Всегда Начеку предлагает Вам запомнить сайт «Необычная история»
Вы хотите запомнить сайт «Необычная история»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Вся правда о ГУЛАГе

развернуть
Июльская битва за Ростов глазами одного немца


Такой мясорубки
, в которую попали немецкие войска в донской столице, Ханк, имевший, по его признанию, большой опыт уличных боёв, не видел никогда за три года войны. События, связанные с боями за Ростов-на-Дону в июле 1942 года, до сих пор мало изучены. Факты героизма, самопожертвования солдат и офицеров Красной армии, давшие в те июльские дни отпор превосходившим их силам немцев, укрыты густым туманом заблуждений, домыслов и откровенной лжи. Поэтому источники, повествующие о сражении за донскую столицу летом 1942 года, имеют большое значение для исследователей. Особенно если это источники мемуарного характера, написанные непосредственными очевидцами и участниками боёв за Ростов.


Именно к таким ярким и интересным источникам относится небольшая книга воспоминаний офицера вермахта В. Зандера "Битва за Ростов" ("Der Kampf um Rostov"). Автор начал записывать свои воспоминания о боях на улицах Ростова, находясь после ранения в ростовском госпитале в августе 1942 года. Ему удалось выжить и вернуться обратно в Германию.

В конце 60-х годов в приложении к журналу "Der Landser" (в переводе с немецкого "Солдат"; издание основано в 1957 году бывшим офицером люфтваффе Бертольдом Йохимом) вышли в виде брошюры воспоминания, которые имели название "Битва за Ростов. Ожесточённая борьба за город на Азовском море".

Офицер Зандер в своих мемуарах явно не блещет литературным талантом, язык автора скупой, простой, лишённый образов, это язык солдата, где каждая строчка полна свиста пуль, взрывов мин и снарядов, криков раненых и гула разрушающихся зданий. Всё это не вызывает сомнения в том, что написано действительно непосредственным участником тех кровавых дней.

С первых страниц мемуаров автор отдаёт должное Красной армии и её командованию как сильному, смелому и опытному противнику. "Тимошенко отступает грамотно и воюет там, где имеет хорошие преимущества", — читаем мы в начале мемуаров. Ростов-на-Дону был именно таким местом, немецкая армия увидела его "приведённым в замечательную боевую готовность… он выглядел как армейский лагерь.

Все дороги были забаррикадированы, каждый дом стал очагом сопротивления. Основную часть русской обороны составляли фанатично борющиеся элитные подразделения НКВД".

Один из главных героев — 26-летний командир немецкого батальона капитан Ханк — руководит боевой группой "Сколик", которая воевала вместе с 125-й пехотной дивизией и пятой моторизованной дивизией СС "Викинг" в самом центре Ростова: "...как центральная фигура этой истории, во главе своего батальона, капитан Ханк испытывал до последнего всю глубину и ужас страданий солдата". Без сомнения, автор книги и капитан Ханк из рассказа — одно и то же лицо.

Писать героические мемуары от первого лица в те времена, когда война была в разгаре, не позволяли существующие тогда представления о том, что мог делать немецкий солдат. Поэтому в тексте мы видим бои в городе глазами командира Ханка. Рядом с ним воевали такие известные участники боёв за Ростов, как командир дивизии "Викинг" группенфюрер СС Ф. Штайнер, командир батальона этой же дивизии штурмбаннфюрер СС Зиберт, командир 421-го пехотного полка вермахта полковник Рейнхард. В мемуарах приводится много интересных фактов из будней этих немцев.

Они позволяют понять, как и какие ими принимались решения, какие отдавались приказы и команды, и, главное, понять, что до последней минуты сражения за Ростов немцы совершенно не были уверены во взятии донской столицы.

Наоборот, возможность поражения и даже разгрома немецких войск на улицах Ростова была для них совершенно очевидна и предсказуема. Бои были страшные.

И в первую очередь разгром фашистских частей в битве за столицу Дона был возможен благодаря мужеству и героизму советских солдат. В мемуарах немецкого офицера, который начал воевать в вермахте с 1939 года, видно огромное уважение к отваге и самопожертвованию бойцов Красной армии. В тексте приведено множество примеров подвигов наших солдат, которыми восхищался противник: "Он (командир РКК) упал ничком, накрыв собой гранату, которая секундой позже убила его. Это произвело на Ханка сильное впечатление. Пробегая мимо, он забыл об осторожности и остановился у страшно изуродованного трупа советского офицера, чтобы посмотреть на него и запомнить".

Автор описывает мужество русских солдат, шедших в атаку на пулемёты, дравшихся за каждое здание, за каждый этаж, за каждый метр земли родного города. Немцы то и дело оказывались в окружении и уничтожались гранатами, огнём миномётов и снайперов, танками.

По мнению немецкого офицера, командование Красной армии заманивало атакующих немцев в паутину улиц, переулков и тупиков, как в смертельную ловушку, чтобы потом разгромить и уничтожить. Так, автор цитирует майора Сколика, который вечером 22 июля на совещании в штабе боевой группы говорил: "Я схожу с ума. Что всё это значит? Если мы хотим пережить завтрашний день, нам необходимо прорываться из окружения. Если мы не сделаем этого, Ханк, всем нам конец. Боеприпасов уже мало. Боевые группы исчезают. В большинстве рот не более 30 мужчин!"

В штабе второго батальона полка "Дойчланд" дивизии СС "Викинг" раненый командир батальона штурмбаннфюрер Зиберт говорил автору повествования: "Окружены, отрезаны и мы. А там, где стояла его и 421-го пехотного полка вермахта команда, теперь уже давно русские".

Штабы боевых групп майора Сколика и штурмбаннфюрера СС Зиберта находились в подвалах разрушенных домов в центре города. Именно исторический центр Ростова стал местом окружения и могилой для многих немецких солдат. В каждом абзаце автор со скорбью описывает гибель своих боевых товарищей, с кем он сражался ещё с начала Восточного похода.

"Лейтенант Лойфген умер несколько минут назад на руках у санитаров роты. Несколько попыток перетащить наших раненых были встречены русским огнём".

Или: "Шлусеман истекал кровью... Судорожно сглотнул и, задыхаясь, выдавил: "Не беспокойтесь обо мне, я не смогу пережить это, уже всё, конец".

И далее по тексту: "Лейтенант Брайтнер не шевелился. Ханк прикоснулся к нему. В двух местах — в районе шеи и на левой стороне груди — его форма была мокрой от крови. Второй лейтенант был уже мёртв".

Немцев уничтожали целыми подразделениями. На страницах мемуаров мы находим рассказ об уничтожении отряда мотопехоты дивизии СС "Викинг": "По руинам здания ехал Т-4. За танком следовала пехота "Викингов". В то время как гренадеры СС занимали позиции, поддерживающий их танк открыл огонь. В это время подъехали три советских Т-34, чтобы уничтожить эсэсовцев, расположившихся в окопах. Ханк услышал предсмертные крики гренадеров СС. Вскоре там, где была немецкая мотопехота, появились красноармейцы... Ханк понял, что солдаты СС все были уничтожены". Подобный свидетельств уничтожения целых рот немецкой армии предостаточно.

Кроме того, в тексте много говорится об отличной подготовке отрядов Красной армии к уличным боям. "Русские были вооружены до зубов автоматами и ручными гранатами. Кроме того, Ханк видел у них два огнемёта".

Немецкий офицер описывает тактику действий защитников Ростова. Используя хорошее знание городских кварталов, улиц и домов, Красная армия действует силами хорошо вооружённых тактических групп численностью до роты. Эти отряды ведут бои при поддержке танков и даже авиации. "Около 9 часов утра появился русский Ил-2. Его целью были немецкие позиции. Потом прилетели ещё самолёты. Это нападение проводилось в общей сложности семью самолётами".

Кроме того, пехотные группы Красной армии активно использовали в уличных схватках миномёты, огнемёты, гранаты, умело пользовались преимуществом скорострельного автоматического оружия. Причём в центре города, по свидетельству Зандера, держали оборону "хорошо подготовленные, фанатичные части НКВД" и отряды ополчения Ростова.
Сами бои, в которых принимал участие автор книги, разворачивались на территории судоремонтного завода "Красный Дон" ("Красный моряк") в самом центре города.

Боевой группе "Скорик" была поставлена задача захватить территорию этого завода. Части Красной армии запустили отряд капитана Ханка вглубь заводской территории, затем окружили и начали уничтожать.

Такая же ситуация сложилась и у соседей батальона — боевой группы 421-го пехотного полка полковника Рейнгарта и батальона штурмбаннфюрера СС Зиберта из дивизии СС "Викинг", которых окружили на центральных улицах Ростова.

Такой мясорубки, в которую попали немецкие войска в донской столице, Ханк, имевший, по его признанию, большой опыт уличных боёв, не видел никогда за три года войны. Германская пехота действовала по шаблонам. Так, на совещании командир дивизии СС "Викинг" обергруппенфюрер СС Штайнер давал ненужные наставления немецким офицерам: "Не забывайте, сапёры, разведка вперёд, затем автоматчики тоже вперёд, лучшие стрелки, которые у вас есть, должны быть впереди, конечно, вместе с офицерами".

Даже неподготовленному читателю видно, какие ошибки допускало немецкое командование при штурме Ростова. Плохо проведённая разведка сил и укреплений Красной армии, отсутствие связи и тесного боевого контакта между штурмовыми группами, недостаток боекомплекта в первой линии атакующих и артиллерийских средств ведения городского боя — вот далеко не полным перечень фактов, ставших причиной значительных потерь немецкой армии в Ростове.

Не будем касаться здесь вопроса о том, что заставило Красную армию оставить донскую столицу в июле 1942 года. Об этом и сейчас идут жаркие дискуссии среди военных историков. Отметим лишь: сегодня очевидно, что панического бегства советских войск, столь безжалостно расписанного в приказе №227, не было. Даже противник признавал, что донская столица в июле 1942 года едва не стала могилой для немецкой армии. И мемуары Зандера — ещё одно блестящее тому подтверждение.

По официальным данным, после захвата города было убито более 40 тысяч человек из числа местного населения, около 12 тысяч домов было полностью разрушено.

После Сталинградской битвы и победного освобождения донских и волгоградских сёл и городов в феврале 1943 года Ростов наконец был полностью освобождён от немецких оккупантов.

На фото: Так жители Ростова укрепляли свой город

 

 

 

Автор Полина Ефимова

Источник →

Опубликовал Владимир Россия , 10.01.2018 в 18:01

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Сергей Тычинский
Сергей Тычинский 10 января, в 21:01 Чтобы быть белым и пушистым надо облить грязью предыдущую власть. Текст скрыт развернуть
7
Алексей Мартыненко
Алексей Мартыненко 10 января, в 21:10 Статью, конечно, следовало было бы назвать: "все вранье о ГУЛАГе". Но, к сожалению, это еще не все вранье, а только так - какие-то жалкие фрагменты пытающихся выползти из помойной ямы, которую сами соорудили своей деятельностью, самых страшных преступников всех времен и народов - ленинских большевиков. Текст скрыт развернуть
4
Алексей Мартыненко
Алексей Мартыненко 11 января, в 09:34 Просто вам не понятен сам механизм большевицких жерновов: шансов выжить у семьи, объявленной большевиками вне закона, просто не было. А потому пропадали люди не единицами, а семьями. Причем, если даже какой-то ближайший родственник туда угодил, то никто никогда своим детям об этом не рассказывал. Понимали, что если будут об этом болтать, то сами там окажутся. А живыми оттуда вышло порядка 20 000 человек из многих миллионов, туда угодивших. В Унжлаге, например, о чем свидетельствует Михаил Труханов, зарывали в мерзлую землю по 60-90 человек в день. А лагерей, не знаю как при Сталине, а при Ленине было до 3 000. Причем, Труханов сообщает о жертвах большевиков на 41-й - 43 гг. Вот она большевицкая: "все для фронта все для победы". И здесь троцкисты? То есть полмиллиона уничтоженных троцкистов на 37-й год мало оказалось?
У меня, как выяснилось, тетка из семьи сидевших на Соловках. Причем, узнал об этом, чисто случайно, и исключительно из ее уст: отец об этом за всю свою жизнь не обмолвился ни пол-словом.
Текст скрыт развернуть
1
Алексей Мартыненко
Алексей Мартыненко 11 января, в 10:05 Это что еще за вранье? Россия среди воюющих стран была единственной державой, численность населения которой, несмотря на войну, так и продолжала увеличиваться. Причем, в основном за счет титульной нации страны. После прихода к власти инородцев именно они теперь плодятся как крысы, замещая собой города и веси в прошлом русских городов. Текст скрыт развернуть
0
Алексей Горшков
Алексей Горшков 10 января, в 21:36 Не могу сказать насчёт статистики - скажу только о том,с чем сталкивался ЛИЧНО. Я в 90-е следователем работал,знаю,сколько труда стоит доказать вину одного человека! Это - уже очень пошатнуло уверенность мою - только что закончившего исторический факультет университета - в невиновности репрессированных. А кроме того - зная о массовом освобождении репрессированных перед войной - одни генералы Рокоссовский и Горбатов чего стоят - и сравнив с мизерным количеством оправданных в наше время (у меня,например, вообще оправданных не было), я пришёл к странному выводу: современная система (а простым следователем МВД я работал как раз при "наидемократичнейшем" Ельцине) - гораздо ЖЁСТЧЕ сталинской! Текст скрыт развернуть
15
Алексей Мартыненко
Алексей Мартыненко Алексей Горшков 11 января, в 09:40 Странный вывод: при Сталине никто ни в чем не разбирался вообще. Просто приходила большевикам разнарядка на количество репрессированных: в одну область 2 000 чел., в другую 4 тыс чел. И большевикам плевать было - кого хватать. Они знали прекрасно, что в случае невыполнения этого людоедского плана сами окажутся на месте подлежащих репрессиям. Текст скрыт развернуть
-1
Эдуард Тихомиров
Эдуард Тихомиров Алексей Мартыненко 11 января, в 12:13 И вообще, речь идёт больше о массовых расстрелах, а не просто осуждённых. Текст скрыт развернуть
0
Алексей Мартыненко
Алексей Мартыненко Эдуард Тихомиров 11 января, в 12:35 Именно так. Например, имеется свидетельство, что 200 человек мужиков гнали через одну из сибирских деревень зимой. Надоело им или команда такая сверху пришла? Подогнали их к речке, заставили вырубить прорубь и всех их заживо связанных перетопили в этой проруби! Причем, родственников убитых к проруби этой до весны не подпускали. Это ли ни фашизм, требующий своего Нюрнберга? Текст скрыт развернуть
1
Алексей Горшков
Алексей Горшков Алексей Мартыненко 11 января, в 14:45 Вот! Именно так я и считал! А потом в ментовку пошёл работать и задумался! Текст скрыт развернуть
2
Алексей Горшков
Алексей Горшков Алексей Мартыненко 11 января, в 14:47 * Текст скрыт развернуть
3
Алексей Мартыненко
Алексей Мартыненко Алексей Горшков 11 января, в 16:36 И зачем мне эти глупости "втирать" не какой-то сволочи большевицкой, но людьми, считающими себя серьезными? Текст скрыт развернуть
0
Станислав Никифоров
Станислав Никифоров 10 января, в 22:43 Родился в Печоре,отец после контузии и года госпиталей работал в НКВД по охране эшелонов.Много чего рассказывал в бане с друзьями.Помню только про Русланову,которая сидела,(ее муж за хлеб скупал в блокадном Ленинграде золото,картины и пр.) Текст скрыт развернуть
3
Виктор Потапов
Виктор Потапов 10 января, в 23:41 Автору надо бы ещё статистику оправдательных приговоров сравнить. Очень наглядная картина. При Сталине оправдывали каждого третьего, а сейчас суды выносят только обвинительные приговоры, т.к. по статистике оправдывается только каждый трёхсотый. Таким образом, сейчас суды обвиняют в сто раз чаще. Над такими как Яковлев и Солженицын должен быть суд, чтобы четко показать их предательскую сущность. Нужно всестороннее рассмотрение их деятельности с присутствием защитников и обвинителей, чтобы взвесить все "за" и "против". Текст скрыт развернуть
8
Алексей Мартыненко
Алексей Мартыненко Виктор Потапов 11 января, в 09:44 Тебя сначала следует самого придать суду - за клевету. За то что Яковлева, Горбачева и Ельцина - глав советского большевизма, решил объединить с антибольшевиком Солженициным. А весь рык на него идет вовсе не за "Архипелаг ГУЛАГ", а за "200 лет вместе", где он вас, жидов, разносит в пух и в перья на основе вашей же жидовской энциклопедии, куда вы вносили все свои преступления перед человечеством. Текст скрыт развернуть
0
елена гавричева
елена гавричева 10 января, в 23:47 Можно подумать , что лагеря по всей стране стояли пустыми и расстрел 1116 заключенных Соловков в только Сандормохе в октябре-ноябре 37 года - выдумка статистиков.А вообще, сходите в музей ГУЛАГа на Самотеке, посмотрите на карту лагерей НКВД. Почитайте протоколы допросов - сейчас можно добраться до архивов при желании. Или съездите на Соловки, в Воркуту, в Мордовию... Даже если только 50% заключенных были политическими, а вышли из лагерей 2%, то гибель 48% на совести власти. Текст скрыт развернуть
-7
Алексей Мартыненко
Алексей Мартыненко елена гавричева 11 января, в 09:59 А на совести власти все. Думаете, откуда взялась эта армия воров, которую затем большевики сами не знали куда девать? В 20-е по стране насчитывалось 7 млн. безпризорных детей. То есть детей, у которых большевики поубивали всех родственников. И как вы думаете, если большевики только к 23-му спохватились и начали их отлавливать и распределять по приютам - какими профессиями к тому времени обладали все эти несмотря на все старания режима выжившие дети? Мальчики воровали, грабили, девочки работали проститутками, заражая партийных работников сифилисом. Вот и представьте себе - кем будет человек, если как минимум пять лет он только тем и занимался, что учился лазить по карманам? Так что вся эта уголовщина - это прямое следствие работы все того же ЧК. А потом ворами называли, например, мать, взявшую с убранного поля три колоска, чтобы хоть чем-то накормить умирающих от голода детей. Почему они умирали от голода? А потому что после коллективизации, когда всех сделали одинаково нищими, колхозников за трудодень заставляли работать с утра до ночи, а когда-то и ночью. Что он за это обычно получал? От 200 до 500 г зерна. А если работает только мать, а у нее семеро по лавкам? Вот такую женщину хватали наблюдающие за "добрым порядком" большевики и сажали в тюрьму. А дети, спросите, куда? Дети просто - умирали с голоду... Вообще с начала 30-х и по середину 50-х на селе стоял жуткий голод. Люди питались мерзлой картошкой, лебедой, крапивой, корой деревьев. Текст скрыт развернуть
1
В.Хребет В.Хребет
В.Хребет В.Хребет 11 января, в 06:49 ВЗГЛЯНЕМ С ДРУГОЙ СТОРОНЫ1
--- Я помню жизнь с конца 40-х. Тогда люди не "плакались по безвинным" жертвам, т.к. считали, что все делалось правильно в защиту Родины!
--- Второе, ТОГДА, во всех кинохрониках будней страны были люди с сияющими лицами. А СЕЙЧАС: ЧТО НА УЛИЦЕ, ЧТО В ХРОНИКАХ ???
Текст скрыт развернуть
6
Алексей Мартыненко
Алексей Мартыненко В.Хребет В.Хребет 11 января, в 10:02 Тогда очень опасно было не улыбнуться. И, с другой стороны, гораздо легче все это переносилось, когда люди начинали верить в пропаганду: никому не хотелось считать себя рабыней Изаурой. Хотя даже рабы, что выясняется, жили много лучше советских колхозников. Текст скрыт развернуть
1
В.Хребет В.Хребет
В.Хребет В.Хребет Алексей Мартыненко 11 января, в 13:55 Я, поделился своими впечатлениями. Добавлю больше. Мой отец сидел в 1947-49 гг. - выйдя, никогда не жаловался, а говорил = сам виноват. Для сведения - его как железнодорожника (до 1954 г. все работники были  ж.д. войска), судил на один  трибунал с машинистом, который подавая вагоны под погрузку украл 5 граненных стаканов. Ему дали 5 лет!. 
Текст скрыт развернуть
2
Алексей Мартыненко
Алексей Мартыненко В.Хребет В.Хребет 11 января, в 16:54 А куда ему и многим нашим соотечественникам было деваться? Как можно было прожить на 200 г хлеба в день??? Да никак. А потому все, как могли, "воровали".  И если бы этого не делали, то многие не дожили бы до счастливейших в СССР дней - 1957 г. - моего года и месяца рождения, про которые и было предсказано Николаем II - "год за день". А потому не вините своих пращуров за стакан зерна. Их надо только благодарить за то, что мы все, что и есть удивительно, остались живы. Понятно, не многим повезло от тех лет дойти живыми до нынешних. Текст скрыт развернуть
-1
Показать новые комментарии
Комментарии с 21 по 40 | всего: 49

Поиск по блогу

Последние комментарии

jursem@mail.ru Пенхасов Ю.С.
Запомнить
Читать
Читать