Хотите знать, как Англия разгромила Испанскую Армаду? Забудьте все, чему учили в школе

В британском журнале "BBC "№2 за 2020 год Люси Уорсли, популярная телеведущая исторических программ на BBC и Viasat History, а также автор ряда интересных книг по истории британского быта, поделилась своим мнением по поводу событий, связанных с походом «Непобедимой Армады». Предлагаю познакомиться, потому что Люси Уорсли – это всегда интересно.

Многое из того, что мы знаем о знаменитых событиях 1588 года, начиная с зажигательной речи Елизаветы I в Тилбери и заканчивая знаменитой игрой Дрейка в шары, придумали за последующие четыре сотни лет, считает Люси Уорсли.



В мире, где тысячи мнений конкурируют за наше внимание, хочется считать, что книги по истории говорят одним ясным голосом, чтобы рассказать нам окончательную правду о прошлом. Но это совсем не так. В проекте «History’s Biggest Fibs», выходящем в эфир на BBC Four, Люси Уорсли исследует некоторые из самых известных историй прошлого, чтобы увидеть, как рассказы о них менялись со временем.

Так, одним из ключевых моментов официальной истории превращения Англии в мировую морскую сверхдержаву, считается так называемое поражение испанской «Непобедимой» Армады в 1588 году. Слово «Непобедимой» взято в кавычки намеренно, так как все не так, как кажется.

Школьная версия этой истории рассказывает, что король Испании Филипп II, смертельный враг королевы Англии Елизаветы I, послал свою огромную армаду кораблей, чтобы вторгнуться в Англию и вернуть ее к католической вере. Но его Армада потерпела поражение от небольшого, но отважного английского флота, среди храбрых капитанов которого находился сэр Фрэнсис Дрейк.

Знаменитая победа Дрейка над противником часто представляется как момент, когда Англия стала самой сильной в Европе. Например, Уинстон Черчилль во время Битвы за Британию заявил:

«… мы должны считать следующую неделю исключительно важным периодом в нашей истории. Его можно сравнить с теми днями, когда испанская Армада приближалась к Ла-Маншу, и Дрейк заканчивал свою игру в шары …»

(интересно, что в русском переводе книги «Вторая мировая война» Черчилля – в описании его речи по радио 11 сентября 1940 года момента про «игру в шары» нет. – мое примечание. В общем, хотите во всем разобраться, втыкайте в первоисточники)

На сигаретной карточке 1910 года изображен Дрейк, играющий в шары перед тем, как разбить Армаду. Ни одно из ранних описаний сражения не упоминает об этом инциденте.


Эта история с игрой в шары – проблематична

Вы, вероятно, думаете, что именно в то время, когда Дрейк наслаждался игрой на зеленых лужайках Плимут-Хоу, испанская Армада впервые появилась на горизонте? В школьной истории сэр Фрэнсис говорит Чарльзу Говарду, лорду Эффингему, командующему английским флотом, что спешить незачем, у него достаточно времени, чтобы закончить игру, а заодно и избить испанцев. Эта история глубоко укоренилась в английском национальном психотипе, как пример присущего англичанам хладнокровия перед лицом опасности.

К сожалению, ни в одном из рассказов современников об Армаде вообще не упоминается, что кто-то играл в шары. Спустя несколько лет после этого события в одном из рассказов, наконец, описывается, как моряки в Плимуте в июле 1588 года
«танцевали, играли в шары и веселились»
на берегу, когда появилась Армада. Но это оказалось неотразимо пикантной деталью. Вышедшая в 1730-х годах биография сэра Уолтера Рэли сообщает нам, что Дрейк был полон решимости закончить свою игру – и с тех пор этот анекдот стал «историей».

Другая нить традиционной истории Армады концентрируется на отношениях между двумя злейшими личными врагами: Филиппом II Испанским и королевой Елизаветой I, замкнутыми на борьбу между их различными религиозными убеждениями.

В 1588 году Филиппу исполнился 61 год, он был правоверным католиком и королем самой большой империи в мире, простиравшейся от Южной Америки до Филиппин. Елизавете I перевалило за пятьдесят, она все еще оставалась незамужней, бездетной и правила протестантской Англией, в которой католические заговоры являлись постоянной угрозой.

Филипп Испанский и его жена Мария I Тюдор на картине 1555 года. Несмотря на все свои религиозные убеждения, Филипп сделал предложение протестантке Елизавете I после смерти Марии


Но дело в том, что в 1554 году, 34 года назад, Филипп отплыл из испанского порта Ла-Корунья, чтобы стать частью королевской семьи Тюдоров. Мы часто забываем, что до того, как он стал королем Испании, Филипп II, великий злодей в истории Армады, провел четыре года в качестве короля-консорта Англии, благодаря своему браку с Марией, старшей сводной сестрой Елизаветы.

Мария отчаянно стремилась обеспечить будущее Англии как католической страны и страшилась мысли, что она умрет бездетной и оставит на троне протестантку Елизавету. Но Филипп думал иначе. Альтернативой Елизавете в случае, если их брак не принесет детей, являлась Мария Стюарт, королева Шотландии. Она исповедовала католичество, что являлось плюсом, но, благодаря своему происхождению и сильным связям с французским двором, прочно втянула бы Англию в орбиту французских врагов Филиппа, что для него было неприемлемо.

Поэтому Филипп стремился наладить отношения со своей невесткой, убеждая Марию освободить Елизавету из-под домашнего ареста, под который та была помещена. Когда Мария лежала при смерти, Филипп понял, что единственный способ убедить Елизавету поддержать католиков - жениться на ней и обратить ее в свою веру. И он сделал ей предложение.

Елизавета, как всегда, отказалась взять на себя брачные обязательства. Несколько месяцев спустя, услышав, что Филипп начал новые переговоры о браке с французской принцессой, она сказала (И это классическая Елизавета I), что он не любил ее сильно, раз не смог подождать ответа месяц или два.

Хотя предполагаемый брак не состоялся, Елизавета и Филипп остались друзьями. Но в следующем десятилетии, когда Елизавета и ее народ стали решительно протестантскими, начал возмущаться Рим. В конце 1560-х годов католики на севере Англии предприняли неудачную попытку восстания. Чтобы ободрить их, в 1570 году Папа Римский отлучил их от церкви их королеву.

Хорди Молья играет Филиппа II, «помешанного на Боге психопата», в фильме «Золотой век»


Теперь Филипп попал под давление Рима, требовавшего свергнуть Елизавету. Но у правителя огромной империи было много других приоритетов. Хотя в фильмах - особенно в «Золотом веке» режиссера Шекхара Капура часто показывают Филиппа как помешанного на Боге психопата, религия сама по себе не являлась для него достаточно веской причиной вторгнуться в Англию. Два других фактора сыграли ему на руку. Во-первых, грабеж испанских кораблей и колоний Дрейком, что Филипп считал пиратством.

Во-вторых, поддержка Елизаветой мятежных протестантских подданных Филиппа в Нидерландах. Это, в конце концов, подтолкнуло Филиппа к планированию вторжения Армады.

Миф о непобедимости

Испанский флот, который собрал Филипп, обычно изображается как «непобедимый» Голиаф, противостоящий Давиду - маленькому английскому флоту. На самом деле все было совсем не так. Это был даже не самый большой флот, когда-либо атаковавший Англию: нормандский флот вторжения в 1066 году и французский флот, пересекший Ла-Манш в 1545 году и потопивший «Мэри Роуз», оба имели больше кораблей.

У испанцев было около 130 кораблей - от военных галеонов до курьерских судов и судов снабжения. Хотя английский флот был меньше, множество торговых и частных судов были реквизированы, чтобы создать силу, сопоставимую с испанской.

И, как бы то ни было, испанский флот вторжения попал в беду задолго до того, как у него появилась возможность вступить в бой с англичанами. Вскоре после отплытия из Лиссабона они столкнулись с болезнями, испортившимися припасами и плохой погодой. Им пришлось остановиться в Ла-Корунье для ремонта. Оттуда командующий флотом написал Филиппу, признавшись, что

«едва ли кто-либо из тех, кто находится на кораблях Армады, обладает какими-либо знаниями или умением выполнять возложенные обязанности ... мы очень слабы».

Но Филипп ответил, что поход все равно продолжится. Итак, Армада отчалила, намереваясь плыть вверх по Ла-Маншу к его самому узкому месту. Там на корабли должна была сесть находящаяся в Нидерландах армия во главе с герцогом Пармским. Ее собирались переправить в Кент.

Сначала, правда, испанцам пришлось пробираться вверх по Ла-Маншу, и здесь они стали испытывать еще больше проблем. Первые крупные потери они понесли сами: в результате крушения и взрыва они потеряли два корабля.

Елизавета I прибывает в Тилбери, чтобы произнести речь перед своими войсками


Драматический эффект

После того как испанцы поплыли вверх по Ла-Маншу, следующим важным сюжетным ходом в популярных пересказах этой истории стала воодушевляющая речь Елизаветы I, произнесенная ей перед своими людьми в Тилбери, на северном берегу Темзы. Эта знаменитый пример ораторского искусства, в котором королева поведала собравшимся войскам, что у нее
«тело слабой и беспомощной женщины, но у меня сердце и желудок короля».

Эта речь экранизирована в бесчисленных фильмах. Елизавету часто изображают верхом на лошади, одетую в белый бархат или даже в доспехи.
«Я сама стану вашим генералом»,
- сказала она своим людям.

Но это - событие для драматического эффекта. Елизавета придумала план, как обратиться к войскам, пока испанцы еще находились в Ла-Манше. Но к тому времени, когда она это сделала, Армада уже смотрела в лицо своему поражению. Одиннадцатью днями ранее английские брандеры атаковали испанский флот, ожидавший у берегов Франции встречи с армией герцога Пармского.

Горящие суда вызвали у испанцев панику с дальнейшими катастрофами и потерями. Поэтому, когда Елизавета произносила свои знаменитые слова в Тилбери, то, что осталось от Армады, находилось на пути домой. Корабли пошли вокруг Шотландии и Ирландии, чтобы вернуться в Испанию. И там, на севере, по испанским планам прозвенел похоронный звон. Но причина его не Дрейк, Елизавета I или храбрые английские моряки, а плохая погода.

Интересно, что содержание и время выступления Елизаветы также «эволюционировали» со временем. Источники не упоминали знаменитую фразу про «сердце и желудок короля» более трех десятилетий после завершения мероприятия. Впервые ее упомянул протестантский священник, бывший в Тилбери. И это звучит именно так, как сказала бы Елизавета. Но историки не могут быть уверены, что она действительно произнесла именно эти слова.

К тому времени, когда Флора Робсон сыграла королеву-девственницу в 1937 году в «Огне над Англией», эта речь стала краеугольным камнем английской истории


Разве это имеет значение? Тилбери стал краеугольным камнем истории не из-за фактов, а из-за эмоций, которые эта речь вызывает. Незадолго до начала Второй Мировой войны, когда актриса Флора Робсон, сыгравшая Елизавету I в фильме 1937 года «Пламя над Англией», произнесла речь, она на самом деле говорила о страшном нацистском вторжении. Восемью десятилетиями позже слова Елизаветы использовали снова - потому что пришла пора продавать феминизм, футбол и пиво в рамках рекламной кампании Budweiser, поддерживавшей английских львиц на чемпионате мира по футболу среди женщин в 2019 году.


Портрет 1588 года показывает Елизавету I в окружении символов власти


Как показывают эти примеры, идея о том, что Елизавета, Дрейк и его наглецы победили практически непобедимую Армаду, прочно обосновалась в сердце концепции самоидентификации Англии. В Викторианскую эпоху эта идея считалась особенно привлекательной. Особенно викторианских джентльменов привлекала история о стране с блестящим флотом. Это нашло отражение в том факте, что изображение Армады стала частью задуманного принцем Альбертом декоративного оформления Палаты Лордов. Но, несмотря на все почитание Дрейка и его компании, нет прямой связи с событиями 1588 года и британским имперским величием XVIII-XIX веков.

Во-первых, поражение Армады не принесло победы в войне с Испанией; фактически, этот конфликт затянулся до XVII-го века.
Во-вторых, сами испанцы никогда не рассматривали армаду как серьезное поражение. Потому что в 1589 году англичане сами потерпели позорное морское поражение. В этом году Дрейк возглавил так называемую «Контрармаду», целью которой было уничтожение остатков флота Филиппа, стоявшего на ремонте в Сантандере. Этот поход стал полным фиаско, в котором погибло 15 000 англичан, и многие из 86 кораблей были потеряны.

Дрейк и его флот были вынуждены, как и флот Филиппа II годом ранее, остановиться в Ла-Корунье из-за нехватки провизии. И вот, местная женщина, Мария Пита, возглавила ожесточенное сопротивление английскому флоту. Прославляемая как героиня в Ла-Корунье, Пита, как говорят, убила английского солдата, тем самым вдохновив город на победу. И если провести футбольные ассоциации, то теперь она - символ местной женской команды.

Кому-то следовало рассказать Маргарет Тэтчер о «Контрармаде». Когда Испания безуспешно попыталась экстрадировать бывшего чилийского диктатора генерала Пиночета из Великобритании за нарушения прав человека, бывшая премьер-министр встала на защиту человека, который поддерживал ее во время Фолклендской войны. Она прислала ему серебряную тарелку в память о победе англичан над испанской Армадой.

Английский флот сражается с Армадой на картине 1601 года. Небольшие, но проворные английские корабли превосходно сражались с испанскими галеонами, но победу им принесла плохая погода.


Испанский колониализм

Сама Тэтчер часто фотографировалась среди своих солдат во время Фолклендского конфликта, но всегда казалась женственной в своем личном стиле. От Елизаветы I она научилась быть женщиной-военачальницей – быть женственной, но при этом отрицать, что пол имеет значение.

Легенда об испанской Армаде, созданная сторонниками Елизаветы I и пересказанная последующими поколениями, имеет мощное наследие. Во времена кризисов: от Второй мировой войны до Фолклендских островов – она использовалась, чтобы убедить англичан, что этот маленький остров может взять на себя роль сверхдержавы; что Великобритания, несмотря на небольшие размеры, все еще способна играть огромную роль на мировой арене. Популярная версия истории «Непобедимой» Армады, неважно правда это или нет, дает англичанам уверенность. И кто знает, куда это впечатляющее смешение фактов, фантазий и выдумок приведет их в следующий раз?

Источник ➝

«Лучшие поехали к лучшим. А я дурак – к вам»

Итальянец Рафаэль Барберини в 1565 году побывал в России, которой тогда правил один широко известный царь и тиран. По результатам своей поездки он написал записки о путешествии в форме письма к отцу.
Что характерно, писал совсем не об ужасах правления царя Ивана, а о том, как русские умели троллить других. Например, поляков.

«…Поляк, разговаривая с Русским посланником, спросил его:
- Почему Царь ваш отправил к нам человека такого, каков ты, несведущего ни в науках, ни в языках?
Русский ответил:
- Потому что отправил лучших к лучшим, а меня к вам.

»
Что называется, уел по полной программе. Просто так, скромно и со вкусом на место поставил.

Картина дня

))}
Loading...
наверх