Всегда Начеку предлагает Вам запомнить сайт «Необычная история»
Вы хотите запомнить сайт «Необычная история»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

"Свита держала Брежнева, хотя он умолял отпустить его на покой"

развернуть

"Свита держала Брежнева, хотя он умолял отпустить его на покой"

10 ноября исполнилось 35 лет со дня смерти Леонида Брежнева. Первый секретарь ЦК ВЛКСМ в 1977–1982 годах Борис Пастухов рассказал ТАСС о последней встрече с генсеком ЦК КПСС, афганской военной кампании, противоречиях в руководстве страны и вызывающей вопросы гибели в автокатастрофе лидера ЦК Компартии Белоруссии Петра Машерова.

— Вы помните день 10 ноября 1982 года, когда умер Леонид Брежнев? Как вы узнали о его кончине?

— О смерти Брежнева я узнал по радио (утром 11 ноября 1982 года по радио и телевидению было передано сообщение о кончине Брежнева — прим. ТАСС).

Ранее, 6 ноября 1982 года, было торжественное заседание в Кремлевском Дворце съездов. В президиуме сидели члены Московского горкома бюро ЦК ВЛКСМ, а я сидел с краю. И вот в этот торжественный день мимо нас прошел Брежнев и каждому из нас пожал руку, как будто он с нами прощался. Я сидел рядом с Антониной Тюфаевой, первым секретарем Кировского райкома Москвы, и она сказала мне: "Он с нами попрощался". "Что вы, Антонина!.." — ответил я.

— Вы были членом Государственной комиссии по организации похорон Брежнева во главе с Юрием Андроповым. Что входило в ваши обязанности?

— Я хорошо запомнил этот день, потому что ко мне подошел Юрий Ельченко, первый секретарь Киевского горкома КП Украины, и сказал: "Боря, я тебя поздравляю, но тебе суждено не раз быть в этой похоронной комиссии". Впоследствии я был членом комиссии по похоронам генеральных секретарей ЦК КПСС Юрия Андропова и Константина Черненко.

В день похорон на меня как на самого молодого члена комиссии возложили обязанности по дежурству. Ребята шутили, что я должен месяц не мыть руку, потому что принимал соболезнования от премьер-министра Индии Индиры Ганди, председателя Госсовета Кубы Фиделя Кастро, от всех лидеров соцлагеря и капстран.

— По опубликованным свидетельствам, это были самые пышные похороны после сталинских в марте 1953 года.

— Мы стояли в почетном карауле у гроба Брежнева в Колонном зале Дома союзов два раза: в начале прощания и перед выносом тела. Брежнева провожали в основном курсанты военных училищ, и народу было довольно много.

Когда умер Сталин, в марте 1953 года, я был комсоргом группы своего курса Московского высшего технического училища им. Н.Э. Баумана и водил свою группу прощаться со Сталиным.

Нас чуть не задавили. Мы проскочили Трубную площадь чуть раньше того, как там началась давка. Солдаты перегородили бульвар автомобилями и грузовиками. Мы лезли в кузова грузовиков, они били нас ремнями, нам было больно, мы плакали, они плакали... Мы так и не прошли в Колонный зал. Я вернулся домой, где мать, под впечатлением от гибели людей на Трубной площади, была несусветно рада, что я остался жив.

— Когда вы познакомились с Брежневым?

— Я застал позднего Брежнева, когда он уже почти ничего не говорил и еле волочил ноги. Я с ним разговаривал вживую два раза в жизни, ну три, может быть.

Первый разговор состоялся сразу после того, как меня назначили секретарем ЦК ВЛКСМ в 1968 году. Я веду торжественный Пленум ЦК ВЛКСМ, посвященный 50-летию комсомола. Ко мне подходит Брежнев и говорит: "Борис Николаевич, скажите, а вы приглашали на это собрание Безыменского Сашку? Хорошо, если бы он выступил. Прочитал что-нибудь комсомольское..."

Я напрягся. Александр Ильич Безыменский (советский поэт и журналист — прим. ТАСС) сидел в третьем ряду. Я думаю, Брежнев его не заметил. А может быть, заметил, но не признал, потому что тот постарел.

Я поговорил с Безыменским: "Брежнев хочет, чтобы вы выступили". "Я готов", — ответил Александр Ильич.

И вот выходит Безыменский на трибуну и читает, повернувшись к Брежневу:

"Когда нам было всем по восемнадцать,

А комсомол недавно лишь возник,

Привыкли мы друг к другу обращаться

И весело, и ласково: "Старик!"

И тут произошло чудо: наш комсомольский дед Безыменский расправил плечи и говорит:

"Ни грамма дряхлости у нас вы не найдете,

Шаги у нас тверды и широки.

Мы старше комсомола, но в работе

Он — не старик и мы — не старики!"

Больше всех радовался этому Брежнев. Наступил очередной перерыв, он подошел ко мне и сказал: "Молодец! Спасибо".

Подробнее на ТАСС


Опубликовал Дмитрий Дмитрий , 12.11.2017 в 15:01

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Владимир Барашкин
Владимир Барашкин 12 ноября, в 16:47 Спасибо за материал!!! Так хочется вернуться в 75-й!!! Текст скрыт развернуть
2
Евгений Евстифеев
Евгений Евстифеев 12 ноября, в 17:03 прекрасное время Брежневской эпохи Текст скрыт развернуть
3
Кусаин Альменов
Кусаин Альменов 12 ноября, в 17:21 Статья не соответствует своему названию "СВИТА ДЕРЖАЛА БРЕЖНЕВА, ХОТЯ ОН УМОЛЯЛ ОТПУСТИТЬ ЕГО НА ПОКОЙ".
Не показано как свита держала или держалась за Брежнева, и как же она, эта свита, не пускала Брежнева на покой. И кто такая эта свита, Политбюро, ЦК или группа "товарищей".
Не показано как же это Брежнев "умолял отпустить его на покой".
Текст скрыт развернуть
5
Валерий Степкин
Валерий Степкин 12 ноября, в 19:09 можно подумать, что все президенты так и окружены свитами, которые так и жаждут смотреть на своих начальников влюбленными глазами. а России этих президентов десятки миллионов. Текст скрыт развернуть
0
G.B. Nickiforov
G.B. Nickiforov 12 ноября, в 22:48 Царство ему небесное, хороший, достойный был человек. Текст скрыт развернуть
0
Мариша )))
Мариша ))) G.B. Nickiforov 12 ноября, в 22:59 вот теперь все так говорят, а тогда што было!! всё таки всё познается в сравнении.... Текст скрыт развернуть
0
Владимир Корман
Владимир Корман 13 ноября, в 19:02 Отрадно, когда мы находим что-то хорошее и доброе, говоря о нашем прошлом, о первом комсомольском
поэте Александре Безыменском, например.
ВК
Текст скрыт развернуть
0
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 7

Поиск по блогу

Последние комментарии

Vladimir Rumyantsev
Запомнить
Читать
Читать