8 «школьных» заблуждений о Китае: от Средневековья до XX века

Знать историю своей страны — хорошо! Знать историю чужой страны — ещё лучше. Сами китайцы в собственной истории порой ужасно путаются и плодят многочисленные мифы и заблуждения, которые потом перенимает и остальной мир.

1. Завоевавшие в XVII веке Китай маньчжуры были кочевниками

В эпоху династии Мин (1368-1644) племена чжурчжэней обитали на территории между Амуром и Великой Китайской стеной, на востоке их земли доходили до Японского моря. Они стояли на различных ступенях развития. В лесах обитали «дикие», занимавшиеся охотой и рыболовством.

Были также племена, которые занимались скотоводством и оседлым земледелием.

В конце XVI века Нурхаци, деда и отца которого убили китайцы, смог объединить под своей властью не только различные племена чжурчжэней, но также некоторые монгольские. Сам он принял титул хана.

Нурхаци

А кто же такие маньчжуры? Так стали называть чжурчжэней, вошедших в этот союз.

Главной ударной силой завоевателей была маньчжурская конница, объединённая в «восемь знамён». Ещё «восемь знамён» составляла монгольская конница. Действовали и отряды, набранные из китайцев-северян, также объединённые в «восемь знамён».

Завоевание Китая проходило в условиях бушевавшей в империи крестьянской войны — и в значительной степени силами самих китайцев. Например, полководец У Саньгуй вместе с верными ему солдатами перешёл на сторону завоевателей.

2. Империя Цин была китайской

История ходит по кругу. Различные варвары неоднократно завоёвывали Китай, но вскоре перенимали методы управления империей и растворялись среди китайцев.

«Можно завоевать империю, сидя на коне, но нельзя управлять ей из седла».

Самым интересным, наверное, был последний случай, когда в XVII веке империю покорили маньчжуры, основавшие там династию Цин.

На юге страны первоначально появились три вассальных княжества саньфань, одно из которых возглавлял У Саньгуй. В 1673 они восстали — У Саньгуй провозгласил себя новым императором. С большим трудом это восстание удалось подавить, а новые автономии — уничтожить в 1681 году.

Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Не надо путать династии Цинь и Цин. Первая объединила Китай и недолго им правила в III веке до н. э., вторая — маньчжурская, правившая империей в 1644-1912 годах.

 

Кем же считать Цин? Тут есть две точки зрения. Согласно первой, если императоры правили в Китае и от имени китайцев, в соответствии с конфуцианской идеологией, то династия однозначно китайская, но иностранного происхождения. Точно так же, как русские считают немку Екатерину Великую русской императрицей.

С другой стороны, китайцы составляли абсолютное большинство населения империи, но вся элита была маньчжурской. Смешанные браки запретили. Китайцам нельзя было поселяться на маньчжурских землях (переселения туда всё же происходили, но массовое — лишь в XX веке).

Маньчжурский стражник

Основной ударной силой империи стали 24 «знамённых» конных корпуса. Набранные из китайцев «зелёнознамённые» войска, преимущественно пехота, играли вспомогательную роль.

Фактически китайцы в империи считались людьми четвёртого сорта (вторым были монголы, третьим — китайцы-северяне). Все чиновничьи вакансии распределялись согласно этим четырём группам. Причём за маньчжурами закреплялись важнейшие посты и право занимать «китайские вакансии». Китайцы же занимать «маньчжурские вакансии» не могли. Наиболее явно маньчжурское господство закрепили в военной сфере. После завоевания империи ни один китаец не мог попасть в «восьмизнамённую касту».

Маньчжуры удачно вписались в классическую структуру империи и при этом не растворились в ней.

Так что же это: своя, китайская империя, — или всё же империя завоевателей? На первом этапе, который длился свыше двухсот лет, — явно чужая.

Империя сильно изменилась во время Тайпинского восстания (1850-1864). Ключевая роль в вооружённых силах перешла к китайским войскам, тогда же китайцы стали занимать и высшие посты в империи. С этого момента империю Цин действительно можно считать китайской, но с династией иноплеменного происхождения.

Подавление Тайпинского восстания

При этом династия Цин сделала для Китая очень много. В XVI–XVII веках в империи распространились батат, кукуруза и некоторые другие сельскохозяйственные культуры, привезённые европейцами из Америки. Это дало толчок, сравнимый лишь с распространением поливного риса в X–XIII веках. Следствием стал быстрый рост населения Китая. К концу XVIII века оно составляло около 300 миллионов человек, в то время как на протяжении двух тысячелетий колебалось в пределах нескольких десятков миллионов.

Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Точная численность населения остаётся предметом споров. «История Китая» (2016) определяет население империи в 200 миллионов на начало XVII века и 100 миллионов для конца века. Эти круглые цифры — примерные оценки по числу налогоплательщиков. После хаоса восстаний и гражданских войн система учёта разрушилась, и многие люди, хотя и были живы, могли выпасть из неё.

И во внешних делах сопутствовал успех, по крайней мере на первом этапе династического цикла. Ещё до того как маньчжуры завоевали Китай, Корея признала себя их вассалом. В конце XVII века маньчжуры вытеснили русских из Приамурья, а затем установили контроль над Монголией. В XVIII веке они подчинили Тибет, Джунгарию и Кашгар.

3. Тайвань с древних времён принадлежал Китаю

У острова была своя история, отмеченная походами китайских войск ещё в III и VII веках н. э. «История Китая» (2016) пишет, что остров был в составе Китая с XIII века. Однако есть точка зрения, что китайцы заняли тогда только острова Пэнху (они же Пескадорские). Военное присутствие династии Мин на острове фиксируют с 1603 года.

В XVII веке Тайвань захватила голландская Ост-Индская компания, которая изгнала оттуда японцев (в 1628 году) и испанцев (в 1642 году). В 1661 году на острове высадились китайские войска, верные династии Мин. В 1662 году остров перешёл под контроль семьи Чжэн и стал оплотом в борьбе с маньчжурами. В 1683 году его завоевала империя Цин, а часть китайцев, не пожелавших подчиниться завоевателям, отплыла в Камбоджу.

В составе Китая Тайвань был до 1895 года, когда перешёл к японцам. В 1945 году его вернули Китаю. Сейчас там фактически независимое государство — Китайская Республика (не КНР!).

Переговоры между представителями империи Цин и японцами, 1895 год

Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Среди китайцев есть мнение, что именно они основали Владивосток. На самом деле город основали русские в 1860 году, а китайцы стали прибывать лишь потом. До этого туда на ловлю морской капусты приходили маньчжуры, устраивая сезонный лагерь.

Более того, даже Харбин основали русские — в 1898 году. Китайского населения тогда там не было.

4. Синьцзян всегда принадлежал китайцам

Это китайское убеждение.

Ранняя Хань пыталась подчинить эти земли во время ферганского похода (104-101 годы до н. э.), однако их правление там отражает скорее формальный суверенитет и «псевдоданничество». А вот во времена Тан (644-917) территория действительно вошла в состав империи — но затем был перерыв длиной почти в тысячу лет. Эти земли вновь завоевала империя Цин в середине XVIII века.

Синьцзян временно добивался независимости в 60-70 годы XIX века, а затем в 1944–1949 годах.

Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Формальный суверенитет, которого постоянно добивался Китай, вносит сильную путаницу в представления о политических картах древности и Средневековья.

5. Тибет был независимым до 1951 года

Это отражает точку зрения сторонников независимости Тибета, которые утверждают, что в 1951 году Китай вторгся и аннексировал его. По официальной же китайской точке зрения, Тибет был вассалом Китая с древности.

Кто же из оппонентов прав?

Китайская армия в столице Тибета Лхасе, 1951 год

История взаимоотношений Китая и Тибета начинается давно, но на реальный вассалитет там нет и намёков. В VIII веке воинственные тибетцы вторглись в Китай и даже захватили его столицу. Потом Тибет завоевали монголы.

Для эпохи династии Мин у историков нет консенсуса. По традиции китайская историография считает, что Тибет подчинялся Китаю. Однако большинство исследователей с этим не согласны. Китайские гарнизоны в Тибете отсутствовали, и рычагов влияния у империи тогда не было.

В XVII веке в горную страну вновь вторглись монголы, которые её объединили и создали там теократическое государство во главе с далай-ламой.

В XVIII веке Тибет вошёл в состав Цинской империи, сохранив автономию. Однако в 1903 году его захватили британские войска. Далай-лама бежал в Монголию и попросил помощи у России. По российско-британскому договору 1907 года Тибет признавался владением империи Цин.

В 1912 году Тибет провозгласил независимость, но её так никто и не признал — даже Великобритания, которая стремилась установить там протекторат. А в 1951 году Китай ввёл войска и восстановил контроль над этой территорией.

6. Далай-лама — лидер всех тибетцев и глава правительства Тибета в изгнании

Далай-лама не является лидером всех тибетцев. Он лишь глава «жёлтошапочной» секты в буддизме, хотя и самой большой в Тибете.



Прочие буддистские секты, а также тибетцы-мусульмане далай-ламу своим лидером не признают.

7. Все неравноправные договоры, заключённые Китаем в XIX веке, были отменены

Строго говоря, неравноправными договоры должны считаться по наличию неравноправных статей — например, касающихся экстерриториальности, консульской юрисдикции, таможенных тарифов и так далее.

Но так называются все договоры, подписанные Китаем с западными державами, Россией и Японией с 1842 года до начала XX века. Китайцы числят среди этих договоров также Айгуньский и Пекинский (1858 и 1860), по которым Приамурье и Приморье перешли к России.

Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Вообще, в тексте Айгуньского договора был пункт, где говорилось, что Россия и Китай должны использовать этот договор для предотвращения проникновения третьих стран вглубь Азии по Амуру. То есть Россия выступала в качестве гаранта цинских границ.

8. Последний китайский император — Пу И

Пу И был последним императором династии Цин, правившей Китаем до 1912 года. С 1934-го по 1945 годы он являлся императором марионеточного государства Маньчжоу‑го.

Но у него есть конкурент!

В истории Китая был такой яркий персонаж, как Юань Шикай. Став в 1912 году президентом первой Китайской республики, он решил, что этого маловато. Ассамблея единогласно избрала его императором, а затем это решение поддержало Национальное собрание. Будучи не в силах противиться воле народа, Юань Шикай в декабре 1915 года занял пост императора. В марте 1916 года он отменил империю, которая просуществовала 83 дня, и вновь стал президентом Китайской республики. В июне 1916 года умер от болезни.

Юань Шикай

Бертолуччи снял фильм не о том?

Мы разобрали лишь основные «школьные» заблуждения о Китае. Конечно, различных невероятных мифов и народных выдумок существует гораздо больше, но самое главное мы вам рассказали. Надеемся, теперь многое стало понятнее и проще!

Автор и редакция выражают благодарность Алексею Пастухову за консультации при работе над материалом.

Михаил Поликарпов
источник

Барон Роман Унгерн: взлет и падение монгольского «бога войны»

Барон Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг был потомком древнего германского рыцарского рода. Несмотря на это, барон всеми фибрами души презирал западную цивилизацию и считал европейцев вырожденцами. Мечтой Унгерна было установление всемирного господства «желтой расы» и Гражданская война в России позволила ему начать воплощать свои безумные идеи в жизнь.

В монгольских степях Романа Федоровича боготворили и считали реинкарнацией Чингисхана, а буддийские ламы воспевали его как божество войны. Унгерну удалось захватить власть в Монголии и собрать армию для завоевания Европы.

Этот «крестовый поход» стал одним из наиболее ярких и абсурдных эпизодов, которыми богата история России в первые годы после Октябрьского переворота.

Родился Роман Унгерн, настоящее имя которого было Николай-Роберт-Максимилиан фон Унгерн-Штернберг, в Австрии. Детство будущего повелителя монголов прошло в Прибалтике, где жило несколько поколений его предков, остзейских немцев. Когда мальчику было 6 лет, его родители развелись и отца ему заменил отчим, с которым у Романа были отличные отношения.

В юные годы Унгерн не отличался примерным поведением и тягой к учебе, поэтому старания родителей дать ему хорошее военное образование закончилось провалом. Юношу отчислили из Морского кадетского корпуса в Санкт-Петербурге за своевольное поведение и морской офицер из него не получился.

Как только грянула Русско-японская война, Унгерн записался вольноопределяющимся в пехотный полк и отправился на фронт. Но судьбе было угодно, чтобы потомок немецких рыцарей избежал японской шрапнели: воинское подразделение Унгерна не участвовало в боевых действиях, а находилось в резерве.

Юный барон настоял, чтобы его перевели ближе к театру боевых действий и его просьба была удовлетворена. К огорчению Романа, пока происходил его перевод, война завершилась поражением Российской империи. Но в действующей армии Унгерн получил погоны ефрейтора и, главное, желание стать офицером.

Уже без приключений остепенившийся Унгерн окончил Павловское пехотное училище и в чине хорунжего был зачислен в 1-й Аргунский полк Забайкальского казачьего войска. Именно с этого момента и начинается самое интересное в его насыщенной событиями жизни.

Среди сослуживцев Роман Унгерн имел не слишком хорошую репутацию. Сослуживцы барона вспоминали о нем как о вспыльчивом, агрессивном человеке, к тому же злоупотребляющим алкоголем. Напившись, хорунжий становился обидчивым и неуправляемым, устраивая ссоры и отчаянные драки.

Унгерн в мундире Нерчинского казачьего полка

Во время одной из потасовок он получил саблей по голове, из-за чего всю оставшуюся жизнь мучился головными болями. Иван Кряжев, один из сослуживцев Унгерна по 1-му Аргунскому полку позднее вспоминал о нем так:

Барон вел себя так отчужденно и с такими странностями, что офицерское общество хотело даже исключить его из своего состава… Унгерн жил совершенно наособицу, ни с кем не водился, всегда пребывал в одиночестве. А вдруг, ни с того ни с сего, в иную пору и ночью, соберет казаков и через город с гиканьем мчится с ними куда-то в степь – волков гонять, что ли. Толком не поймешь. Потом вернется, запрется у себя и сидит один, как сыч.

Но, несмотря на неуживчивый характер и странности, Унгерна в полку уважали. Этого человека отличала настойчивость, прямолинейность и необычное, плохо объяснимое, с точки зрения логики, чутье. Однажды Роман Унгерн поспорил с офицерами, что, не зная дороги и без сопровождения проводников, проедет от Даурии до Благовещенска. Свое слово барон сдержал и все 600 верст дикой тайги преодолел за оговоренное время.

В 1913 году Роман Федорович внезапно охладел к военной службе и уволился из армии. Но его не привлекала ни яркая столичная жизнь, ни размеренные будни прибалтийского помещика. Барон отправился в путешествие по Монголии и вернулся из него, лишь получив известия о начале Первой мировой войны.

Атаман Леонид Пунин

В 1915 году, не имевший боевого опыта Унгерн, каким-то образом сумел попасть в Отряд особой важности атамана Леонида Пунина, который в имперской армии считался подразделением специального назначения. Основной задачей отряда было ведение партизанской подрывной деятельности в тылу врага.

Но Унгерн полностью оправдал доверие Пунина и в 1916 году за проведение эффективных боевых операций получил звание есаула. Барон Петр Врангель, которому предстояло вскоре возглавить белое движение, столкнулся с Унгерном в полевых условиях и оставил о нем такое воспоминание:

Оборванный и грязный, он спит всегда на полу среди казаков своей сотни, ест из общего котла и, будучи воспитанным в условиях культурного достатка, производит впечатление человека, совершенно от них оторвавшегося. Оригинальный, острый ум, и рядом с ним поразительное отсутствие культуры и узкий до чрезвычайности кругозор. Поразительная застенчивость, не знающая пределов расточительность…

Но застенчивость есаула Унгерна была обманчивой. Вскоре после встречи с Врангелем казачий офицер был приговорен к двум месяцам тюрьмы за драку с дежурным офицером военной комендатуры города Черновицы (ныне Черновцы, Украина).

Как водится барон был пьян и, не желая подчиняться требованию находившегося при исполнении офицера, ударил того по голове. Для военного времени это был более чем серьезный проступок, но есаула решили строго не наказывать. К тому времени Унгерн уже имел пять боевых наград и столько же ранений. После освобождения из-под ареста барон был уволен из полка за недостойное поведение.

Но все только начиналось, ведь вскоре грянула сперва Февральская, а затем и Октябрьская революция. Такие люди, как Роман Федорович Унгерн стали на вес золота, ведь именно бесшабашные авантюристы стали движущей силой Белой гвардии.

В первые же послереволюционные дни Унгерн с группой казачьих офицеров отправился к Байкалу, где формировал свою армию Григорий Семенов. Хорошо знакомый с бароном казачий атаман принял его с распростертыми объятьями и тут же выдал погоны генерал-лейтенанта. Перед Унгерном поставили серьезную задачу — сформировать Азиатскую конную дивизию, способную эффективно противостоять большевикам.

Неплохо ориентировавшийся в местном населении барон сделал костяком своей дивизии монголов и бурят, которых знал как отличных воинов и искусных наездников. Кроме них в отряде служили башкиры, тибетцы, корейцы, татары, поляки, казаки и даже сорок японцев. Все командные должности в дивизии занимали русские офицеры.

Желтый халат-мундир барона Романа Унгерна

От своих подчиненных Унгерн требовал совсем немного — отчаянной храбрости и беспрекословного подчинения. Ротмистр Николай Князев, служивший в дивизии с первых дней ее основания, рассказывал, что генерал Унгерн говорил о своих бойцах так:

Мне нужны лишь слепые исполнители моей воли, которые выполнят без рассуждения любое мое приказание, к примеру, не дрогнув, убьют даже родного отца.

И, нужно сказать, Роману Федоровичу удалось набрать достаточно таких головорезов. Когда в конной дивизии было 2400 бойцов, барон, с минимальными припасами выдвинулся в военный поход и за небольшой промежуток времени захватил всю Даурию. По сути, Унгерн стал правителем Забайкалья и единственной властью в регионе.

Уже упомянутый нами Князев в своих воспоминаниях писал, что дисциплина в 1-й Азиатской дивизии была железной, чему немало способствовала атмосфера недоверия. Унгерн поощрял наушничество, поэтому его подчиненные без зазрения совести доносили друг на друга. Самого барона боялись, так как считали, что он водится с нечистой силой. Монголы были уверены, что их командир неуязвимый «бог войны» и дорогу в даурской степи ему помогают отыскать дикие волки.

За мелкие грехи в дивизии наказывали бамбуковыми палками, а за более серьезные — смертью. Унгерн славился своей изобретательностью в придумывании казней и редко повторялся. Людей расстреливали, четвертовали, разрывали лошадьми, сажали на кол или сжигали живьем. С пленными генерал также не церемонился и оставлял их трупы на видном месте для устрашения.

Дивизию барона повсюду сопровождали стаи шакалов, волков и птиц-падальщиков, что лишь укрепляло веру людей в сверхъестественную силу генерала. Немало поспособствовал усилению авторитета барона его брак с маньчжурской принцессой, заключенный в 1919 году — после этого он стал «своим» в монгольских стойбищах.

В перерывах между боями и казнями Унгерн обдумывал свою идею «крестового похода» на Европу, которая, по его мнению, осквернила себя роскошью и торгашеством. В планах мечтателя было создание новой монгольской империи от Тихого и Индийского океана до последнего моря, к которому так и не сумел дойти Чингисхан.

Урга начала XX века

Загоревшись своей идеей, генерал бросает борьбу с большевиками и вместе со своей дивизией отправляется штурмовать захваченную китайцами столицу Монголии Ургу (сейчас Улан-Батор). Этот город, напоминавший огромное стойбище, был резиденцией Богдо-Гэгэна — теократического руководителя страны и главы монгольских буддистов.

В отряде Унгерна было всего 1460 человек, в то время как в Урге расположился 10-тысячный китайский гарнизон с пулеметами и артиллерией. Совершив две тщетные попытки захватить город, барон перешел к партизанской войне. Его поддержали буддийские ламы, приславшие на подмогу отряд тибетцев, а также монгольские князья-нойоны, объявившие мобилизацию среди своих подданных.

За день до решающего штурма Роман Федорович отправился на разведку лично, верхом и переодевшись в монгольскую одежду. Барон беспрепятственно въехал в город, пообщался со слугами китайского губернатора и осмотрел снаружи его дом. Напоследок он ударил тростью заснувшего на посту китайского часового, объяснив ему на его же языке, что так делать нельзя. После этих отчаянных приключений Унгерн спокойно покинул Ургу и вернулся к своему небольшому войску.

Богдо-Гэгэн VIII

4 февраля 1921 года отряд Унгерна снова пошел на штурм Урги и после кровопролитных уличных боев овладел городом. Первым делом в столице вырезали всех евреев, а их имущество разграбили. 22 февраля произошла коронация Богдо-Гэгэна VIII, которого барон сделал повелителем Монголии. Разумеется, Роман Унгерн получил фактическое право управления страной от имени марионеточного правителя.

К весне армии Унгерна удалось полностью выбить китайцев из Монголии и пришло время воплотить в жизнь основной замысел — поход на Европу. 15 мая 1921 года Роман Федорович издает «Указ №15», объявляющий начало похода в Россию.

В подчинении у барона, которого к тому времени уже считали великим полководцем и воплощением Чингисхана, было более 11 тысяч вооруженных всадников 15 разных национальностей. Первоначальной целью Унгерна была организация антибольшевистского восстания в Иркутской губернии и Забайкалье, а затем и на Алтае.

Бойцы армии Унгерна

Барона обещали поддержать японцы и его старый друг атаман Семенов, поэтому он чувствовал себя непобедимым. Но союзники не сдержали своего слова и большая, но абсолютно дикая орда «нового Чингисхана» потерпела сокрушительное поражение от Красной армии.

В августе 1921 года барон, разделив остатки своих войск на две части, начал пробираться из Восточной Сибири в горы Тибета. В пути Унгерн дал волю своей ярости, казня направо и налево своих подчиненных, начавших терять веру в его божественную сущность. Из-за этого в отряде вспыхнул мятеж, но Роман Федорович бежал в степь.

Карьера неудавшегося владыки мира закончилась неожиданно прозаично — он попал в плен к красным партизанам, которыми командовал Петр Щетинкин. 15 сентября 1921 года состоялся короткий суд, в ходе которого барона вполне справедливо обвинили в антисоветчине и массовых убийствах мирного населения.

Арестованный красноармейцами Унгерн

Наказание в то время у большевиков было одно — расстрел. Приговор привели в исполнение сразу же после оглашения, а тело потомка немецких рыцарей зарыли в неизвестном месте. Имя барона Унгерна недолго будоражило умы монголов и вскоре «демона войны» вспоминали лишь в связи с поисками мифической казны Азиатской дивизии, которую он перед пленением, если верить слухам, успел надежно спрятать.

Нужно сказать, что клады эти в Забайкалье и Монголии энтузиасты ищут и в наши дни, а личность самого барона окружили ореолом мистики, сделав знаковой фигурой восточной эзотерики.

Популярное в

))}
Loading...
наверх