"На третий день он решился. Зарядил карабин и пошел искать негодяев..."

Эту историю мне рассказал авиаконструктор, блокадник, ветеран войны Кирилл Васильевич Захаров, взяв с меня слово не публиковать ее, пока он жив. И вот это время, увы, настало...

Произошла история в далеком 1943-м году, осенью. Часть, в которой служил Кирилл Васильевич, находилась на Днепре, напротив Лютежского плацдарма, готовясь к наступлению на Киев. Однажды в часть прибыло пополнение. Среди новеньких оказалось двое ленинградцев, ровесники Кирилла Васильевича – 1925 года рождения. Парни были бойкими, разговорчивыми.

Познакомились сразу.

– Здорово, земеля.

– Здорово, земляки. Давно из Ленинграда?

– С год будет, если не больше.

– Как вы блокаду пережили?

– Ну как? Просто… Обычно утром брали с собой палку. Шли к ближайшей булочной. И ждали. Вот идет старушонка с карточками в руке или женщина послабее. Один подставляет ей под ноги палку. Она падает… Другой выхватывает у нее карточки и убегает… Вот так и выжили.

Парни рассказывали это со всей уголовной откровенностью, ничего не таясь и не стесняясь, даже не понимая, что в этом было зазорного… Кирилл Васильевич почувствовал, что к глотке подползает ком омерзения. Он отошел от них, не сказав ни слова. Те с недоумением посмотрели на него.

Услышав этот рассказ, Кирилл Васильевич решил... расстрелять негодяев. Лично. Без суда и следствия. Два дня он ходил и готовился, сочинял приговор. «Именем Союза Советских Социалистических Республик…». Перед его взором стоял брат Михаил, погибший в 1941-м г. во время Таллинского перехода, его отец Василий Михайлович, потерявший зрение на Кавказском фронте в 1942-м г., двое его дядей, погибших в 1943-м г. на Синявинских высотах, его родственники, умершие от голода. А тут эти шкурники… Мразь…

 

На третий день он решился. Зарядил карабин и пошел искать негодяев. Обычно они ошивались около кухни. Молодые организмы требовали еды. Любой ценой. Кирилл Васильевич уже подходил к холму, где располагалась кухня, когда услышал команду: «Воздух!!!» Засвистели немецкие бомбы. Когда бомбежка кончилась, он поднял голову и обомлел. На месте кухни виднелась большая воронка. Рядом с ней валялись тела. Среди них Кирилл Васильевич признал трупы двух негодяев, грабивших блокадниц.

И тут Кириллу стало страшно. Он понял, от чего его спасла неведомая ему Сила. Если бы он застрелил этих мерзавцев, то немедленно попал бы под трибунал, который в лучшем случае кончился бы штрафбатом, если бы ему поверили… А если бы не поверили? Где доказательства? Где свидетельства? Бог его спас и от самосуда, и от его последствий. Как сказано: «Мне отмщение и Аз воздам» (Рим. 12, 19).

Кирилл Васильевич дошел до Берлина. Читатели портала Православие.Ru помнят рассказ о нем – «Милосердие на войне». Многие годы работал авиаконструктором в Жуковском, внес большой вклад в развитие палубной авиации. До конца боролся за установку памятника участникам Таллинского перехода, но, к сожалению, его не увидел.

Кирилл Васильевич скончался 4 июня 2019 года. Перед смертью приобщился Святых Христовых Таин. Царствие ему небесное! Вечная память!

 

Протодиакон Владимир Василик

ВАРЯЖСКАЯ РУСЬ – ВАГРИЯ. ИЗ ИСТОРИОГРАФИИ. СКУЛЬПТУРНЫЕ ЛИКИ БОГОВ И СВЯТЫХ. Немиза. 

ВАРЯЖСКАЯ РУСЬ – ВАГРИЯ. ИЗ ИСТОРИОГРАФИИ. СКУЛЬПТУРНЫЕ ЛИКИ БОГОВ И СВЯТЫХ. Немиза. 

Из очерка В.А. Чудинова

№ 86. Немиза. Здесь я остановлюсь только на виде сзади [82, с. 137, рис. 7, б]. Бог НЕМИЗА славянской мифологии неизвестен, так что, скорее всего, речь опять идет о неверном чтении. Я уже убедился в этом, когда комментировал сочинения Мартина Жунковича, который описывает те же фигурки богов из Ретры, сравнивая с чтением Маша. Поэтому я приведу тот же комментарий, который сделал по поводу этого бога в связи с чтением работы М.

Жунковича. (Возможно, что М. Жункович, прочитав слово Немиза, решил, что фигурка олицетворяет бога по созвучию с именем богини Возмездия - Немизиды)

НЕМИЗА — бог воздуха, повелитель ветров.

Статья из  ПАНТЕОНА СЛАВЯНСКИХ БОГОВ, духов и героев

Немиза, рис.В.Барскова.

Немиза, рис.В.Барскова.

НЕМИЗА — бог воздуха, повелитель ветров.

СТИХИИ. Немиза относится к стихии  ВОЗДУХА.

ИЕРАРХИЯ. Немиза подчиняется Стрибогу — богу воздушных стихий.

ВНЕШНИЙ ВИД: Голова его увенчана лучами и крыльями, а на торсе изображена летящая птица. Лёгкий, как перышко, да и сам иногда превращается в перо и качается в вышине, отдыхая от забот.

ХАРАКТЕР. Как у любого ветра, поведение Немизы переменчиво. Но он всегда легок на подъем.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: Когда в самую жару лёгкая прохлада вдруг коснется чела — это Немиза благоволит, лениво взмахнув крылом. Немиза не сварлив и позволяет ветрам резвиться, не вмешиваясь в их дела. Но если они уж сильно поссорятся и закрутят бешенную карусель — вмешается и наведёт порядок.

(160)Информация найдена на просторах интернета и частично отредактирована.

Что же касается интерпретации М. Жунковича, то она, разумеется, гораздо ближе к реальности, ибо тут есть чтение НЕМИЗА, РАБ и АРКОН. Все это действительно присутствует на рисунке, хотя не понятно, почему слово РАБ принято за фрагмент, а слово АРКОН – за «старейший». Неясно и то, почему начало слова СПА интерпретируется как фрагмент слова ШПАН.

Более подробно мое чтение показано на рис. 179. Прежде всего, германскими рунами начертано не НЕМИЗА, а НЕМЕС, то есть НЕМЕЦ. Стало быть, перед нами не славянское божество (если это божество), а немецкое. Строкой ниже действительно написано слово РАБ, которое скорее ассоциируется с христианской формулой «раб Божий». Заметим, что к X в. германские племена уже были крещены, так что немцы вполне могли быть «рабами Божьими». Еще одно слово, на рукаве левой руки, есть ЗПА или, если угодно, СПА. Последнее слово, процарапанное вендскими рунами, читается АРКОНА, где маленькое «а» взято из кириллицы. Если на предыдущих фигурках местом их постоянной приписки был храм Ретры, то здесь перед нами фигурка из другого славянского храма – Арконы, расположенного на острове Рюген (по-славянски – РУЯН). Ничего странного в этом нет, языческие храмы обменивались священными реликвиями, как это практикуется христианскими храмами и в наши дни, когда чудотворная икона или чудотворные мощи святош на некоторое время передаются в другой приход. Так что надписи прочитаны М. Жунковичем почти точно.

 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image612.jpg
 
Рис. 179. Мое чтение надписей на задней стороне фигурки Немизы
 

Вместе с тем кое-что не прочитано вовсе. Наиболее информативна надпись в столбик возле подмышки правой руки, которую я обвел рамочкой. Здесь читается латинскими буквами, хотя первое слово начертано кириллицей: ОДИН RAБ BOGA. Таким образом, поясняется, какой именно немец представлен на фигурке – это обожествленный вождь германских племен Один (Вотан). Однако для обращенных в христианство германских племен Один, как и любой другой смертный, является рабом божьим, что и отмечает надпись. Слово РАБ, написанное мельче и рукописным почерком кириллицы, можно прочитать на подоле Одина слева. Что же касается рукава, то надпись на нем составная: выше германских рун написано слово РАБА, затем идет слово ЗПАСИ, написанное отчасти рунами, отчасти кирилловскими буквами (буква С слита с руной П, буква И – с руной А), расположенная чуть ниже лигатура может быть разложена на буквы кириллицы с чтением БОЖЕ. Тем самым получается известная христианская формула РАБА СПАСИ БОЖЕ. В этом смысле М. Жункович проявил большую наблюдательность, прочитав СПА вместо ЗПА. Таким образом, становится понятным слово РАБ на фигурке Одина, а также наличие слова НЕМЕЦ.

Но самое интересное начертано на складках подола фигурки кириллицей. Я рассматриваю две складки левой стороны фигурки (от зрителя справа), которые я поворачиваю на 90° влево и слегка увеличиваю, где первое слово верхнего ряда написано тонкими линиями, но продублировано в ряду ниже; это слово КАМНИ. Правее, в слове СОЮЗА, хорошо выделяются буквы С и Ю, так что это слово тоже легко обнаружить в строке. Далее видны буквы РО, а прямо над ними изображены буквы не вполне ясно; они переходят вправо за очень мелкую диагональную надпись. Я читаю это слово как РОССИЙСКОЙ, но в силу нечеткости контуров средних букв тут все-таки скорее написано РАСЕЙСКОЙ. Под последней буквой Й хорошо видны две буквы ПР и едва видна, больше угадывается, буква И; правее и выше видна буква то ли В (латинская Б), то ли кирилловская Б, а правее и ниже нее – то ли А, то ли О. Зато ниже буквы Р явно читается Л, правая мачта которой является мачтой буквы Т, правее которой хорошо видна курсивная И, затем выше К, а под ней – Н, то есть кирилловская буква И. Таким образом, с большим трудом читаемое слово есть слово ПРИБАЛТИКИ. Его присутствие на фигурке вызывает удивление, поскольку море тогда именовалось не Балтийским, а Варяжским. Однако возможно, что имя БАЛТЫ уже употреблялось и в X в.

Вторая часть данного текста расположена отчасти правее, отчасти ниже. Правее слова ПРИБАЛТИКИ и много ниже читается предлог С, а еще правее лигатура разлагается на слово МИРОМ. Дальнейший текст размещен ниже; для этого надо проследовать взглядом по полукружью под буквой Р вниз и прочитать жирный шрифт слева, который слагается в слова РАСЫ У; лигатура под дугой разлагается на слово НАРОДОВ, а правее этой лигатуры читается типичное обозначение Руси руницей – силлабографы PC, то есть РУСИ.

Соединяя все слова, за исключением дублированных, получаем довольно пространный текст КАМНИ СОЮЗА РАСЕЙСКОЙ ПРИБАЛТИКИ С МИРОМ РАСЫ У НАРОДОВ РУСИ, состоящий из 10 слов. Данная надпись весьма интересна, ибо дает средневековую славянскую трактовку присутствия немцев в Прибалтике: фигурки немецких языческих божеств или обожествленных вождей (освященных христианской формулой смирения и покаяния «раб Божий») понимались славянами как краеугольные камни дружбы Русской Прибалтики с представителями иных рас, в частности с германцами. Из этого текста следует, что славяне не считали германцев представителями своей расы (существует мнение, что германцы пришли из Азии). Однако все славяне тогда входили в Русь, независимо от места проживания, и, естественно, соприкасались с другими народами. Стремление жить в дружбе с ними и заставило отлить в мастерской храма Арконы фигурку Одина, а затем в качестве обмена священными реликвиями передать ее на время в храм Ретры.

Итак, этой последней, как и ряда других кирилловских надписей, М. Жункович не заметил. Хочу обратить внимание на то, что, с одной стороны, кирилловские надписи мельче рунических, а с другой – и это важнее – исследователи были не готовы встретить кириллические тексты в храме Ретры. Такова была сложившаяся на протяжении примерно 200 лет традиция германских штудий по изучению славянского наследия. На самом деле (обращаю на это внимание читателя!) на большинстве славянских изделий существовали надписи кириллицей по-русски. Русский язык еще с палеолита считался международным евразийским языком. Лишь со временем его вытеснили латынь и греческий.

118
 

Итак, перед нами вовсе не славянский бог, а РАБ БОЖИЙ ОДИННЕМЕЦ, ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ИНОЙ РАСЫ. Возникает вопрос, мог бы немец А. Г. Маш, если бы он прочитал такое, согласиться с трактовкой германцев как европейских инородцев? Однако от потрясения своим «варварским происхождением» (о чем прекрасно были осведомлены римляне, считавшие германцев, но не славян, варварами) Маша уберегло неверное чтение. Мы еще раз убеждаемся в том, что, когда славянскую историю начинают реконструировать немцы, из их собственного НЕМЦА ОДИНА выходит славянский НЕМИЗА. Так что Мартин Жункович лишь некритически повторил эту нелепость А. Г. Маша, полагая, будто Маш досконально разобрался в славянской эпиграфике.

МАТЕРИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО СЛОЯ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

«Материальное обеспечение интеллектуального слоя в целом было достаточно удовлетворительным. Во всяком случае оно
соответствовало тому месту в социальной иерархии, которое он занимал. Правда, связь “образованного сословия” с собственностью
была незначительной, огромное большинство его членов не имело ни земельной, ни какой-либо иной недвижимой собственности. В начале ХХ в. даже среди той его части, которая занимала самое высокое положение на государственной службе (чины 1-4 классов), не имело собственности более 60%, среди офицеров не владели
собственностью более 95%. Зато жалованье и доходы лиц умственного труда от своей профессиональной деятельности были довольно высоки, в несколько раз превышая доходы работников физического труда. По основным профессиональным группам имеются следующие данные:

Инженеры. В МПС начальники линий получали 12 - 15 тыс. р. в год, начальники служб - 5,4 - 8 , начальники телеграфа - 3,3 - 4,8 тыс. В горном ведомстве начальники получали 4-8 тыс., средние чины - 1,4 - 2,8 тыс. В частном секторе заработки могли сильно колебаться.

Например, из инженер-механиков, выпускников Киевского политехнического института 31,5% получали 1-2 тыс. р. в год, 25,2% - 2-3 тыс., 27,9% - свыше 3 тыс.

Медики. Земские врачи получали 1200-1500 р. в год, фельдшера - от 500-600 до 200-300, фармацевты - в среднем 667,2 (92, 5% их получали менее 1200 р.
в год).

Учителя. Преподаватели средней школы с высшим образованием зарабатывали от 900 до 2500 р. (со стажем в 20 лет), без высшего
образования - 750-1550. Пенсии их (после 20 лет стажа) составляли 1800 и 1100 р. соответственно. Учителя городских начальных школ получали в среднем (1911 г.) 528 р. (женщины - 447), сельских - 343 и 340 соответственно. В 1913 г. 70,9% из них получали в год свыше 200 р. Есть также данные о заработках народных учителей 180-300, 250-300, а иногда
даже 48-60 р. в год.

Журналисты провинциальной прессы зарабатывали, как правило, 600-1200 р. в год, но четверть из них получали доход свыше 1200 р.,
а небольшая часть (1/6) - менее 360 р. Заработки столичных литераторов и журналистов, сотрудников ведущих газет, были намного больше.

Военные. Оклады младших офицеров составляли 660-1260 р. в год, старших - 1740-3900, генералов - до 7800. Кроме того, выплачивались квартирные деньги: 70-250, 150-600 и 300-2000 р. соответственно.

Художники. Руководители мастерских Академии художеств имели оклады в 2400 р. в год, профессора - 2000, преподаватели - 400- 2800. В провинциальных училищах преподаватели искусств получали 1200 р. и казенную квартиру, в прочих учреждениях живописцы и архитекторы получали от 500 до 1600 р. Известные же художники зарабатывали до 12 тыс. р. и более.

Актеры. На провинциальной сцене актеры получали, как правило, 1200-1800 р. в год, что превышало актерские оклады в государственных театрах. Минимальным окладом на казенной сцене считался оклад 600 р. При этом оклады наиболее видных актеров императорских театров достигали 12 тыс. р. Адвокаты имели годовой доход 1-2 тыс. р. (7, 9%), 2-10 тыс. (84, 7%) и даже 10-50 тыс. (7, 4%). Профессора вузов получали не менее 2000 р. в год, в среднем 3-5 тыс., иногда до 12 тыс.

В целом же в 1913 г. при среднем заработке рабочего 258 р. в год заработок лиц интеллектуальных профессий составлял 1058 р. (технического персонала — 1462 р.). Лишь некоторые низшие категории этого слоя: учителя сельских начальных школ, фельдшера и т.п. — имели заработки, сопоставимые с основной массой населения. При выслуге установленного срока службы пенсия назначалась в размере полного оклада жалованья. Так что благосостояние среднего представителя образованного слоя в полной мере позволяло ему поддерживать престиж своей профессии и отвечало представлениям о роли этого слоя в обществе».

Сергей Владимирович Волков – «Интеллектуальный слой в советском обществе. Глава I. Интеллектуальный слой в дореволюционной России».

История Российской Империи

Картина дня

))}
Loading...
наверх