Всегда Начеку предлагает Вам запомнить сайт «Необычная история»
Вы хотите запомнить сайт «Необычная история»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Французы сражались за Гитлера, как за отца родного.

развернуть

"25 апреля, перед полуднем, 57-й французский батальон, еще насчитывавший 300 человек, пересек Берлин с запада на восток, от реки Гавель до района Хазенхайде, неподалеку от Темпельхофа.

Эти добровольцы ехали примерно на десятке грузовиков, пели песни и добродушно махали руками берлинцам, которые, улыбаясь, махали им в ответ. Накануне штурма берлинцы казались нам такими же жизнерадостными, как и обычно, без следа паники, замешательства или отчаяния.
26 апреля наш батальон и танки дивизии войск СС "Нордланд" нанесли удар от муниципалитета Нойкельна, чтобы отбросить русские войска, уже угрожавшие центру Нойкельна. Мы продвинулись примерно на километр, прежде чем русские успели среагировать. Однако затем их сопротивление усилил ось, и они яростно атаковали соседние участки, где им удалось прорвать нашу оборону.
Около полудня на батальонный КП, располагавшийся в здании муниципалитета, к огромному нашему удивлению, обрушился огонь русских пулеметов. Впрочем, мы тут же организовали контратаку и очистили этот квартал. Мы продолжали упорно оборонять позиции до вечера, пока не появился наш посыльный, сообщивший, что русские уже вышли к Герман-Плац примерно в 900 м позади нас. Связь с соседями справа и слева отсутствовала. За нами замыкалось кольцо окружения.



images

Уже к ночи по последней свободной улице мы вышли к Герман-Плац. Самоходки "Нордланда", укрывавшиеся за баррикадой из брусчатки, отбивали атаки русских танков и уничтожили множество машин. Около полуночи самоходкам пришлось отойти из-за отсутствия снарядов.
Нам наконец-то удалось связаться с дивизией, и остаток ночи мы провели в пивной "Томас Келлер" у вокзала Ангальтер. После первого дня боев я стал размышлять о реальном положении обороны Берлина. Бьmи как сильные стороны, так и слабые (в первую очередь - нехватка техники и боеприпасов).
Единственным способом поддерживать связь были посыльные, которые нередко задерживались в пути из-за сильных бомбежек. Части в основном бьли предоставлены сами себе и старались извлечь максимум выгоды из использования имевшихся ресурсов совместно с ближайшими соседями. Две трети, если не три четверти, бойцов составляли члены гитлерюгенда и фольксштурма, необученные и вооруженные тем, что попалось под руку. Тем не менее молодежь из гитлерюгенда неплохо проявила себя, подбив множество танков из "панцерфаустов". В Нойкельне я получил подразделение гитлерюгенда в качестве подкрепления. Ребята прекрасно сражались весь день. Регулярные части армии и войск СС насчитывали менее 20 тысяч человек при менее чем 100 танках, а артиллерия уже расстреляла почти все снаряды.

image

Этих эсэсовцев с "тиграми", сдерживавших наступление Чуйкова, бьmо всего 3000 человек: немцы из "Лейбштандарта" из казарм в Лихтерфельде, отбившиеся от своих частей бойцы дивизий СС. пробравшиеся к нам, 300 человек из штабов войск СС, финны, датчане, шведы и норвежцы из 11-й моторизованной дивизии "Нордланд", солдаты танкового полка "Герман фон Зальца" и 503··Й тяжелый танковый батальон се 111 танкового корпуса се (восемь-десять "королевских тигров" под командованием оберштурмбаннфюрера Кауша, подбившие за двенадцать дней 480 танков), 300 французов из батальона "Шарлемань", латвийцы, испанцы и венгры.
Здесь на последнюю встречу собралась вся Европа.Накал и ожесточенность боев росли с каждым днем. Вечером 27 апреля мы вели бой у площади Бель-Альянс и ворот Рейхсканцелярии. В наш участок обороны входили две знаменитыe берлинские улицы: Вильгельмштрассе и Фридрихштрассе. Ураганный огонь артиллерии по нам не ослабевал ни днем, ни ночью и не прекращался ни на секунду. Нас атаковали танки, обстреливавшие наши позиции, и советская пехота, пытавшаяся выкурить нас с помощью огнеметов. Бои шли повсюду: во дворах домов, на крышах. В ход шли винтовки, гранаты, штыки.

fa37390426b5

Горели и рушились дома. В небо поднимались огромные облака пыли. Дым и пыль душили и ослепляли нас. Видимость бьла не более полуметра. Наши истребители танков все время бьли настороже. Ни один танк не прорвался. Вильгельмштрассе бьла усеяна горящими танками, в которых рвались боеприпасы и топливные баки.
Не бьло ни дня, ни ночи - мы едва могли разглядеть небо. Бьла лишь тяжелая пелена тумана, в которой мерцали грозные отблески огня. Мы слышали гул обстрелов, треск пожаров, а по ночам, совсем близко, крики и плач женщин.От этого мороз пробирал по коже, заставляя нас вздрагивать сильнее, чем взрывы и пожары. Сражаясь за каждый разрушенный дом, мы встретили 1 мая в подвалах комплекса зданий РСХА.
Над нами все было разрушено. На несколько дней в мое распоряжение было отдано около 100 полицейских чинов. Они сражались как простые солдаты и проявили большую храбрость. Я, будучи гауптштурмФюрером, командовал всеми этими штурмбаннфюрерами, оберштурмбаннфюрерами и штандартенфюрерами. То, как они шли в атаку с винтовками в руках, было достойно восхищения.
В этот первый майский вечер у нас были хотя бы один повод для чувства удовлетворения. Русские заявляли, что к 1 мая возьмут весь Берлин, но мы все еще были здесь. Наши соседи справа все еще вели упорные бои за каждый клочок земли. Чтобы видеть в наступившей темноте, мы воткнули свечи в рождественские подсвечники. Прямо в подвале, в неровном свете восковых свечей, я вручил последние Железные кресты.

dlyakota.ru_istoriya_neispravimyy-francuzskiy-esesovec_11

Мы уже утратили надежду и страх, даже чувство времени. Мы ощущали общую радость, радость единения товарищей по оружию и чувство безграничного доверия друг к другу. Награжденные были очень этим горды. Я никогда не забуду блеска их глаз, так искренне смотревших на меня, и тепла их рукопожатий.
Они мечтали об этом с самого начала: получить Железный крест. За несколько дней до этого я занял позицию у окна с "панцерфаустом". Мои ребята оттащили меня со словами: "Дайте нам заслужить Железный крест!"
Утром 2 мая мы были в здании Министерства авиации. На нашем участке фронта наступило затишье. Приблизились несколько машин с белыми флагами. В них были русские в сопровождении немецких офицеров. Советские солдаты, мужчины и женщины, подъехали к нам и предложили сдаться. Майор люфтваффе сказал мне: "Все кончено. Капитуляция подписана. Теперь остается только сдаваться". Мы с солдатами быстро приняли решение. Мы собрались отправиться к Рейхсканцелярии, где располагался КП нашей дивизии.

dlyakota.ru_istoriya_neispravimyy-francuzskiy-esesovec_4

Избегая встреч с русскими войсками, мы шли по тоннелям метро. У станции "Кайзерхоф" все стало ясно: улицы были заполнены непрерывно сигналившими русскими грузовиками. Рейхсканцелярия оставалась безмолвной. Вскоре нас взяли в плен под мостом у Потсдамского вокзала в Берлине, где мы скрывались в ожидании темноты, чтобы уйти в Потсдам. Там мы надеялись присоединитъся к армии Венка.
Плен! Казалось, мир рухнул. Конвоиры обходились с нами без лишней жестокости, но повсюду царил экстаз победы, который таил угрозу для побежденных. Один из моих унтер-офицеров бьл убит пулей в затьmок, прежде чем конвоиры успели этому помешать.
Нас загнали к поврежденным Бранденбургским воротам, где мы стояли и смотрели с тяжелым сердцем на парад победителей - сотни и сотни танков, украшенных красными флагами. Мы были раздавлены. Это бьла полная катастрофа. Мы бьли стерты, низвергнутыI в пучину ничтожества и непроглядный мрак.

dlyakota.ru_istoriya_neispravimyy-francuzskiy-esesovec_2

Я помню все этапы плена: внутренний дворик тюрьмы Моабит ... здания из красного кирпича ... первую ночь в качестве пленного ... время, проведенное на земле, сидя спиной к дереву. Здесь я узнал о смерти Гитлера и Геббельса. На следующий день меня перевели в Зименсштадт. Городок бьл покинут. Вся мебель бьла выброшена на улицу.
Через несколько дней я прибьл в лагерь в Финов. 26 апреля я бьл ранен в ногу, и мне бьло тяжело ходить. Русские отправили меня в городскую больницу, где я на себе испытал легендарную заботу немецких больниц, которую (в моем случае) проявили ворчливая старшая медсестра и две молоденькие медсестры, Герда и Ирмела. Меня окружала атмосфера дружелюбия и человеческого тепла.
Когда русские переводили лагерь на восток, они решили не брать меня с собой, и я вернулся во Францию. "'Вас постигнет кара, достойная предателей!" Такой плакат встретил меня на границе. Через год, когда мое дело рассматривалось в суде, прокурор задал вопрос: "Вы сожалеете о своем поступке?"
Я ответил: "Как вы думаете, если бы война закончилась по-другому, я бы пожалел? Если бы я сейчас сказал, что сожалею, это бьли бы слова труса или лжеца". Присяжные, почти поголовно коммунисты, не держали на меня зла. Их вердикт: двадцать два года каторжных работ вместо смертной казни бьm знаком уважения, как позднее сказал мне адвокат.

160526014813_original_3744

Через три с половиной года ворота тюрьмы распахнулись передо мной. Я вместе с группой заключенных был направлен на работы за тюремными стенами, в дом, принадлежавший Министерству юстиции. В день моего освобождения собралась вся администрация тюрьмы, и мне предложили шампанское.
Городской священник приехал на своем маленьком "ситроене" И ждал меня у ворот. Когда все формальности были соблюдены, один из служащих тюрьмы отвез меня на ближайшую железнодорожную станцию. Все они бьmи искренне рады видеть меня на свободе. Столь теплое человеческое отношение на родине лишь усиливало мою радость от освобождения. Чувство свободы быстро стирало из памяти все трудности, которые пришлось преодолеть

10169921


461019_300



5'a(5)Штурманн СС'G'



0_18892e_87fb9e4_orig


x_590d26f6


10169889

" - из воспоминаний командира 57-го батальона СС из 33-й (французской) дивизии СС "Шарлемань" гаупштурмфюрера Анри Фене.


Анри Фене.

460688_300


Источник →

Ключевые слова: Мебель
Опубликовал Владимир Россия , 09.10.2018 в 17:01
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Вячеслав Ленбаум
Вячеслав Ленбаум 9 октября, в 18:53 европейская МРАЗЬ недобитая!
Текст скрыт развернуть
10
Константин Кононов
Константин Кононов 9 октября, в 19:20 Оккупация Франции (60 ФОТО)
https://aloban75.livejournal.com/2763564.html
Текст скрыт развернуть
1
Starikan старенький
Starikan старенький Константин Кононов 9 октября, в 20:25 * Текст скрыт развернуть
1
Глеб Глебыч
Глеб Глебыч 9 октября, в 19:30 Что ж некому этому пидору крест в жопу засунуть????
Текст скрыт развернуть
0
igrok igrok
igrok igrok 9 октября, в 19:39 европейцы всегда были есть и будут фашистами Текст скрыт развернуть
2
Starikan старенький
Starikan старенький 9 октября, в 20:19 война всегда отделяет людей от нелюдей...сейчас тоже идет война...другая но не менее жестокая....Идет война за ум людей,
За их сердца, что б были живы,
И не забыли память дней-
Побед и скорби, ИХ порывы.

Порывы тех, кто шел на фронт
Не за медали, не за славой.
Шел защитить людей, свой род,
И знал, что будет бой кровавый.
Текст скрыт развернуть
0
Валерий Костин
Валерий Костин 9 октября, в 20:41 Вот НАМ ВСЕМ и представитель "объединённой" тогда Гитлером Ойр(Ж)опы... А мы всё: Ойр(Ж)опа, Ойр(Ж)опа... Тьфу! Хранцузы в 1945 г. действительно "отличились" в боях за Берлин... Так же, как и скандинавы...
Текст скрыт развернуть
1
Анатолий Рыжаков
Анатолий Рыжаков 9 октября, в 21:22 Теперь вся эта мразь начала гордиться, тем что убивала русских в Берлине. Вот так благодарят за то, что оставили в живых, а зря, что оставили. Текст скрыт развернуть
5
Алексей Горшков
Алексей Горшков 10 октября, в 21:42 Во Второй Мировой войне французы показали себя очень плохо - "ниже нуля"! Имея превосходство в силах и БОЛЕЕ,ЧЕМ ПОЛУГОДОВОЕ состояние войны с Германией,в 1940 году умудрилась ей проиграть практически "всухую"! Как ни крути,а слово "поддавки" постоянно в мозгу всплывает! А потом? Если взять соотношение французов,воевавших за Рейх,и - против,каковым оно будет? Вечно нас упрекают во власовщине - а французский коллаборационизм? В 1945 году,когда Франция и под Германией-то уже не была - одними из оборонявших Берлин были французы из дивизии СС "Шарлемань"! Наряду со сторонниками Де Голля были ведь и сторонники прогитлеровского режима Виши! Точно известно,что в 1941 году под исторической деревней Бородино наступала и была полностью разгромлена французская воинская часть! Насчёт французов - мне кажется,прав был немецкий фельдмаршал Кейтель,который,подписывая капитуляцию,увидев на церемонии французов,ехидно спросил:"Что,и ЭТИ нас победили?" Текст скрыт развернуть
2
вадим степаненко
вадим степаненко 11 октября, в 09:34 Это была очередная войка с европейским союзом. Текст скрыт развернуть
1
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 10

Поиск по блогу

Последние комментарии

АЛЕКСАНДР Холодный
Запомнить
Читать
Читать