«Мы разбомбим Германию — один город за другим»

Во время массовых бомбардировок Германии погибло более 600 тыс. мирных жителей, в том числе около 70 тыс. детей

«Мы разбомбим Германию — один город за другим. Мы будем бомбить вас все сильнее и сильнее, пока вы не перестанете вести войну. Это наша цель. Мы будем осуществлять ее безжалостно...». Эти слова могли прочитать немцы на листовках, сбрасываемых союзной авиацией на города нацистской Германии в 1942 г. И это были не просто слова. Сохранившиеся фото- и кинодокументы с видами разрушенных Кёльна, Гамбурга, Дрездена — тому свидетельство.

Еще живы люди, пережившие эти бомбежки.

https://www.dw.com/image/38740568_401.jpg


Началом же «бомбовой войны» принято считать атаку люфтваффе голландского Роттердама. Чтобы сломить волю голландцев, мужественно сопротивлявшихся немецкому вторжению, 14 мая 1940 г. была предпринята устрашающая бомбардировка центра Роттердама. В течение семи с половиной минут часть города была буквально стерта с лица земли, погибло около 1000 человек, подавляющее большинство жертв — мирные жители. На следующий день правительство Великобритании отменило действующий с начала войны приказ, запрещавший ВВС атаковать гражданскую инфраструктуру за пределами зоны боевых действий.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/49107/pub_5d8ca50f05fd9800aeaa5f57_5d8ca61743fdc000adf74e82/scale_1200

Начавшаяся вскоре воздушная «Битва за Британию» также сопровождалась бомбардировками жилых районов как британских, так и немецких городов. Однако в этот период основными целями всё же были военные и промышленные объекты. Таким объектом был и авиадвигательный завод в английском Ковентри. Вечером 14 ноября 1940 года начался налет, продолжавшийся непрерывно одиннадцать часов. Некоторые бомбы были нацелены на промышленные объекты, расположенные в окрестностях города, однако бомбили и центр города, вызвав разрушительную волну огня, испепелившую жилые кварталы.

https://cs11.pikabu.ru/post_img/2018/06/01/10/1527872723184696145.jpg

Впоследствии эта бомбардировка стала объектом пристального изучения командованием британских ВВС. Ковентри, как и большинство западноевропейских и, в частности, немецких городов того времени, сохранял характерные черты средневекового города: переплетение узких улочек и переулков, застроенных прилепившимися друг к другу многоэтажными домами с толстыми кирпичными стенами и деревянными перекрытиями, крытые черепицей крыши над деревянными чердаками. Под эту структуру была разработана и успешно реализована теория «огневого шторма»: сначала сбрасывались фугасные бомбы, срывавшие с крыш черепицу и выбивавшие оконные стекла, а затем на «подготовленный» город сыпался град зажигательных бомб, которые вызывали сотни очагов пожаров. Высушенная за века древесина вспыхивала, как спичка, через выбитые окна и дыры в крышах огонь перекидывался на соседние дома, весь район превращался в гигантскую печь. Потушить такой пожар было практически невозможно.

https://lh3.googleusercontent.com/proxy/saLwMZ107N0oO64sB8cZIMBEP6vBzKVp5spZldcD4Jc2QcDlFfxpkwGJBL4IXVymeC1vwD-0FAunU-YCpMBNtrhrwhWWU2CBkYLhhK5QV3qUCHHiZ7AEBeA0bcyJHiDKdAdBYeSRcL-OABW2LKov_GKX0Q4QpNs6OzwmB0T77Wq2YZ0_LZ5W3a89-DOTPiFn4LBo

Для применения такой тактики на практике англичанам понадобился длительный, растянувшийся более чем на год период подготовки. Причина была не только в отсутствии достаточного количества тяжелых бомбардировщиков, способных преодолевать противовоздушную оборону немцев и совершать налеты на цели в глубине Германии, но и отсутствие единства в кругах верховного командования Королевских ВВС.

Часть генералов выступала за точечные бомбардировки как собственно военных объектов, так и заводов, электростанций, складов, железнодорожных узлов и портов. Это позволило бы, по их мнению, наносить максимальный урон при минимальных собственных потерях, а также избежать большого числа жертв среди мирного населения. Их оппоненты считали, что подобным образом можно нанести лишь временный урон, который в конце концов будет компенсирован, а на аргумент о возможной гибели мирных жителей ссылались на одно из положений доктрины британского маршала авиации Хью Тренчарда. По его мнению, в современной войне жилые районы противника являются естественными целями, так как промышленный рабочий — такой же участник боевых действий, как и солдат на фронте.

https://images.wolfgangsvault.com/m/xlarge/ZZZ061954-PO/avro-lancaster-b1s-of-no-44-rhodesia-squadron-poster-.webp

Avro Lancaster- британский бомбардировщик времен Второй мировой войны, состоявший на вооружении Королевских ВВС Первым немецким городом, испытавшим на себе технологию «огненного шторма», стал Любек. В ночь на 29 марта 1942 года на этот город было сброшено сначала 150 тонн фугасных бомб, а затем 25 тысяч зажигательных устройств. К утру центр города представлял собой дымящееся пепелище.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/b/b9/Royal_Air_Force_Bomber_Command%2C_1942-1945._CL3400.jpg/1200px-Royal_Air_Force_Bomber_Command%2C_1942-1945._CL3400.jpg

Спустя два месяца был совершен налет на Кёльн. Для атаки была собрана практически вся имевшаяся в распоряжении англичан бомбардировочная авиация. Более 1000 самолетов в течение ночи бомбили город, было уничтожено около 13 тысяч домов, но «огненного шторма» добиться не удалось. Для усовершенствования технологии бомбежек были привлечены математики, физики, химики, пожарные, строители. В итоге через год «огненный шторм» был реализован в другом крупном немецком городе — Гамбурге.

Но еще до этого в Касабланке состоялось совещание военного руководства США и Великобритании, на котором было принято важнейшее решение о том, что бомбардировки должны сыграть ключевую роль в подготовке к открытию Второго фронта. В совместном англо-американском приказе, в частности, говорилось: «...постепенное разрушение и уничтожение военной промышленности и экономической системы Германии, а также подрыв боевого духа немецкого народа с тем, чтобы как можно больше ослабить его возможности к вооруженному сопротивлению...». Операция получила кодовое название «Пойнт-бланк».

С зимы 1943 года начались массированные дневные и ночные удары, а основной целью союзников стал промышленный комплекс Рура. Многократным бомбежкам подвергались Эссен, Дортмунд, Дуйсбург, Бохум. В мае того же года британские ВВС провели успешную атаку на плотины Рурского района с использованием специально разработанных «прыгающих бомб». В течение одной ночи были разрушены две крупные плотины и одна повреждена. Вызванное этим наводнение нанесло существенный урон промышленному потенциалу Рура и привело к многочисленным человеческим жертвам.

https://lh3.googleusercontent.com/proxy/Z6_mkLCyHfGdZSCZIRboTRVepeFMzQOBq0ExDvwKYWbB7TNpxYZxg5Odpy4bLZg_xV834eI5EdnMOWVJrKOHTU91A5krNqXyRY8SdRhh1auYi5K_

Для отражения воздушных атак гитлеровцы сосредоточили в этом регионе основную часть своей истребительной авиации. Этим и воспользовалось союзное командование, отдав приказ на выполнение операции «Гоморра» — бомбардировку Гамбурга. В ночь на 25 июля 1943 года почти 800 самолетов, практически не встретив противодействия, атаковали город. Сброшенные в первую волну налета зажигательные бомбы подожгли уголь, находившийся в подвалах домов. Начавшиеся пожары не удалось потушить до следующей ночи, когда на город обрушилась вторая волна бомбардировщиков и еще 740 самолетов сбросили на Гамбург 1500 тонн взрывчатки, а потом залили город белым фосфором. В возникшем огненном смерче температура превышала 800 градусов, его скорость достигала 240 км/час. Ураганный ветер засасывал людей в огонь и вытягивал кислород из бомбоубежищ, обрекая прятавшихся в них людей на смерть от удушья.

В общей сложности в ходе операции «Гоморра» в Гамбурге погибло около 50 тысяч человек, была полностью разрушена юго-восточная часть города, около миллиона человек потеряли кров. Известия о бомбардировке Гамбурга потрясли нацистскую верхушку. Геббельс назвал произошедшее «катастрофой, масштабы которой поражают воображение». Шпеер высказал Гитлеру свои опасения, что если и другие города подвергнутся таким же бомбардировкам, то это скажется на способности Германии вести войну. Гитлера это заявление нисколько не тронуло. Он приказал Шпееру восстановить промышленный потенциал Гамбурга, а на улицы города вышли патрули войск СС «для поднятия боевого духа» и активизации работ по разбору завалов.

https://militaryreview.su/uploads/posts/2015-10/1443959738_01.jpg

В последующие полтора года союзная авиация продолжала ковровые бомбардировки, методично разрушая промышленные объекты, жилые районы и транспортную инфраструктуру. В ответ на робкие голоса о чрезмерной жестокости бомбардировок Черчилль, выступая 21 сентября в палате общин, заявил: «Мы обязаны использовать все возможные средства, чтобы поставить на колени нацистского зверя и положить конец страданиям, которые он несет народам Европы и всего мира». Десятки городов Германии и ее союзников и далее подвергались разрушительным налетам, однако операций, сопоставимых с «Гоморрой», не было до печально известной бомбардировки Дрездена.

Поздним вечером 13 февраля 1945 года первая волна бомбардировщиков сбросила на Дрезден 900 тонн фугасных и зажигательных бомб, что вызвало пожары практически по всему старому городу. Спустя три часа последовал новый, еще более мощный налет, 14-го и 15-го числа бомбардировки были продолжены. В общей сложности во время этих налетов авиация союзников сбросила на Дрезден более 7 тыс. тонн бомб. Город был полностью разрушен, точное число погибших неизвестно, т.к. в Дрездене кроме жителей находилось не менее 200 тысяч беженцев. Современные историки оценивают число жертв примерно в 25-30 тысяч человек.

https://lh3.googleusercontent.com/proxy/e_pPpHZA49v1o2GohfU505g0_JDQz-aIZPYkVyuo2txsG3pi7k8f92Oo4RbtsRQLstzC-bJCO9aNCbDj5pW5EzamFaSgmLKYQBntBjDQ

Спустя несколько дней, когда стали известны масштабы разрушений, союзники сделали специальное заявление для прессы, суть которого сводилась к тому, что Дрезден как важный транспортный центр был атакован с целью сделать невозможным движение транспорта в обход подвергавшихся непрерывным бомбежкам Берлина и Лейпцига. И это якобы было согласовано с советской стороной в устной форме (!) с заместителем начальника генштаба А. Антоновым в переговорах с начальником штаба ВВС Великобритании Ч. Порталом как дополнение к достигнутым ранее договоренностям о налетах на города, которые располагаются в полосе наступления советских войск. Советский Союз данный факт никогда не признавал, и выглядит эта версия как послевоенная попытка снять с себя ответственность, не более.

А в заключение приведем фрагмент одного письма Черчилля, датированного 28 марта 1945 года: «Мне представляется, что наступил момент, когда следует пересмотреть вопрос о бомбардировках немецких городов, проводимых под разными предлогами ради возрастания террора. В противном случае мы получим под свой контроль полностью разоренное государство. Разрушение Дрездена остается серьезным предлогом против проведения бомбардировок союзниками...».

https://monateka.com/images/1258019.jpg

М. Наумов (Дортмунд)

Источник ➝

Стреляли друг в друга два генерала

Кто только не дрался на дуэлях в России. Доходило и до того, что генералы выходили к барьеру друг против друга. Особенно, если друзья и советчики постарались натравить одного на другого.

Дело было в славном городе Тульчин, во 2-й армии, в самом гнезде декабристов, в далеком 1823 году. Войны с Наполеоном давно закончились, а про то, что скоро заварится каша с восстанием на Сенатской, пока еще никто не догадывался, даже сами заговорщики.



Армейская жизнь вдали от столицы была точно такой же как и сейчас – скучной, монотонной и занудной.

И тут еще в Одесский полк назначили командующим подполковника Ярошевицкого. Подполковник оказался
«грубым, необразованным и злым».

Короче говоря, офицерам и солдатам полка не повезло, потому что в армии в таких случаях выбирать не приходится: перевестись в другую часть еще не факт, что получится, а значит, чтобы не терпеть измывательства – у офицера одна дорога – увольняться. Или терпеть.

Но офицеры тогда были люди гордые и плохого отношения к себе не терпевшие. Дворяне, знаете ли, хоть часто и не очень знатные, раз служили не в гвардии. Поэтому в полку решили, что кто-то должен пострадать за всех и нанести полковому командиру показательное оскорбление. Или, проще говоря, набить морду у всех на виду. По жребию сделать это выпало штабс-капитану Рубановскому. При этом Рубановский очень четко понимал, что это все – конец карьере, если не казнь. Но уговор есть уговор.

Тот специально нарвался на то, чтобы при очередном дивизионном смотре командир полка на него наорал. Потом подошел к нему, стащил с коня и избил. А полк стоял и наблюдал, пока не подскакал командир дивизии Иван Мордвинов.

Рубановского схватили, судили, разжаловали, отправили служить солдатом в Сибирь, так как он взял всю вину на себя. Дуболом подполковник Ярошевицкий ушел в отставку. Кстати, помните фильм «История одного назначения»? Там примерно такая же история, только офицера избил нижний чин, за что и был поставлен к стенке. Фильм не совсем соответствует тому, что было на самом деле, но это – другая история, как-нибудь расскажу.

Генерал Киселев, 1830-е годы, уже много позднее этой истории


Так вот в дальнейшем начальник штаба 2-й армии Павел Киселев узнал, что на самом деле Мордвинов был в курсе, скажем так, запланированной акции, но препятствовать ей не стал. Более того, по воспоминаниям участников всей этой истории, перед смотром уехал из лагеря, чтобы сделать вид, что совсем не в курсе того, что может случиться. В результате Киселев добился, чтобы Мордвинова отстранили от командования бригадой, а новой не дали, оставили «прикомандированным».

После этого полгода Мордвинов просидел без назначения. И все это время его старательно накручивали враги Киселева, которых у него было более чем достаточно. Потому что генерал был деятелен, умен, активен, решителен и молод. В 1823 году ему исполнилось всего 35 лет – мальчишка для такой должности. Так вот среди тех, кто копал под Киселева, были не только генералы Рудзевич и Корнилов, но, по мнению историка Оксаны Киянской, еще и один командир Вятского полка. Некто – Павел Пестель. Глава тайного Южного общества.

Зачем это нужно было Пестелю? Ведь он многое почерпнул у Киселева. Например, то самое «Высшее благочиние» из «Русской правды», которое ему часто припоминают, фактически списано с тайной полиции, созданной Киселевым во 2-й армии. Именно работа этой тайной полиции и привел к аресту «первого декабриста» - майора Владимира Раевского в 1822 году.

Но Пестелю требовалось устранить Киселева, потому что тот копал под генерал-интенданта Алексея Юшневского, второго человека в Южном обществе, того, кто занимался подготовкой обеспечения мятежа во 2-й армии. Так что Мордвинов всем оказался очень нужен.

Закончилось все тем, что Мордвинов все-таки посчитал, что Киселев его оскорбляет и послал тому вызов на дуэль. Расчет был прекрасный: если Киселев откажется, то конец карьере. Если согласится, то у Мордвинова есть шанс помочь всем недоброжелателям начальника штаба 2-й армии.

Киселев вызов на дуэль принял. Стрелялись в 40 верстах от Тульчина, в Ладыжине, чтобы как можно меньше людей узнали о дуэли. Использовали пистолеты Кухенрейтера, барьер поставили на восьми шагах, сходились с 18-ти. Изначально предлагалось стрелять без секундантов, чтобы не было свидетелей, но Киселев приехал с адъютантом Бурцовым.

Стреляли без очереди. Перед выстрелами Мордвинов начал было:
- Объясните мне, Павел Дмитриевич...

Но Киселев оборвал его:
- Теперь, кажется, не время объясняться, Иван Николаевич; мы не дети и стоим уже с пистолетами в руках. Если бы вы прежде пожелали от меня объяснений, я не отказался бы удовлетворить вас.

Подойдя к барьеру, они стояли и никто не стрелял первым, ожидая выстрела другого. В конце концов, решили, что Бурцов считает до трех, на счет «Три» стреляют.
Когда раздались выстрелы, оказалось, что Мордвинов целился Киселеву в голову, но промазал. Киселев хотел попасть в ногу, но пуля прилетела Мордвинову в живот. До врача его не довезли.

Сильные все-таки были духом генералы.

Киселев вернулся в Тульчин, доложил обо всем командующему 2-й армии Витгенштейну, потом сдал дела и стал ждать решения императора Александра I. Через месяц Александр сообщил, что не считает Киселева виноватым, но все-таки было бы лучше, если бы генералы стрелялись за границей.

А потом было восстание на Сенатской, бунт Черниговского полка и следствие по делу декабристов. Киселев был оправдан, хотя его адъютант Басаргин, например, отправился на каторгу, осужденный по II разряду. Киселев же в дальнейшем оказался одним из самых разумных и профессиональных чиновников николаевской эпохи.

Небольшая черта. Через некоторое время после дуэли Киселев узнал о том, что семья Мордвинова находится в бедственном положении. И он, движимый чувством вины в этой истории, до последнего дня жизни вдовы Мордвинова выплачивал ей пособие по 1200 рублей в год. Это – достаточно приличные деньги для того времени. Хоть и не миллионы, конечно.

Вот такие истории случались в то время, когда «за Лафитом и Клико» декабристы крутили свой заговор в Петербурге и Тульчине.

Картина дня

))}
Loading...
наверх