Всегда Начеку предлагает Вам запомнить сайт «Необычная история»
Вы хотите запомнить сайт «Необычная история»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Чем питались орды монголо-татар и их лошади?

развернуть

монгольская лошадь

Степной юберменш на неутомимой монгольской лошадке (Монголия, 1911 год)

Историография о нашествии монголо-татар (или татаро-монголов, или татар и монголов, и так далее, кому как нравится) на Русь насчитывает свыше 300 лет. Это нашествие стало общепринятым фактом еще с конца XVII века, когда один из основателей русского православия, немец Иннокентий Гизель написал первый учебник по истории России – «Синопсис». По этой книге родную историю русские долбили все последующие 150 лет. Однако до сих пор никто из историков не взял на себя смелость сделать «дорожную карту» похода хана Батыя зимой 1237-1238 годов на Северо-Восточную Русь.

монгольская лошадь

турист на монгольской лошади 2006 год

То есть, взять и рассчитать, сколько проходили неутомимые монгольские лошадки и воины, чем они питались и так далее. Блог Толкователя в силу своих ограниченных ресурсов попытался исправить эту недоработку.

Немного предыстории

В конце XII века среди монгольских племен появился новый лидер – Темучин, который сумел объединить вокруг себя  их большую часть. В 1206 году его провозгласили на курултае (аналог Съезда народных депутатов СССР) общемонгольским ханом под ником Чингисхан, который и создал пресловутое «государство кочевников». Не теряя затем ни минуты, монголы приступили к завоеваниям окружающих территорий. К 1223 году, когда монгольский отряд полководцев Джэбе и Субудая столкнулся на реке Калка с русско-половецким войском, ретивые кочевники успели завоевать территории от Маньчжурии на востоке до Ирана, южного Кавказа и современного западного Казахстана, разгромив государство Хорезмшаха и захватив попутно часть северного Китая.

В 1227 году Чингисхан умер, но его наследники продолжили завоевания. К 1232 году монголы добрались до средней Волги, где вели войну с кочевникам-половцами и их союзниками – волжскими булгарами (предками современных волжских татар).  В 1235 году (по другим данным – в 1236 году) на курултае было принято решение о глобальном походе против кипчаков, булгар и русских, а также далее на Запад. Возглавить этот поход пришлось внуку Чингисхана – хану Бату (Батыю). Здесь надо сделать отступление. В 1236-1237 годах монголы, ведшие к тому времени боевые действия на огромных пространствах от современной Осетии (против аланов) до современных поволжских республик, захватили Татарстан (Волжскую Булгарию) и осенью 1237 года начали концентрацию для похода против русских княжеств.

монголо-татары завоевания

Империя планетарного масштаба

Вообще же, зачем кочевникам с берегов Керулена и Онона потребовалось завоевание Рязани или Венгрии, толком не известно. Все попытки историков вымученно обосновать подобную прыть монголов, выглядят достаточно бледными. Касательно Западного похода монголов (1235-1243 годы) они придумали байку о том, что нападение на русские княжества было мерой по обеспечению своего фланга и уничтожения потенциальных союзников своих основных врагов – половцев (частично половцы ушли в Венгрию, основная же их масса стала предками современных казахов). Правда, ни Рязанское княжество, ни Владимиро-Суздальское, ни т.н. «Новгородская республика» не были никогда союзниками ни половцев, ни волжских булгар.

Также практически вся историография о монголах не говорит толком ничего о принципах формирования их армий, принципах управления ими и так далее. При этом считалось, что монголы формировали свои тумены (полевые оперативные соединения) в том числе и из покоренных народов, за службу солдату ничего не платилось, за любую провинность им угрожала смертная казнь.

Успехи кочевников ученые пытались и так, и сяк объяснять, но каждый раз выходило довольно смешно. Хотя, в конечном итоге, уровню организации армии монголов – от разведки до связи, могли бы позавидовать армии самых развитых государств XX века (правда, после завершения эпохи чудесных походов монголы – уже через 30 лет после смерти Чингисхана – моментально растеряли все свои навыки). К примеру, считается, что глава монгольской разведки полководец Субудай, поддерживал отношения с папой Римским, германо-римским императором, Венецией и так далее.

Причем монголы, естественно, во время своих военных кампаний действовали без всякой радиосвязи, железных дорог, автомобильного транспорта и так далее. В советское время историки перемежали традиционное к тому времени фентези о степных юберменшах, не знающих усталости, голода, страха и т.п., с классическим камланием на поле классово-формационного подхода:

При общем наборе в войско каждый десяток кибиток должен был выставить от одного до трех воинов в зависимости от потребности и обеспечить их продовольствием. Оружие в мирное время хранилось в особых складах. Оно было собственностью государства и выдавалось воинам при выступлении в поход. По возвращении из похода каждый воин обязан был сдать оружие. Жалованья воины не получали, но сами платили налог лошадьми или другим скотом (по одной голове со ста голов). На войне каждый воин имел равное право пользоваться добычей, определенную часть которой обязан был сдавать хану. В периоды между походами войско посылалось на общественные работы. Один день в неделю отводился для службы хану.

В основу организации войска была положена десятичная система. Войско делилось на десятки, сотни, тысячи и десятки тысяч (тумыни или тьмы), во главе которых стояли десятники, сотники и тысяцкие. Начальники имели отдельные палатки и резерв лошадей и оружия.

Главным родом войск была конница, которая делилась на тяжелую и легкую. Тяжелая конница вела бой с главными силами противника. Легкая конница несла сторожевую службу и вела разведку. Она завязывала бой, расстраивая с помощью стрел неприятельские ряды. Монголы были отличными стрелками из лука с коня. Легкая конница вела преследование противника. Конница имела большое количество заводных (запасных) лошадей, что позволяло монголам очень быстро передвигаться на большие расстояния. Особенностью монгольского войска было полное отсутствие колесного обоза. Только кибитки хана и особо знатных лиц перевозились на повозках…

У каждого воина была пилка для заострения стрел, шило, иголка, нитки и сито для просеивания муки или процеживания мутной воды. Всадник имел небольшую палатку, два турсука (кожаные мешки): один для воды, другой для круты (сушеный кислый сыр). Если запасы продовольствия иссякали, монголы пускали лошадям кровь и пили ее. Таким способом они могли довольствоваться до 10 дней.

Вообще же, сам термин «монголо-татары» (или татаро-монголы) очень нехороший. Звучит он примерно как хорвато-индусы или финно-негры, если говорить о его смысле. Дело в том, что русские и поляки, сталкивавшиеся в XV-XVII веках с кочевниками, называли их одинаково -  татары. В дальнейшем русские это часто переносили на другие народы, которые не имели никакого отношения к кочевым тюркам в причерноморских степях. Свою лепту в эту кашу вносили и европейцы, которые долгое время считали Россию (тогда еще Московию) Татарией (точнее, Тартарией), что приводило к весьма причудливым конструкциям.

Взгляд французов на Россию в середине XVIII века

Так или иначе, о том, что напавшие на Русь и Европу «татары» были еще и монголами, общество узнало лишь в начале XIX века, когда  Христиан Крузе издал «Атлас и таблицы для обозрения истории всех европейских земель и государств от первого их народонаселения до наших времен». Затем идиотский термин радостно подобрали уже и российские историки.

Особое внимание также стоит уделить и вопросу численности завоевателей. Естественно, никаких документальных данных о численности армии монголов до нас не дошло, а самым древним и пользующимся беспрекословным доверием у историков источником является исторический труд коллектива авторов под руководством чиновника иранского государства Хулагуидов Рашида-ад-Дина «Список летописей«.  Считается, что он был написан в начале XIV века на персидском языке, правда, всплыл он лишь в начале XIX века, первое частичное издание на французском языке вышло в 1836 году. Вплоть до середины XX века этот источник вообще не был полностью переведен и издан.

Согласно Рашиду-ад-Дину, к 1227 году (год смерти Чингисхана), общая численность армии Монгольской империи составляла 129 тысяч человек. Если верить Плано Карпини, то спустя 10 лет армия феноменальных кочевников составляла 150 тысяч собственно монголов и еще 450 тысяч человек, набранных в «добровольно-принудительном» порядке из подвластных народов. Дореволюционные российские историки оценивали численность армии Бату, сконцентрированной осенью 1237 года у рубежей Рязанского княжества, от 300 до 600 тысяч человек. При этом само собой разумеющимся представлялось, что каждый кочевник имел 2-3 лошади.

По меркам Средних веков подобные армии выглядят совершенно чудовищно и неправдоподобно, стоит признать. Однако упрекать ученых мужей в фантазерство – слишком жестоко для них. Вряд ли кто из них вообще мог себе представить даже пару десятков тысяч конных воинов с 50-60 тысячами лошадей, не говоря уже об очевидных проблемах с управлением такой массой людей и обеспечением их пропитанием. Поскольку история – наука неточная, да и вообще не наука, оценить разбег фэнтези исследователей каждый может здесь. Мы же будем пользоваться ставшей уже классической оценкой численности армии Бату в 130-140 тысяч человек, которую предложил советский ученый В.В. Каргалов. Его оценка (как и все остальные, полностью высосанная из пальца, если говорить предельно серьезно) в историографии, тем не менее, является превалирующей. В частности, ее разделяет и самый крупный современный российский исследователь истории Монгольской империи Р.П. Храпачевский.

От Рязани до Владимира

Осенью 1237 года монгольские отряды, провоевавшие всю весну и лето на огромных пространствах от Северного Кавказа, Нижнего Дона и до среднего Поволжья, стягивались к месту общего сбора – речке Онуза. Считается, что речь идет о современной реке Цна в современной Тамбовской области. Вероятно, также какие-то отряды монголов собирались в верховьях реки Воронеж и Дона. Точной даты начала выступления монголов против Рязанского княжества нет, но можно предположить, что оно состоялось в любом случае не позднее 1 декабря 1237 года. То есть, степные кочевники с почти полумиллионным табуном лошадей решили пойти в поход уже фактически зимой. Это важно для нашей реконструкции. Если так, то они, вероятно, должны были быть уверены, что в лесах Волго-Оскского междуречья, еще довольно слабо колонизированных к тому времени русскими, у них будет достаточно пропитания для лошадей и людей.

По долинам рек Лесной и Польный Воронеж, а также притокам реки Проня монгольская армия, двигаясь одной или несколькими колоннами проходит через лесистый водораздел Оки и Дона. К ним прибывает посольство рязанского князя Федора Юрьевича, которое оказалось безрезультатным (князя убивают), и где-то в этом же регионе монголы встречают в поле рязанскую армию. В ожесточенном сражении они ее уничтожают, а затем двигаются вверх по течению Прони, грабя и уничтожая мелкие рязанские города – Ижеславец, Белгород, Пронск, сжигают мордовские и русские села.

Здесь надо внести небольшое уточнение: у нас нет точных данных о количестве населения в тогдашней Северо-Восточной Руси, но если следовать реконструкции современных ученых и археологов (В.П. Даркевич, М.Н. Тихомиров, А.В. Куза), то оно не было большим и, кроме того, для него была характерна низкая плотность расселения. К примеру, крупнейший город Рязанской земли – Рязань, насчитывала по оценке В.П. Даркевича, максимум 6-8 тысяч человек, еще около 10-14 тысяч человек могло проживать в сельскохозяйственной округе города (в радиусе до 20-30 километров). Остальные города имели несколько сотен человек населения, в лучшем случае, как Муром – до пары тысяч. Исходя из этого, вряд ли общая численность населения Рязанского княжества могла превышать 200-250 тысяч человек.

Безусловно, для завоевания такого «протогосударства» 120-140 тысяч воинов были более чем избыточным числом, но будем придерживаться классической версии.

16 декабря монголы после марша в 350-400 километров (то есть, темп среднесуточного перехода составляет тут до 18-20 километров) выходят к Рязани и приступают к ее осаде – вокруг города они сооружают деревянный забор, строят камнеметные машины, с помощью которых они ведут обстрел города. Вообще, историками признается, что монголы достигли невероятных – по меркам того времени – успехов в осадном деле. К примеру, историк Р.П. Храпачевский считает всерьез, что монголы были способны за буквально день-другой сварганить на месте из подручного леса любые камнеметные машины:

Для сборки камнеметов имелось все необходимое – в соединенном войске монголов было достаточно специалистов из Китая и Тангута…, а русские леса в изобилии снабжали монголов древесиной для сборки осадных орудий.

Наконец, 21 декабря Рязань пала после ожесточенного штурма. Правда, возникает неудобный вопрос: нам известно, что общая длина оборонительных укреплений города составляла менее 4 километров. Большинство рязанских воинов погибло в пограничном сражении, поэтому вряд ли в городе было много солдат. Почему гигантская армия монголов в 140 тысяч солдат сидела целых 6 дней под его стенами, если соотношение сил было, минимум, 100-150:1?

У нас также нет никаких четких свидетельств о том, каковы были климатические условия в декабре 1238 года, но поскольку способом передвижения монголы выбрали лед рек (иного способа пройти по лесистой местности не было, первые постоянные дороги в Северо-Восточной Руси документально фиксируются лишь в XIV веке, с этой версией согласны все российские исследователи), можно предположить, что это была уже нормальная зима с морозами, возможно, снегом.

Важным также является вопрос, чем питались монгольские лошади во время этого похода. Из трудов историков и современных исследований степных лошадей понятно, что речь шла о весьма неприхотливых, маленьких – ростом в холке до 110-120 сантиметров, кониках. Их основное питание – это сено и трава (зерном они не питались). В естественных условиях обитания они неприхотливы и достаточно выносливы, а зимой во время тебеневки они способны в степи разрывать снег и есть прошлогоднюю траву.

На основе этого историки дружно считают, что благодаря этим свойствам вопрос о пропитании лошадок во время похода зимой 1237-1238 годов на Русь не стоял. Между тем не сложно заметить, что условия в этом регионе (толщина снежного покрова, площадь травостоев, а также общее качество фитоценозов) отличаются от, допустим, Халхи или Туркестана. Кроме того, зимняя тебеневка степных лошадей представляет из себя следующее: табун лошадей медленно, проходя в день считанные сотни метров, передвигается по степи, выискивая жухлую траву под снегом. Животные таким образом экономят свои энергозатраты. Однако в походе против Руси этим лошадям приходилось проходить в день на морозе по 10-20-30 и даже более километров (см. ниже), неся поклажу или воина. Удавалось ли лошадям в таких условиях восполнять свои энергозатраты? Еще интересный вопрос: если монгольские лошади рыли снег и под ним находили траву, то какова должна быть площадь их суточных кормовых угодий?

После взятия Рязани монголы начали продвигаться в сторону крепости Коломна, являющуюся своеобразными «воротами» в Владимиро-Суздальскую землю. Пройдя 130 километров от Рязани до Коломны, по данным Рашид-ад-Дина и Р.П. Храпачевского, монголы у этой крепости «застряли» до 5 или даже 10 января 1238 года – то есть, минимум, почти на 15-20 дней. С другой стороны к Коломне движется сильная владимирская армия, которую, вероятно, великий князь Юрий Всеволодович снарядил сразу же после получения известия о падении Рязани (оказать помощь Рязани он и черниговский князь отказались). Монголы засылают к нему посольство с предложением стать их данником, но переговоры также оказывается безрезультатным (по данным Лаврентьевской летописи – князь все же соглашается на выплату дани, но все равно посылает войска под Коломну. Объяснить логику такого поступка сложно).

Как считают В.В. Каргалов и Р.П. Храпачевский, сражение под Коломной началось не позднее 9 января и длилось оно целых 5 дней (по Рашид-ад-Дину). Тут сразу возникает очередной закономерный вопрос – историки уверены, что военные силы русских княжеств в целом были скромными и соответствовали реконструкциям той эпохи, когда армия в 1-2 тысячи человек была стандартной, а 4-5 и более тысяч человек представлялись огромным войском. Вряд ли владимирский князь Юрий Всеволодович мог собрать больше (если сделать отступление: общее население Владимирской земли, по разным оценкам, варьировало в пределах 400-800 тысяч человек, но все они были разбросаны по огромной территории, а население стольного града земли – Владимира, даже по самым смелым реконструкциям, не превышало 15-25 тысяч человек). Тем не менее, под Коломной монголы были скованы на несколько дней, а накал сражения показывает факт гибели чингизида Кулькана – сына Чингисхана. С кем же так ожесточенно сражалась гигантская армия в 140 тысяч кочевников? С несколькими тысячами владимирских солдат?

После победы под Коломной то ли в трех-, то ли в пятидневном сражении монголы бодро двигаются по льду Москва-реки в сторону будущей российской столицы. Расстояние в 100 километров они проходят буквально за 3-4 дня (темп среднесуточного марша – 25-30 километров): по мнению Р.П. Храпачевского осаду Москвы кочевники начали 15 января (по мнению Н.М. Карамзина – 20 января). Прыткие монголы застали москвичей врасплох – они даже не знали об итогах битвы под Коломной, и после пятидневной осады Москва разделила участь Рязани: город был сожжен, все его жители – истреблены или угнаны в плен.

Опять же – Москва того времени, если взять за основу наших рассуждений данные археологии, была совершенно крошечным городком. Так, первые укрепления, построенные еще в 1156 году, имели протяженность менее 1 километра, а площадь самой крепости не превышала 3 гектаров. К 1237 году, как считается, площадь укреплений уже достигла 10-12 гектаров (то есть, примерно половины территории нынешнего Кремля). У города был свой посад – он находился на территории современной Красной площади. Общее население такого города вряд ли превышало 1000 человек. Что делала огромная армия монголов, обладающих якобы уникальными осадными технологиями, целых пять дней перед этой ничтожной крепостью, остается лишь догадываться.

Здесь стоит также отметить, что всеми историками признается факт передвижения монголо-татар без обоза. Дескать, неприхотливым кочевникам он был не нужен. Тогда не совсем понятным остается то, каким же образом и на чем монголы перемещали свои камнеметные машины, снаряды к ним, кузницы (для починки оружия, восполнения потерь наконечников стрел и т.п.), каким образом угоняли пленных. Поскольку за все время археологических раскопок на территории Северо-Восточной Руси не было найдено ни одного захоронения «монголо-татар», некоторые историки договорились даже до версии о том, что и своих убитых кочевники вывозили обратно в степи (В.П. Даркевич, В.В. Каргалов). Разумеется, поднимать вопрос о судьбе раненых или заболевших в таком свете даже и не стоит (иначе наши историки додумаются до того, что их съедали, шутка)…

Тем не менее, проведя в окрестностях Москвы около недели и разграбив ее сельскохозяйственное контадо (основной сельскохозяйственной культурой в этом регионе была рожь и частично овес, но степные лошади зерно воспринимали очень плохо), монголы двинулись уже по льду реки Клязьма (перейдя лесной водораздел между этой рекой и Москва-рекой) на Владимир. Пройдя за 7 дней свыше 140 километров (темп среднесуточного марша – около 20 километров), кочевники 2 февраля 1238 года начинают осаду столицы Владимирской земли. Кстати, именно на этом переходе монгольскую армию в 120-140 тысяч человек «ловит» крошечный отряд рязанского боярина Евпатия Коловрата то ли в 700, то ли в 1700 человек, против которого монголы – от бессилия – вынуждены применить камнеметные машины, чтобы его одолеть (стоит учесть, что сказание о Коловрате было записано, как считают историки, лишь в XV веке, так что… считать его полностью документальным сложно).

Зададим академический вопрос: а что такое вообще армия в 120-140 тысяч человек с почти 400 тысячами лошадей (и не понятно, есть ли обоз?), двигающаяся по льду какой-нибудь реки Ока или Москва? Простейшие расчеты показывают, что даже двигаясь фронтом в 2 километра (в реальности ширина этих рек существенно меньше), такая армия в самых идеальных условиях (все идут с одной скоростью, соблюдая минимальную дистанцию в 10 метров) растягивается, минимум, на 20 километров. Если же учесть, что ширина Оки – всего 150-200 метров, то гигантская армия Бату растягивается уже на почти на… 200 километров! Опять же, если все идут с одинаковой скоростью, соблюдая минимальную дистанцию. А на льду реки Москва или Клязьма, ширина которых варьирует от 50 до 100 метров в лучшем случае? На 400-800 километров?

Интересно, что никто из российских ученых за последние 200 лет даже не задавался таким вопросом, всерьез полагая, что гигантские конные армии летают буквально по воздуху.

В целом же, на первом этапе нашествия хана Батыя на Северо-Восточную Русь – с 1 декабря 1237 года по 2 февраля 1238 года условная монгольская лошадь прошла около 750 километров, что дает среднесуточный темп передвижения в 12 километров. Но если выкинуть из подсчетов, минимум, 15 дней стояния в пойме Оки (после взятия Рязани 21 декабря и сражением под Коломной), а также неделю отдыха и мародерства под Москвой, темпы усредненного суточного марша монгольской кавалерии серьезно улучшатся – до 17 километров в сутки.

Нельзя сказать, что это какие-то рекордные темпы марша (русская армия во время войны с Наполеоном, к примеру, совершала и 30-40-километровые суточные переходы), интерес тут в том, что все это происходило глубокой зимой, и такие темпы поддерживались достаточно долгое время.

От Владимира до Козельска

На фронтах Великой Отечественной войны XIII века

Владимирский князь Юрий Всеволодович узнав о приближении монголов, покинул Владимир, уйдя с небольшой дружиной в Заволжье – там, посреди буреломов на реке Сить он разбил лагерь и ожидал подхода подкреплений от своих братьев – Ярослава (отца Александра Невского) и Святослава Всеволодовичей. В городе осталось совсем немного воинов, которых возглавили сыновья Юрия – Всеволод и Мстислав. Несмотря на это с городом монголы провозились 5 дней, обстреливая его из камнеметов, взяв его лишь после штурма 7 февраля. Но до этого небольшой отряд кочевников во главе с Субудаем успел сжечь Суздаль.

После взятия Владимира армия монголов делится на три части. Первая и наиболее крупная часть под командованием Бату идет от Владимира на северо-запад через непролазные леса водораздела Клязьмы и Волги. Первый марш – от Владимира до Юрьева-Польского (около 60-65 километров). Далее войско делится – часть идет ровно на северо-запад на Переяславль-Залесский (около 60 километров), и после пятидневной осады этот город пал. Что из себя представлял тогда Переяславль? Это был относительно небольшой город, чуть больше Москвы, правда, имеющий оборонительные укрепления длиной до 2,5 километров. Но его население также вряд ли превышало 1-2 тысячи человек.

Затем монголы идут до Кснятина (еще около 100 километров), до Кашина (30 километров), потом поворачивают на запад и по льду Волги двигаются к Твери (от Кснятина по прямой чуть более 110 километров, но идут по Волге, там получается все 250-300 километров).

Вторая часть идет по глухим лесам водораздела Волги, Оки и Клязьмы от Юрьева-Польского на Дмитров (по прямой около 170 километров), затем после его взятия – на Волок-Ламский (130-140 километров), оттуда до Твери (около 120 километров), после взятия Твери – до Торжка (вместе с отрядами первой части) – по прямой это около 60 километров, но, видимо, шли по реке, так что будет не менее 100 километров. К Торжку монголы вышли уже 21 февраля – спустя 14 дней после ухода от Владимира.

Таким образом, первая часть отряда Бату за 15 дней проходит, минимум, 500-550 километров по глухим лесам и по Волге. Правда, отсюда надо выкинуть несколько дней осады городов и получается около 10 дней марша. За каждый из которых кочевники проходят через леса по 50-55 километров в день! Вторая часть его отряда проходит в совокупности на менее 600 километров, что дает среднесуточный темп марша до 40 километров. С учетом пары-тройки дней на осады городов – до 50 километров в сутки.

Под Торжком – довольно скромным городом по тогдашним меркам, монголы застряли, минимум, на 12 дней и взяли его лишь 5 марта (В.В. Каргалов). После взятия Торжка один из монгольских отрядов продвинулся в сторону Новгорода еще на 150 километров, однако затем повернул обратно.

Второй отряд монгольской армии под командованием Кадана и Бури вышел из Владимира на восток, передвигаясь по льду реки Клязьма. Пройдя 120 километров до Стародуба, монголы сожгли этот город, а затем «срезали» лесистый водораздел между нижней Окой и средней Волгой, выйдя к Городцу (это еще около 170-180 километров, если по прямой).  Далее монгольские отряды по льду Волги дошли до Косторомы (это еще около 350-400 километров), отдельные отряды достигли даже Галича Мерьского. От Костромы монголы Бури и Кадана пошли на соединение с третьим отрядом под командованием Бурундая на запад – до Углича. Передвигались, вероятнее всего, кочевники по льду рек (во всяком случае, еще раз напомним, так принято в отечественной историографии), что дает еще около 300-330 километров пути.

В первых числах марта Кадан и Бури были уже у Углича, пройдя за три недели с небольшим до 1000-1100 километров. Среднесуточный темп марша составлял у кочевников порядка 45-50 километров, что близко к показателям отряда Бату.

Третий отряд монголов под командованием Бурундая оказался самым «медленным» – после взятия Владимира он выступил на Ростов (170 километров по прямой), затем преодолел еще свыше 100 километров до Углича. Часть сил Бурундая совершила марш-бросок до Ярославля (около 70 километров) от Углича. В начале марта Бурундай безошибочно нашел в заволжских лесах стан Юрия Всеволодовича, которого он разгромил в битве на реке Сить 4 марта. Переход от Углича до Сити и обратно – это около 130 километров. В совокупности отряды Бурундая прошли около 470 километров за 25 дней – это дает нам лишь 19 километров среднесуточного марша.

В целом же, условная усредненная монгольская лошадь накрутила «на спидометре» с 1 декабря 1237 года по 4 марта 1238 года (94 дня) от 1200 (самая минимальная оценка, годится только для небольшой части монгольского войска) до 1800 километров. Условный суточный переход колеблется от 12-13 до 20 километров. В реальности, если мы выкидываем стояние в пойме реки Ока (около 15 дней), 5 дней штурма Москвы и 7 дней отдыха после ее взятия, пятидневную осаду Владимира, а также еще по 6-7 дней на осады русских городов во второй половине февраля, получается, что монгольские лошади за каждый из 55 своих дней движения проходили в среднем до 25-30 километров. Это великолепные результаты для лошадей с учетом того, что все это происходило на морозе, посреди лесов и сугробов, при явной нехватке кормов (вряд ли монголы могли реквизировать у крестьян много кормов для своих лошадей, тем более, что степные лошади не питались практически зерном) и на тяжелой работе.

После взятия Торжка основная часть монгольской армии сосредоточилась на верхней Волге в районе Твери. Затем они двинулись в первой половине марта 1238 года широким фронтом на юг в степи. Левое крыло под командованием Кадана и Бури прошло через леса водораздела Клязьмы и Волги, вышло затем к верховьям Москва-реки и по ней спустилось до Оки. По прямой это около 400 километров, с учетом средних темпов передвижения стремительных кочевников – это около 15-20 дней пути для них. Так что, по всей видимости, уже в первой половине апреля эта часть монгольской армии вышла в степи. Информации о том, как повлияло таяние снегов и льда на реках на передвижение этого отряда, у нас нет (Ипатьевская летопись лишь сообщает, что степняки двигались весьма быстро). Чем этот отряд занимался следующий месяц после выхода в степи сведений также нет, известно лишь, что в мае Кадан и Бури пришли на выручку Бату, застрявшему к тому времени под Козельском.

Небольшие монгольские отряды, вероятно, как полагают В.В. Каргалов и Р.П. Храпачевский, остались на средней Волге, грабя и сжигая русские поселения. Как они выходили весной 1238 года в степи – не известно.

Большая же часть монгольского войска под командованием Бату и Бурундая вместо кратчайшего пути в степь, каким прошли отряды Кадана и Бури, выбрала весьма замысловатый маршрут:

О маршруте Батыя известно больше – от Торжка он двинулся по Волге и Вазузе (приток Волги) к междуречью Днепра, а оттуда через смоленские земли к черниговскому городу Вщиж, лежащему на берегу Десныпишет Храпачевский. Сделав крюк по верховьям Волги на запад и северо-запад, монголы повернули на юг, и пересекая водоразделы, пошли в степи. Вероятно, какие-то отряды шли в центре, через Волок-Ламский (по лесам). Ориентировочно, левый край Бату прошел за это время порядка 700-800 километров, другие отряды чуть менее. К 1 апреля монголы достигли Серенска, а Козельска (летописного Козелеска, если быть точными) – 3-4 апреля (по другой информации – уже 25 марта). В среднем это дает нам еще около 35-40 километров суточного марша (причем монголы идут уже не по льду рек, а через густые леса на водоразделах).

Под Козельском, где уже мог начинаться ледоход на Жиздре и таяние снега в ее пойме, Бату застрял почти на 2 месяца (точнее, на 7 недель – 49 дней – до 23-25 мая, может и позднее, если вести отсчет от 3 апреля, а по Рашид-ад-Дину – вообще на 8 недель). Зачем монголам потребовалось непременно осаждать ничтожный, даже по средневековым русским меркам, городишко, не имеющий никакого стратегического значения, не вполне ясно. К примеру, соседние с ним городки Кром, Спать, Мценск, Домагощ, Девягорск, Дедославль, Курск, кочевники даже не тронули.

На эту тему историки спорят до сих пор, какой-либо вменяемой аргументации не приводится. Самую смешную версию предложил фольк-историк «евразийского толка» Л.Н. Гумилев, предположивший, что монголы мстили внуку черниговского князя Мстислава, правившего в Козельске, за убийство послов на реке Калка в 1223 году. Забавно, что в убийстве послов был замешан также смоленский князь Мстислав Старый. Но Смоленск монголы не тронули…

По логике, Бату надо было спешно уходить в степи, поскольку весенняя распутица и бескормица грозили ему полной потерей, как минимум, «транспорта» – то есть, лошадей.

Вопросом о том, чем же питались лошади и сами монголы, осаждая Козельск почти два месяца (с применением стандартных камнеметных машин), никто из историков не озадачивался. Наконец, банально трудно поверить в то, что городок с населением в несколько сотен, пусть даже пару тысяч человек, огромная еще армия монголов, исчисляемая десятками тысяч воинов, и якобы имевшая уникальные осадные технологии и технику, не могла взять 7 недель…

В итоге под Козельском монголы якобы потеряли до 4000 человек и лишь приход отрядов Бури и Кадана в мае 1238 года из степей спас положение – городишко был таки взят и уничтожен. Юмора ради стоит сказать, что бывший президент РФ Дмитрий Медведев в честь заслуг населения Козельска перед Россией присвоил поселению звание «Города воинской славы». Юмор же был в том, что археологи за почти 15 лет поисков, так и не смогли обнаружить однозначных доказательств существования уничтоженного Батыем Козельска. О том, какие страсти по этому поводу кипели в научной и чиновничьей общественности Козельска, можно почитать тут.

Если просуммировать оценочные данные в первом и весьма грубом приближении, то окажется, что с 1 декабря 1237 года по 3 апреля 1238 года (начало осады Козельска) условная монгольская лошадь прошла в среднем от 1700 до 2800 километров. В пересчете на 120 дней это дает усредненный суточный переход в пределах от 15 до 23 с небольшим километров. Поскольку известны промежутки времени, когда монголы не передвигались (осады и т.п., а это около 45 дней в совокупности), то рамки их среднесуточного реального марша расползаются от 23 до 38 километров в день.

Проще говоря, это означает более чем интенсивные нагрузки на лошадей. Вопрос о том, сколько из них выжило после таких переходов в довольно суровых климатических условиях и очевидной нехватки кормов, российскими историками даже не обсуждается. Также, как и вопрос о собственно монгольских потерях.

К примеру, Р.П. Храпачевский вообще полагает, что за все время Западного похода монголов в 1235-1242 годах их потери составили лишь около 15% от первоначальной их численности, тогда как историк В.Б. Кощеев насчитал до 50 тысяч санитарных потерь только при походе на Северо-Восточную Русь. Впрочем, все эти потери – как в людях, так и лошадях, гениальные монголы оперативно восполнили за счет… самих же покоренных народов. Поэтому уже летом 1238 года армии Бату продолжили войну в степях против кипчаков, а в Европу в 1241 году вообще вторглась не пойми какая армия – так, Фома Сплитский сообщает, что в ней было огромное количество… русских, кипчаков, булгар, мордвы и т.п. народов. Сколько среди них было самих «монголов», толком не понятно.

Монголия Внутренняя - Китай 1912 г. юрты монголов

Степная монгольская лошадь не изменялась веками (Монголия, 1911 год)


Источник →

Ключевые слова: Палатки
Опубликовал сергей water , 10.07.2015 в 08:04

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Санал Молотков
Санал Молотков Dobryak Lyuty 23 сентября 15, в 22:27 Ты даже не знаешь, что мы лошадей не подковывали, ты низшая раса действительно, тупой и трусливый. Текст скрыт развернуть
0
Dobryak Lyuty
Dobryak Lyuty Санал Молотков 25 сентября 15, в 02:38 С чего это ты, Молотков, смеешь сейчас называть низшей расой потомков тех, кто загнал твоих, остряк, предков в бесплодные пустыни верблюжьей колючкой питаться? Что-ли предков своих совсем не почитаешь и мудрыми их не считаешь за то что они предпочли не погибнуть за плодородные земли доблестно сражаясь, а в глубину пустынь удалиться и там в песках зарыться и сохраниться, что-бы потом тебе-смельчаку было от кого родиться и писать научиться? Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков Dobryak Lyuty 16 октября 15, в 23:15 Ты дурень кто нас туда загонял, это наша родина пустыни, горы Монголии и Кавказа, а почему у наших народов такие большие земли потому что мы там кочевали и вы там не дышали никогда и не дышите сейчас. Ведь вам высшей расе, евреи не разрешают правильно. Казахстан, Монголия, ну ведь правильно ведь вам высшей расе евреи не разрешают. Трусливый и подлый народ. Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков Игорь В-н 16 октября 15, в 23:22 Математическую модель предложил профессор фоменко, только голубоглазые русоволосые славяноарии высшая раса, уже давно славяноарийские ученые доказали, чем голубее глаза и светлее волосы тем ты умнее. Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков Dobryak Lyuty 16 октября 15, в 23:52 Вы нас же всегда кормили, нам русский царь платил за участие в войнах и снабжал нас зерном и продуктами. вы нас всегда боялись , боитесь и сейчас. Текст скрыт развернуть
0
Dobryak Lyuty
Dobryak Lyuty Санал Молотков 17 октября 15, в 01:21 Русские князья и цари платили не вам, а вашим вождям за кавалеристов, дёшево. Вожди ваши под командование русских князей своих нукеров отдавали, а из ставших безхозными женщин себе большие гаремы комплектовали и таким способом с каждаго барана двойную пользу извлекали. Те, которые боятся возмездия за подлость свою в трудно-доступной местности скрываются или от соплеменников своих в большие чужие города бегут что-бы там затерятся в толпе. Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков Dobryak Lyuty 19 октября 15, в 02:51
Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков Dobryak Lyuty 19 октября 15, в 02:56 У нас все должности выборные в отличие от вас. Причем не зависит от цвета глаз и волос а гаремов у нас не было. Самый последний набег был в 1897 году. Послушайте песню Имама Алимсултанова "Уход калмыков из Чечни0" . а потом нас болшевики истредляли :) Текст скрыт развернуть
0
Dobryak Lyuty
Dobryak Lyuty Санал Молотков 19 октября 15, в 05:04 Большевики истре блядь вас потом взялись говоришь?
"ИЗ СПРАВКИ НАЧАЛЬНИКА 4-го ОТДЕЛЕНИЯ СПЕЦПОСЕЛЕНИЙ НКВД СССР УГАРОВА О ВЫПОЛНЕНИИ ПОСТАНОВЛЕНИЙ И РАСПОРЯЖЕНИЙ ПРАВИТЕЛЬСТВА О МАТЕРИАЛЬНО-БЫТОВОМ И ХОЗЯЙСТВЕННОМ УСТРОЙСТВЕ СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ, ВЫСЕЛЕННЫХ В 1943-1944 гг.
Октябрь 1944 г.
...
По Казахской ССР: ...Продукты отпускались в счет зерна, оставленного спецпереселенцами на месте выселения, из расчета выдачи им бесплатно впредь до нового урожая 1944 г., в течение 4 месяцев, на одного человека в день: муки — 140 г, крупы — 35 г.
Наркоммясомолпром до 1 июня 1944 г. не выполнил постановление СНК СССР от 9 марта 1944 г. о выдаче по одной телке весом не более 200 кг на каждое хозяйство спецпереселенцев, в порядке расчета с ними за оставленный скот.
Наркоммясомолпром СССР приказом от 4 мая 1944 г. обязал выдать спецпереселенцам: калмыкам, карачаевцам, чеченцам, ингушам и балкарцам — по три овцы — козоматки взамен телок...

Реализация постановления СНК СССР от 29 мая 1944 г. в части выдачи скота оказалась нереальной, так как на базах Заготскота имеется главным образом мясной скот, вследствие этого СНК СССР постановлением от 10 августа 1944 г. разрешил выдать спецпереселенцам скот, закупленный в Казахстане для ОСВОБОЖДЁННЫХ ОТ ОККУПАЦИИ РАЙОНОВ.
Начальник 4-го отделения Отдела спецпоселений НКВД СССР Угаров"

"ИЗ ПИСЬМА НАРКОМА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР Л. БЕРИИ НА ИМЯ ЗАМЕСТИТЕЛЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СНК СССР МИКОЯНА А.И.
27 ноября 1944 г.
Подавляющее большинство колхозов Киргизской ССР и значительная часть колхозов Казахской ССР не имеют возможности
оплатить спецпереселенцам-колхозникам отработанные трудодни ни зерном, ни другими видами продовольствия.
В связи с этим 215 тыс. спецпереселенцев с Северного Кавказа, расселенных в колхозах Киргизской и Казахской ССР
остаются на зиму без продовольствия.
Учитывая это, полагал бы необходимым для обеспечения особо нуждающихся в продовольствии спецпереселенцев
с Северного Кавказа выделить в распоряжение СНК Киргизской и Казахской ССР, целевым назначением,
продовольственные фонды,хотя бы в минимальных размерах, из расчета выдачи на одного человека в день:
муки— 100 гр., крупы —50 гр., соли— 15 гр. и сахара для детей — 5 гр., на период с 1 дек. 1944 г. по 1 июля 1945 г.
Для этого требуется:
муки — 3870 т, крупы — 1935 т, соли — 582 т, сахара — 78 т.
Проект постановления СНК прилагаю.
Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия
ЦГАОР. Ф.5446. Оп.48. Д.3214. Л.6."
"НКВД СССР тов. Чернышову
Совершенно секретно
СПРАВКА О СОСТОЯНИИ ХОЗЯЙСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ, РАССЕЛЕННЫХ В КАЗАХСКОЙ ССР
на 1 июля 1946 г.
В связи с недостаточностью в первый период массово-разъяснительной работы среди местного населения отношение его к спецпереселенцам было недоброжелательным а в отдельных случаях явно враждебным,сопровождающимся незаконными действиями, издевательством и расправами.
Павлодарская область. Председатель Тихомировского сельсовета Максимо-Горьковского района Иванченко при обращении к нему прибывших переселенцев по вопросам трудоустройства заявил им:
— Вас следовало бы всех истребить, а не переселять с места на место...
Учитывая приведенные выше еще имеющиеся недочеты в деле хозяйственного устройства спецпереселенцев, со своей стороны считал бы необходимым разрешить в директивных органах следующие вопросы:
1. Порядок дальнейшего обеспечения нуждающихся в постоянной помощи семей переселенцев, в составе которых нет трудоспособных.
2. О дополнительном отпуске Казахстану недостающего количества продуктивного скота для удовлетворения всех спецпереселенцев, имеющих право на его получение.
3. О выделении спецфондов одежды и обуви или увеличении общих фондов для Казахской ССР с учетом массовой нуждаемости спецпереселенцев.
4. О своевременной поставке отпущенных Казахстану на 1946 г. строительных материалов (лес, стекло, гвозди).
Министр внутренних дел Казахской ССР генерал-майор Пчелкин."
Приложение к приказу НКВД СССР № 00968-43 г.
(Инструкция о порядке содержания осужденных к каторжным работам в лагерях НКВД
...
2. Установить для осужденных к каторжным работам одежду специального образца и цвета с нашивкой на верхнем платье личного номера заключенного.
3. Осужденные к каторжным работам в течение первого г. заключения лишаются переписки и получения премиальных денег...
4. Питание и снабжение вещевым довольствием осужденных производится на общих основаниях по существующим лагерным нормам.
7. После отбытия годичного испытательного срока наказания разрешается для всех хорошо работающих и примерно ведущих себя в быту и по лагерному режиму распоряжением начальника лагеря устанавливать выдачу денежного премирования, переписку с родственниками, получение посылок, чтение книг и газет.)
Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков Dobryak Lyuty 29 октября 15, в 00:51 Вах братуха всплыл ты как говно, наверное твои и воровали все это да. Твои отцы возможно ошибаюсь, сахар ты жрал, а другие голодали. Ну да в войну все жрали от пуза и даже в осажденном Ленингграде ла братуха. Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков Dobryak Lyuty 29 октября 15, в 01:01 Жратвы было дохуя, но ее всю съели пиндосы, а наши старики врут, естенсна. Скорее всего евреи пришли и сказали моей матери, что у не было 2 сестры и 3 брата которые умерли в Сибири. Ну правильно, мы же ж народ тупой нам евреи скажут мы то и сделаем правильно. Ты братуха по себе не суди о нашем народе да. Текст скрыт развернуть
0
Dobryak Lyuty
Dobryak Lyuty Санал Молотков 29 октября 15, в 23:47 А ты свою тупость на весь народ не распространяй. В осаждённом Ленинграде очень мало кто ел от пуза, если таковые были вообще. А мой отец ковал оружие победы там, в Сибири и не поднадзорным хотя и был, а на казарменном положении и с завода круглосуточно не уходил и приходилось ему с коллегами там жарить себе картофельные очистки на трансформаторном масле что-бы оставаться трудоспособным. Поэтому перемёрли они гораздо раньше твоих обиженных депортацией предков, которым не позволяли, естенсна, жрать от пуза на заводах масло трансформаторное . Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков Dobryak Lyuty 4 ноября 15, в 22:57 обиженные вы а не мы, по крайней мере мы не ноем как как вы что нам евреи мешают, но ты же пилар правильно да. Твоего отца пахан как пидара направил на работу и ты этим гордишся, ну правильно ты же пидар и трус твоих сыновей кавказцы заставят чочать. Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков Dobryak Lyuty 4 ноября 15, в 22:59 Уах брат да! Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков Dobryak Lyuty 7 ноября 15, в 23:47 ответь что ли мне. Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков Санал Молотков 11 ноября 15, в 00:40 Почему мы кстати не православные ведь придут к нам и скажут славяноарии низжая раса Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков Dobryak Lyuty 11 ноября 15, в 00:41 Почему мы кстати не православные ведь придут к нам и скажут славяноарии низжая раса Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков Dobryak Lyuty 8 января 16, в 14:55 О Ленинграде не говори, я о нем речи вообще не вел. Текст скрыт развернуть
0
Санал Молотков
Санал Молотков 11 ноября 15, в 00:38 ну как всегда могучие жидоарии сказали всем, представьте мы монголы Кавказа и остались язычниками, потому что нам приказали жидоарии высшая раса а славяноарии низшая раса нам вс ведь православными не смогут сделать да как и мусульмане? Почему кстати слаавяноарий такая нихшая раса? Текст скрыт развернуть
0
АЛЬБЕРТ ШАБАЕВ
АЛЬБЕРТ ШАБАЕВ 14 марта 17, в 12:36 В.В. Тараторин
История боевого фехтования: Развитие тактики ближнего боя от древности до начала XIX века
20. МОНГОЛЫ
В бою монголы использовали ту же тактику, которую за несколько тысячелетий до них применяли кимерийцы и скифы, а позже - сарматы, аланы, гунны, авары... Собственно, весь кочевой мир использовал одни и те же боевые методы: сочетание легковооруженных всадников-лучников с тяжеловооруженными. Трудная и опасная жизнь кочевника на открытых пространствах, где пас лись тысячные стада скота, нуждающиеся в охране от хищников и врагов, сама по себе сделала главным оружием степняка лук. Гораздо проще отгонять хищников и воров стрелами, поражая их на расстоянии, чем бессмысленно гоняться за ними верхом, стараясь достать ручным оружием,
Основная масса войск степных народов состояла из таких лучников. При этом им необязательно было иметь надежные доспехи, и не нужно было серьезно учиться законам рукопашного боя. Их задачей было поражать врагов из лука, а для рукопашной использовали специальные отряды тяжелой и средней конницы. Эти воины составляли постоянные дружины родов. У монголов такие бойцы назывались нукерами; они состояли на службе у нойонов. Нукеры, как и русские дружинники, обучались всем видам боя. Они могли атаковать противника врассыпную, используя луки, или сомкнутым строем, с копьями и мечами. В строю ни монгольские нукеры, ни русские дружинники не могли задействовать в рукопашной одновременно две первые шеренги, потому что не обладали такими средствами нападения, как македонские сарисофоры или византийские контосеры. Бой вели только тяжеловооруженные всадники первого ряда, остальные оказывали им поддержку в случае необходимости. Монголы умели сражаться пешими, осаждая укрепления и как показывает ход Куликовской битвы, в полевом бою. Массовое использование стрелкового оружия, единство племен, собранных под властью хана, мудрая веротерпимая политика правителей приносили монголам новые и новые победы.
Вероятнее всего, в набеге на Русь (1237 г.) (по другому это нападение не назовешь, так как монголы не стремились захватить русские земли и не оставляли никаких гарнизонов) участвовало не более 30-40 тысяч воинов. Но для русских княжеств такая армия была огромной, поскольку противопоставить ей они могли лишь небольшие отряды дружинников из нескольких сот профессиональных воинов и несколько тысяч ополченцев, не умеющих пользоваться луками и не обладающих надежной защитой от монгольских стрел. В подавляющем большинстве случаев монгольские воины сражались верхом. * Монгольская армия подразделялась на три рода войск: тяжелую, среднюю и легкую конницу. Тяжеловооруженный конник был оснащен шлемом, панцирем, изготовленным из металла или твердой кожи, с оплечьями, наручами и поножами, а также щитом. Для поражения неприятеля на дальних дистанциях он применял лук со стрелами, а для ближнего боя - копье или "пальму", меч, палаш или саблю, а также боевой топор и булаву. Разумеется, весь этот набор оружия всадник с собою в бой не брал, а пользовался только тем, что считал для себя удобным. Тело его коня было защищено броней.
Комплекс боевых средств у средневооруженного монгольского кавалериста отличался в первую очередь отсутствием конского доспеха. Сами же всадники использовали, как правило, панцири как усиленного, так и облегченного типов. Легковооруженные всадники, выходцы из бедных слоев населения, защитного вооружения, сабель и копий не имели. Их основным оружием был лук со стрелами. Правда, в ближний бой они, как правило, не вступали, а использовались только для обстрела противника издали и во время его преследования.
* Содержание этого раздела основано на материалах 3-го тома "Истории боевых искусств" Г. К. Панченко (с. 154-166).
Тяжеловооруженная конница у монголов (как и у остальных народов Евразии) составляла ударный кулак всей армии. Ее атака была решающей и могла коренным образом изменить ход сражения. Но количественно преобладала средне- и легковооруженная конница. Об этом свидетельствует сам характер монгольского наступательного вооружения. Основную его часть составляют средства поражения слабозащищенного противника в бою на дальних дистанциях. Одним из основных факторов, благодаря которым монгольская армия добивалась огромных успехов, считается ее высокая военная организация и суровая воинская дисциплина. Военные операции проводились силами хорошо обученных и организованных подразделений. Об этом подробно говорится в письменных источниках. При обнаружении неприятельского войска монголы вначале производили"разведку боем".
"Надо знать, что всякий раз, как они завидят врагов, они идут на них, и каждый бросает в своих противников три или четыре стрелы; и если они видят, что помогут их победить, то отступают вспять к своим; и это они делают ради обмана, чтобы враги преследовали до тех мест, где они (монголы - авт.) устроили засаду; и если враги преследуют их до вышеупомянутой засады, они окружают их и таким образом ранят и у бывают". (Плано Карпини).
Кстати, прием притворного отступления был издавна знаком многим народам, не только кочевникам. Известно, что к подобной хитрости в свое время прибегнул и Вильгельм Завоеватель во время битвы при Гастингсе (1066 г.) Для того чтобы выманить англосаксонскую пехоту с возвышенности на открытое место, где рыцарская конница могла бы действовать свободнее, он приказал рыцарям атаковать противника, а потом обратиться в притворное бегство. Прием удался как нельзя лучше. Англосаксы устремились за отступающими рыцарями, расстроили ряды и были истреблены.
Для монгольской тактики было характерно сочетание обстрела из луков и конной атаки, причем обстрел всегда предшествовал атаке конницы. У Плано Карпини есть описание монгольского войска, построенного перед битвой:"Когда же они желают приступить к сражению, то располагают все войска так, как они должны сражаться. Вожди или начальники войска не вступают в бой, но стоят вдали против войска врагов и имеют рядом с собою на конях отроков, а также женщин и лошадей. Иногда они делают изображения людей и помещают их на лошадей; это они совершают для того, чтобы заставить думать о большем количестве воюющих. Перед лицом врагов они посылают отряд пленных или других народов, которые находятся между ними. Другие отряды... они посылают далеко справа и слева, чтобы их не видели их противники, и таким образом окружают противников...; и таким образом они начинают сражаться со всех сторон. И хотя их иногда мало, противники их... воображают, что их много. А в особенности бывает это тогда, когда они видят тех, которые находятся при вожде или начальнике войска, отроков, женщин, лошадей и изображения людей... которые они считают за воителей и вследствие этого приходят в страх и замешательство". Такое построение позволяло очень эффективно использовать традиционный кочевнический прием атаки рассыпным строем, а это в свою очередь давало возможность охватить противника с фронта и с флангов и обстреливать его с трех сторон. Своих воинов монголы берегли. Они предпочитали подставлять под первый удар военнопленных или союзников, выжидая тот момент, когда неприятель глубоко вклинится в их построение. При этом средняя и тяжелая конница держались в резерве.
Завершив охват вражеского войска, монголы начинали обстреливать его из луков, убивая легковооруженных воинов и поражая коней тяжеловооруженных всадников, внося во вражеские ряды расстройство и панику, сами же при этом оставаясь недосягаемыми. Стрельба из луков велась не хаотично, а с точным расчетом, залпами, так что потери противника были велики. Надо сказать, что в этом монголы также не составляли исключения. Подобные приемы борьбы с тяжелой конницей были известны многим. Точно так же поступили, например, англичане в битвах при Кресси и Азенкуре. Не чужд этот прием был и русичам. Еще Лев Диакон писал о том, что русы при атаке тяжелой византийской кавалерии старались поражать стрелами именно коней. Монголы всегда стремились решить судьбу битвы уже на этом начальном этапе, чтобы не вступать с противником в непосредственное столкновение и сберечь своих людей. В бой на ближних дистанциях они вступали весьма неохотно.
"Однако надо знать, что, если можно обойтись иначе, они неохотно вступают в бой, но ранят и убивают людей и лошадей стрелами, а когда люди и лошади ослаблены стрелами, тогда они вступают с ними в бой". Им было прекрасно известно, что даже тяжеловооруженный монгольский конник ничего не смог бы поделать с европейским рыцарем или русским дружинником, так как при первом же столкновении вполне мог быть сброшен с лошади.
Если все же вступать в бой приходилось, то монголы старались любыми способами расстроить ряды противника: с помощью ли притворного бегства или же предоставляя ему возможность отступить по заранее намеченному монголами направлению, чтобы нанести противнику наибольшие потери в мо- мент его отхода,"А если случайно противники удачно сражаются, то татары устраивают им дорогу для бегства, и сразу, как те начнут бежать и отделяться друг от друга, они их преследуют и тогда во время бегства убивают больше, чем могут умертвить на войне".
Конный бой начинался, только когда вражеские воины и их кони уже были сильно ослаблены стрелами. Тогда монгольские конные лавы следовали одна за другой, поражая противников копьями и саблями. Вначале атаку производили средневооруженные конники. Завершался бой атакой ударных подразделений тяжеловооруженной конницы, которая направлялась в наиболее слабые места во вражеских боевых порядках. Если все же с первого раза не удавалось рассеять противника, атаку возобновляли и действовали так до тех пор, пока враг не дрогнет.
Такая тактика требовала очень четкого взаимодействия между подразделениями, хорошего управления, а также выучки и строгой дисциплины. Прежде всего от воинов требовали сохранять строй. Это подчеркивал и сам Чингисхан в своих указаниях для военачальников:
"В случае же отступления все мы обязаны немедленно возвращаться в строй и занимать прежнее место. Голову с плеч тому, кто не вернется в строй или не займет своего первоначального места". Применяя подобную тактику и располагая большим количеством обученных и выносливых воинов, монголы добивались поразительных результатов в ходе своих завоевательных походов. По уровню развития вооружения и форме военной организации военное дело в державе Чингисхана по праву считается одним из наиболее эффективных во всей эпохе средневековья.
Текст скрыт развернуть
0
Показать новые комментарии
Комментарии с 1 по 20 | всего: 306

Поиск по блогу

Последние комментарии

Pciha Ivanova
Запомнить
Читать
Читать