Именно этот смысл пытался отразить резчик в первом слове. Но в штриховке вокруг правого глаза при ее повороте на 90° вправо можно прочитать слово МИРОПОМАЗАНИЯ полностью и без искажений. Еще раз это же слово читается на брови левого глаза, так что сомнений в том, что оно написано на фигурке, нет. Тем не менее штриховка вокруг правого глаза, которую я поворачиваю на 90° вправо и обращаю в цвете, дает три волны крупного изображения, где на первой волне можно вычитать слово АРКОНЫ, на второй – И НИКИ НА, на третьей – АДИНАКОВЫ.

 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image606.jpg
 
Рис. 176. Мое чтение надписей на верхней части передней стороны фигурки Подаги
 

К сожалению, местоположение храма Ники не вполне понятно, что-то вроде ТИРЕНСКАМ МОРЕ (?), однако за точность этого чтения я ручаться не могу. Начертания МИРАПОМАЗИНЯ и АДИНАКОВЫ указывают на акающий диалект местности, сближая вендское произношение с белорусским и литовским. Так что надпись этой верхней части фигурки гласит: ЭТО ПОРТРЕТ. МИРОПОМАЗАНИЯ АРКОНЫ И (ХРАМА) НИКИ НА (ТИРРЕНСКОМ МОРЕ(?)) ОДИНАКОВЫ. Из нее можно предположить, что перед нами – обожествленный, то есть зооморфный, портрет некого лица, над которым совершился обряд миропомазания, причем эта процедура в Арконе была тождественной с таковой в храме Ники где-то на Апеннинском полуострове, так что эта территория оказывалась для данного периода не древней, но синхронной, а обряд миропомазания – не христианским, но языческим. При этом, судя по фигуре, помазанник имел отношение к храму Радегоста в Ретре. Как видим, надпись чрезвычайно интересная, однако на этом она не заканчивается, ибо имеется ее продолжение на нижней части фигурки (рис. 177).

 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image608.jpg
 
Рис. 177. Мое чтение надписей на нижней части передней стороны фигурки Подаги
 

Остальные подробности нам сообщает чтение нижних надписей на той же фигурке. На правой стороне скульптуры можно видеть надпись, которую я разворачивают на 90° влево. Знаки там весьма странны для вендских рун, ибо первая буква, скорее всего, U, а не П, а начертание второй вообще отсутствует в вендских рунах. Тем не менее при известной натяжке данную надпись можно прочитать как ПОДАГА, хотя, оперируя теми же знаками, более точно ее можно прочитать как ПОДАРОК. Эти же знаки с большей долей вероятности можно принять за знаки руницы, которые дадут чтение МУЖЬ РЕТЪРЬШИНЬ, то есть МУЖЧИНА ИЗ РЕТРЫ. В таком случае надпись содержит ответ на вопрос о том, кто был миропомазан.

Вторая надпись, также размешенная по вертикали, находится в середине одеяния, и я ее так же поворачиваю на 90° влево. При чтении вендскими рунами получается некоторое странное слово ИСИУБ (ИСУП?); скорее всего, перед нами опять не вендские руны, а знаки руницы. Руницей читается слово РАДЕГАСЬТЪ, что подтверждает общий вид фигурки. Левее и менее крупными знаками руницы МСК начертано слово МАСЬКА, то есть МАСКА, что в религиозном контексте означает ЖРЕЦ. Теперь становится понятным, какой мужчина из Ретры был миропомазан в Арконе (в храме Святовида) и в храме Ники на Апеннинском полуострове – это жрец Радегаста. Чтение МАСКА подтверждается и смешанной надписью на одеянии жреца в самом низу подола, которую я обвел рамочкой.

Четыре последних слова начертаны на продолжении луча на правой стороне фигурки жреца Радегаста; на самом луче кирилловская надпись гласит ПОДАРКИ ЕМУ, а на ее продолжении на одеянии – ТО НОВЫЯ. Следовательно, эта фигурка входит в коллекцию новых подарков храму Ретры от родственного храма, вероятнее всего, от храма Святовида в Арконе (остров Рюген). И данный подарок был сделан по поводу миропомазания нового жреца храма Радегаста в Ретре как в храме Святовида, так и в храме Ники, поэтому перед нами не лик, но портрет (аналог христианской иконы святого, которая тоже изображает не бога, но преданного богу человека).

Полная надпись (вероятно, что при большем увеличении могут выявиться и иные фрагменты надписи) гласит: ЭТО ПОРТРЕТ. МИРОПОМАЗАНИЯ АРКОНЫ И (ХРАМА) НИКИ НА (ТИРРЕНСКОМ МОРЕ(?)) ОДИНАКОВЫ. МУЖЧИНА ИЗ РЕТРЫ, МАСКА, РАДЕГАСТ. ТО – НОВЫЕ ПОДАРКИ ЕМУ. Итого – 19 слов, из которых Жункович читает только два, да и то неточно. Никакой ПОДАГИ здесь нет, так интерпретируются слова СЕ ПОРТРЕТ.

На этом, однако, исследование не заканчивается, поскольку есть смысл проанализировать и заднюю сторону, не упоминаемую Жунковичем. Я ее заимствую из работы Маша и стараюсь читать неявные надписи (рис. 178).

 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image610.jpg
 
Рис. 178. Мое чтение надписей на задней стороне фигурки Подаги
 

Здесь, прежде всего, я копирую изображение бегущего зверя, обращаю его в цвете и читаю надпись, образованную треугольной рамочкой. На правом ребре читается слово ЖРЕЦ, на нижнем – РОДОВ, оба слова начертаны кириллицей. Таким образом, перед нами РОДОВ ЖРЕЦ, то есть ЖРЕЦ РОДА. Под головой животного имеется вертикально расположенное украшение, которое, будучи развернутым горизонтально и обращенным в цвете, то есть переведенным из позитивного изображения в негативное, образует слово РОМАН. Я понимаю, что это – как раз имя жреца в Тирренском храме Вечного города. Если город называется РОМА, то и имя жреца будет РОМАН.

117
 

Читаю я так же и части гривы внизу и вверху в обращенном цвете; они образуют слово МАКЪШИ (слоговой знак К читается как КЪ), что означает МАКОШИ, а светлый край гривы справа в обращенном цвете дает слово МАСКИ. Итак, два львиных лика – это МАСКИ МАКОШИ. Эти слова я понимаю не в том смысле, что львиная морда отражает Макошь, а не Рода, а иначе: обычно художественное изображение божеств изготовлялось в храме Макоши, то есть жрец Тирренского храма Рода Роман, жрец Рода, облачался в одеяния и маски, изготовленные в храме Макоши. Иными словами, опять мы здесь узнаем обычную славянскую атрибутику, ставшую совершенно чуждой в интерпретации Маша. Кроме того, перед нами две различные маски бога Рода в его зооморфной ипостаси. Можно предположить, что существовал и культ почитания жрецов, подобно тому как в христианстве, помимо культа Иеговы, Христа и Богородицы, существуют и культы святых, уже не богов или боголюдей, но просто людей.

Возможно, что существовал и славянский бог Подага, однако эта фигурка отражает не его, а жреца Романа в роли Рода, то есть в одежде данного божества и в двух львиных масках.

Картина дня

))}
Loading...
наверх