Всегда Начеку предлагает Вам запомнить сайт «Необычная история»
Вы хотите запомнить сайт «Необычная история»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Киммерийская и скифская эра. Восточные соседи скифов

развернуть

Киммерийская и скифская эра.

Восточные соседи скифов

По работам Г.В.Вернадского и других историков 19-21 веков.

Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов

fotocvetov.com

Утро в степи

Черноморские степи, которые принадлежали скифам в течение седьмого и шестого веков до н.э., являются лишь западным продолжением длинной зоны степей Евразии,

Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов

которая тянется на восток почти до реки Амур. Вместе с прилегающей к ней зоной пустынь на юге степь служила с незапамятных времен громадным резервуаром кочевых племен, которые время от времени наводняли приграничные районы таких древних цивилизованных стран как Китай, Иран и Средиземноморье.

Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов

Сами скифы пришли в черноморские степи с территории выше Волги Другие кочевники позже двинулись также на запад из Центральной Евразии в средиземноморский бассейн. Во втором столетии до н.э. сарматы сменили скифов в Южной Руси. Начиная с четвертого века н.э. мир кочевников Евразии находился в состоянии почти постоянного потока, одна волна накатывала на другую в западном направлении. В четвертом и пятом столетиях

турецкие

османская империя

Корни формирования некогда могущественной Османской империи берут начало со времен Великого переселения народов, когда начиная с IV века н.э. многочисленные тюркские племена покидали свои обжитые места в Малой Азии и селились на землях сопредельных с Византийской империи.

и монгольские племена,

Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов

подобные гуннам, захватили лидерство,

Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов

за ними последовали авары – «западные тюрки»

Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов
Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов
Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов

и хазары в шестом и седьмом веках,

Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов

печенеги с девятого по одиннадцатое столетие

Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов

и куманы (половцы) в одиннадцатом и двенадцатом веках.

Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов

Кульминация наступила с монгольским нашествием тринадцатого века.

Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов
После этого стремление на запад кочевых племен постепенно спадало, последней волной стало перемещение калмыков на нижнюю Волгу в семнадцатом столетии. Изучающий русскую историю должен внимательно отслеживать развитие тенденций в евразийском кочевом мире, поскольку без знания этого развития многие события в истории России никогда не могут быть в достаточной степени поняты и оценены. Причины западного движения евразийских кочевников многообразны. В некоторых случаях это могло быть результатом климатических изменений. Усиливающаяся засуха затрагивала пастбища животных и заставляла кочевые народы искать новые поля. В других случаях миграция могла быть порождена политическими и военными факторами. Отброшенные от границ Китая или Ирана, кочевники двинулись дальше на запад в поисках менее защищенных стран как объекта грабежа. В случае когда некоторые кочевые племена в Китае были отброшены и бежали после этого, последствия испытывал ближайший западный сосед, вынужденный освобождать пространство для новоприбывших в свою очередь на запад и т. д. Волна экспансии могла быть также результатом определенных изменений внутри племени или группы племен – изменений в их социальной и политической организации. Многие племена и роды при стечении обстоятельств сливались под воздействием диктатуры какого-либо выдающегося военного лидера, который ограничивал автономию родовых вождей. Так случилось при подъеме Чингис-хана. Экономические мотивы, подобные желанию контролировать межконтинентальные торговые пути, составляли другую движущую силу политики завоевателя степей. Нужно отметить, что создание кочевой империи не только в случае с Чингис-ханом, но также и в некоторых иных случаях было результатом не только простой цепи причинных событий, но амбициозной политики имперской экспансии. Такая экспансия требовала всегда полного сотрудничества ведущего рода и всего племени или группы племен. Однако империя, воздвигнутая на таком основании, никогда не была стабильной. Старейшины родов, которые сначала предоставляли полную поддержку Великому Хану (кагану), позднее будут пытаться обеспечить собственные привилегии. Разовьется борьба между более влиятельными вождями родов и племен, выливаясь в становление того, что Владимирцов называл «кочевым феодализмом»136. Игра этих центростремительных сил тогда быстро уничтожит единство империи. Давайте теперь рассмотрим вкратце кочевые племена,

0 (640x433, 253Kb)

которые скитались по евразийским степям и пустыням к востоку от реки Урал во времена Геродота. Информация о них, даваемая Геродотом, довольно туманна.
Страбон ворчливо говорит о том, что «ранние греческие авторы привыкли называть народы, жившие выше Каспийского моря,
в некоторых случаях саками,

Дана Муканова-Хуршудян. Сакские племена. VIII в. до н.э.

в других – массагетами,
Населявшие побережье Гирканского (Каспийского) моря древние племена такие как Хазары, Массагеты, Аланы были известны давно. Изучая культуру и быт этих племён становится понятно что Гирканское море было ареной самых значимых исторических событий. Событий разных славных и драматических, появившихся в эпоху легенд ярко свидетельствующих о древности Каспия. В летописях «отца истории» Геродота описывалось одно из таких событий связанных с Гирканским морем, и населявшими его побережье воинственными амазонками. В древние времена на восточном берегу Гирканского моря жил народ Массагеты. Государством Массагетов правила царица Томирис.



Carica_Tomiris

Однажды царь Персии Кир собрав большое войско, пошел войной на этот вольный степной народ. На защиту государства навстречу царю Киру вышел Массагетский народ во главе с царицей Томирис. Армия Персидского царя Кира не спавшая всю ночь в ожидании нападения Массагетов под утро заснув потеряла свою бдительность и когда золотой утренний туман мягко расстилался по поверхности моря во вражеский стан персов с диким гиканьем ворвались степные всадники. Неожиданное появление, словно из морской пучины бесчисленных воинов, в одно мгновенье деморализовало армию персов. Всадники появляющиеся из морской пены и исчезавшие в ней были восприняты захватчиками как магическое колдовское наваждение. В итоге Битва закончилось полной победой армии царицы Томирис. Именно после этих событий долгое время прикаспийские земли считались прародиной таинственных амазонок. Гирканское (Каспийское) море как и его легендарные воительницы осталось в мифологии народа легендой.



Carica_Tomiris_2

не будучи в состоянии привести какое-либо обоснованное суждение относительно них. Свидетельства греческих авторов могут быть до некоторой степени дополнены информацией, извлеченной из китайских хроник. Они считаются достаточно надежными с девятого века до н.э. Все же начнем с сообщения Геродота. Мы видели, что в одной части его повествования он говорит, что массагеты вытеснили скифов на запад. В другом фрагменте вместо массагетов

Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов

он упоминает в той же связи исседонов. Существует несколько версий о локализации исседонов.

Некоторые учёные высказали предположение, что исседоны жили в среднем Предуралье или на Среднем Урале.Птолемей в своей «Географии» упоминал два Исседона: в Серике (Китай) и в Скифии «за Имавом», что отмечен на картах Меркатора и Гондиуса в северной части Сибири (за Енисейским кряжем и плато Путорана) и близок к озеру Ессей[источник не указан 2577 дней], отсюда существует возможность локализации исседонов Геродота и в этом районе. Другие пытались отождествить название реки Исеть с названием, якобы, обитавшего на ней племени исседонов («Исетская» археологическая культура была открыта известным советским археологом Е. М. Берс[3]).

Высказывались предположения о тождественности исседонов и усуней китайских источников. «Здесь следует отметить, что античная традиция не знает ни этнонима усунь, ни этнонима юэчжи, которые, как хорошо показал в своей работе А. Н. Бернштам, являются своего рода китайской транскрипцией античного этнонима асии (усунь — кит. ист.) и древнеиранского тохар (юэчжи — кит. ист.) [Бернштам, 1947]»[4]. Так же А. Н. Бернштам писал, что «Асии — это древние исседоны, восточная ветвь массагетов»[5]. «Почти к такому же выводу [сделанному А. Н. Бернштамом о тождественности этнонимов асии и усунь] впоследствии пришёл М. В. Крюков, считающий, что древняя форма этнонима усунь — „должна быть близка к asuen“ [Крюков, 1988. с.233]»[4].

Геродот свидетельствовал о существовании страны исседонов[6], а также писал, что исседоны живут напротив массагетов[7], которых локализовал «за рекой Аракс»[7], а также писал, что «Аракс течёт на восток»[8]. «И. В. Пьянков первоначально считал, что … Аракс массагетов (то есть тот Аракc, через который переправился Кир во время похода против них) — это Амударья с её каспийским рукавом Узбоем. В более поздней своей статье [после 11-ти лет изысканий] И. В. Пьянков высказывает иную точку зрения, относя это описание к кавказскому Араксу»[9]. Отсюда существует возможность (непосредственно следуя указаниям[8][10] Геродота о расположении реки Аракс) локализовать массагетов севернее Аракса южного Азербайджана, а следовательно и исседонов, проживающими на юго-западном Подуралье, восточнее реки Волги.На западных берегах Каспия,где по сей день есть поселение идентичным названием.

Расположение этих мест южнее Тургайского плато «… и близость их к среднему течению Тобола, где еще в начале XX века процветал пушной промысел, хорошо согласовывается с указаниями китайских источников об обширной северной стране Янь[11], примыкавшей к Яньцай [по Лысенко — Подуралье] и платившей дань Кангюю [то есть северная страна Янь, платила дань Кангюю] шкурками зверьков „мышиной породы“»[12]. Сам же Н. Н. Лысенко располагает в этом районе массагетов, а не усуней, ссылаясь при этом на слова Страбона, что «Болотные жители питаются рыбой и одеваются в шкуры тюленей, заходящих сюда с моря»[13], сказанных о болотных жителях, в той же главе, где Страбон говорит о массагетах. Однако каспийские нерпы мигрируют в устье Волги только поздней осенью, а весной перемещаются на юг[14], что позволяет локализовать массагетов и южнее, вдоль западного берега Каспия, вплоть до армянского Аракса, а исседонов в рассматриваемом районе, отмеченном как Яньцай в китайских источниках, следуя при этом мнению А. Н. Бернштама, то есть принимая тождественность этнонимов исседоны, асии и усуни (кит. ист.).

Геродот сообщал, что «одноглазые мужи-аримаспы»[15] вытеснили исседонов из их страны, а те, в свою очередь, вытеснили скифов, по-видимому, с восточного на западный берег реки Дон. Однако ранее Геродот сообщал, что скифов вытеснили массагеты[16] (да и самих массагетов причислял к скифам говоря, что «По мнению некоторых, массагеты — это скифское племя»[7]. А отсюда вытекает, что исседоны могли вытеснить и массагетов, равно как массагеты могли вытеснить скифов Ишкузы). ОднакоФилострат сообщает, что «Кир, отправившись за реку Истр, против массагетов и исседонов, а народы эти скифские, был убит женщиной [Томирис, царствовавшей над этими варварами, и женщина эта отрубила Киру голову»[17], что может говорить о близости этих племён.

«Герен (Heeren, S. 293) называл массагетов, так же как и родственных им исседонов, мон­гольским племенем. Однако в современной науке установилось мнение о скифском (иранском) происхождении массагетов на основании родства их культуры с культу­рой скифов, саков, исседонов, савроматов (см., например: Minns, р. 110 f.; Струве, Этюды, с.60; Руденко, Горноалтайские находки, с. 16 и след.; Смирнов К. Ф. Савроматы, с.277 и след.; Толстов, Итина, с. 173 и след.; Смирнов А. П. Скифы, с.88 и след.; Вишневская, Итина, с.207 и след.; Kothe. Herkunft, S. 22 f.; Дандамаев. Поход Дария, с. 180; Пьянков. Саки, с. 17; Он же, Массагеты, с.67; Вишневская. Культура, с.60 и след., 100 и след., 127 и след.)»[18].

Обычаи исседонов

Согласно Геродоту, у исседонов, как и у сарматов, женщины обладали равными правами с мужчинами. Исседоны, подобно скифам, из черепов людей делали украшения (кубки). К числу особенностей исседонов Геродот относит поедание ими умерших предков (Ist., IV, 26).

Последние, как объясняет он, были сами под давлением аримаспов. В дополнение к исседонам и аримаспам Геродот

Если верить Геродоту, который пересказал (частично) путевые заметки Аристея, то аримаспы жили в районе Гиперборейских гор (современный Уральский хребет), от обычных людей отличались только наличием одного глаза (а не двух), находились в состоянии перманентной войны с исседонами (на юге) и грифонами (на севере). Война с грифонами велась из-за золота, охраняемого грифонами, а с исседонами - из-за золота, отнятого у грифонов.

Свои заметки Аристей изложил в "Аримаспии" (VII-ой век до нашей эры), до нас не дошедшей.

По поводу этимологии слова "аримаспы" существует несколько объяснений.

Аристей (и Геродот вслед за ним) пишет о том, что со скифского языка данное слово переводится, как "одноглазый".

Дионисий Евстафий (XII-ый век нашей эры) пишет, что аримаспы в битве закрывали один глаз повязкой для лучшего прицеливания из лука (плюс наследственное окулярное заболевание).

Сам Геродот в существовании аримаспов сомневался (что для него по меньшей мере странно, учитывая его личные "шедевры" в описании Ойкумены).

текст при наведении
текст при наведении
текст при наведении

Их встретила на своём пути Ио, бешено бежавшая от овода, посланного Герой. О них Ио предсказал ещё Прометей.

По вьетнамским представлениям, Великий гриф – злой дух, обитавший в горах, в длинной узкой пещере. Он любил похищать царевен и царевичей, чтобы они прислуживали ему.

Грифы – в греческой мифологии, чудовища с орлиными крыльями и головой и с львиным телом, сторожившие на крайнем севере Азии золотые россыпи.

Источником сведений об аримаспах послужила недошедшая эпическая поэма Аристея сына Каистробия с Проконнеса «Эпос об аримаспах» (или «Аримаспия»), о содержании которой даёт некоторое представление «Скифский рассказ» Геродота («История». IV. 13-16). Аристей, вдохновлённый Аполлоном, якобы прибыл в страну исседонов и там записал рассказы об их северных соседях — аримаспах, грифах (грипах или грифонах) и гипербореях.

Согласно Аристею, аримаспы живут к северу от исседонов, а севернее их самих живут стерегущие золото грифы, и аримаспы воюют и с теми и с другими. Причём аримаспы изгнали исседонов из их страны, те, в свою очередь изгнали скифов, а те киммерийцев. Геродот же приводит и объяснение (видимо оно взято также из поэмы Аристея) слова «аримасп», что по-скифски значит «одноглазый» («арима» — единица, «спу» — глаз).

Аримаспы упоминаются и другими античными писателями (как географами, так и трагическими поэтами), но все их сообщения прямо или опосредованно восходят к Аристею Проконнесскому и ничего нового к сообщению Геродота они не добавляют. Исключение — Эсхил, сообщающий, что аримаспы «живут у златоносного Плутонова потока» («Прикованный Прометей», 805—806). Позднеантичные писатели начинают отождествлять аримаспов и гипербореев.

Возникновение предания об аримаспах, вероятно, связано с проникновением киммерийцев в Малую Азию в первой половине VII в. до н. э. и их нападениями на Лидию и ионийские города. Согласно данным Геродота, Аристей умер не менее чем за 240 лет до него («История». IV. 15), следовательно, он жил во времена киммерийского нашествия. По всей видимости либо рассказы об аримаспах были занесены на запад Малой Азии киммерийцами, либо одноглазый народ — плод воображения самого Аристея (в пользу последнего говорит то, что аримаспы, в отличие от грифов и гипербореев, не упоминаются независимыми источниками).

Аримаспы (др.-греч. Ἀριμασποί, лат. Arimaspi) — мифический народ на крайнем северо-востоке древнего мира. По Геродоту, это были одноглазые люди (что и означает слово «аримасп» на скифском языке), постоянно сражающиеся с грифонами в стремлении отнять охраняемое теми золото. Ряд исследователей полагают, что за аримаспами может скрываться представление о реально существовавшем южно-сибирском кочевом скифском народе эпохи бронзы[1].

Описание Геродотом

Источником сведений об аримаспах послужила недошедшая эпическая поэма Аристея сына Каистробия с Проконнеса «Эпос об аримаспах» (или «Аримаспия»), о содержании которой даёт некоторое представление «Скифский рассказ» Геродота («История». IV. 13-16). Аристей, вдохновлённый Аполлоном, якобы прибыл в страну исседонов и там записал рассказы об их северных соседях — аримаспах, грифах (грипах или грифонах) и гипербореях.

Согласно Аристею, аримаспы живут к северу от исседонов, а севернее их самих живут стерегущие золото грифы, и аримаспы воюют и с теми и с другими. Причём аримаспы изгнали исседонов из их страны, те, в свою очередь изгнали скифов, а те киммерийцев. Геродот же приводит и объяснение (видимо оно взято также из поэмы Аристея) слова «аримасп», что по-скифски значит «одноглазый» («арима» — единица, «спу» — глаз).

Другие упоминания

Аримаспы упоминаются и другими античными писателями (как географами, так и трагическими поэтами), но все их сообщения прямо или опосредованно восходят к Аристею Проконнесскому и ничего нового к сообщению Геродота они не добавляют. Исключение — Эсхил, сообщающий, что аримаспы «живут у златоносного Плутонова потока» («Прикованный Прометей», 805—806). Позднеантичные писатели начинают отождествлять аримаспов и гипербореев.

помещает к востоку от реки Дон «скифов-апостатов» (восточных скифов)
и аргипеев.

Скифы - кочевая нация, говорящая на одном из иранских языков, доминировала над Понтийской степью на протяжении всего периода Классической Древности. Большая часть дошедшей до нас информации о Скифах идет от греческого историка Геродота (440 гг. до н.э.), из его Историй, и из археологических раскопок в Скифских могильных холмах (Курганах) в Украине и Южной России.

Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифовКроме того, начиная с древних времен не-скифы использовали название "Скиф" более широко для того, чтобы обратиться к различным народам, замеченным как подобные или идентичные Скифам, или которые жили на обширной территории включающей современную Украину, Россию и Среднюю Азию - известная до средневековых времен как Скифское государство (Скифия). Название также использовалось среди ранних ученых, изучающих протоиндоевропейские языки, и которые все еще считают Скифов носителями протоиндоевропейского языка и предками народов, населяющих эти земли сейчас.

Ученые вообще классифицируют Скифский язык, как один из Восточных Иранских языков, а самих Скифов, как ветвь древних иранских народов, пришедших в степь к северу от Великого Ирана приблизительно в 1000 году до н.э.

Согласно Геродоту древние иранцы назвали всю Скифию "Saca" (Геродот.VII 64). Их основное племя, Царские Скифы, управляло обширными землями, занятыми этой нацией в целом (Геродот. IV 20); и они называли себя Skolotoi. Освальд Шемерений посвящает полному обсуждению этимологии слова Скиф свою работу "Четыре старых иранских этнических названия: Скиф - Скудра - Согдиан - Сака". Связанные слова происходят от -skuza, древнего индоевропейского слова, означавшего стрельца, а, следовательно, иранское слово Ishkuzi = стрельцы.

Скифы сначала появились на исторической арене в начале первого тысячелетия до нашей эры. Но Геродот (IV. 11) дает другую версию, согласно которой:

Приблизительно 770 г. до н.э., Скифы (во главе с Ишпаки) в союзе с Маннайцами напали на Ассирию. Группа сначала появляется в ассирийской летописи под названием Ishkuzai. Согласно краткому утверждению Эсаргаддонской надписи, ассирийская империя победила этот союз. Последующее упоминание о Скифах можно найти в вавилонских и ассирийских текстах в связи с Медесом. А древние персидские и греческие источники упоминают их во время периода империи Ахаменидов, как народ, живший в степи между Днепром и Доном.

Геродот предоставляет детальное описание Скифов. Он утверждал, что Киммерийцы – это коренное племя, вытесненное Скифами из северного Черноморского побережья. Геродот также заявляет, что Скифы состояли из Auchatae, Catiaroi, Traspians, и Paralatae или "Царские Скифы". В своей работе Геродот определенно различал кочевых Скифов на юге и сельскохозяйственных Скифов на севере.

Во время 5-ого - 3-его столетий до н.э. очевидно государство Скифов процветало. Когда Геродот написал свои Истории в 5-ом столетии до н.э., греки отличали Младшее Скифское государство (Scythia Minor) в современной Румынии и Болгарии, от Великой Скифии, которая простиралась в восточном направлении на расстояние двадцатидневной поездки от реки Дунай, через степи сегодняшней Восточной Украины к бассейну Дона. Дон, тогда известный как Tanais, стал главным торговым маршрутом с тех пор. Скифы, очевидно, получили свое богатство от контроля над работорговлей с севера и Греции через Черное море и их колониальные порты – Ольвия, Херсонес, Киммерийский Босфор, и Горгиппию. Они также выращивали зерно, и отправляли пшеницу и сыр в Грецию.

Археологи могут различить, три периода древнего археологического развития Скифов:

  • 1-ый период - предскифская и начальная Скифская эпоха: с 9-ого до середины 7-го столетия до н.э.
  • 2-ой период - ранняя Скифская эпоха: с 7-ого до 6-ого столетия до н.э.
  • 3-ий период - классическая Скифская эпоха: с 5-ого до 4-ого столетия до н.э.

Скифские влияния были идентифицированы до Кореи и Японии. Различные корейские экспонаты, такие как королевские короны королевства Силла, имеют отчетливый скифский дизайн. Подобные короны, могут также быть найдены в эру Кофун в Японии.

Скифский язык и его различные диалекты являлись частью индоевропейской языковой семьи. Греческие ученые полагали, что язык Скифов и Сарматов принадлежал к северо-восточной ветви иранских языков. Альтернативная теория предполагает, что, по крайней мере, некоторые Скифские племена, такие как меотийцы говорили на арийском индо диалекте.

Скифы жили в конфедерированных племенах, политической форме добровольной ассоциации, которая отрегулировала пастбища и организовала общую защиту против вторгающихся соседей. В то время как производительность одомашненного животноводства очень превысила производительность прочных сельскохозяйственных обществ, пасторальная экономика также нуждалась в дополнительных сельскохозяйственных продуктах, и устойчивых кочевых конфедерациях, которые развились или в символические или в принудительные союзы с народами, ведущими оседлый образ жизни - в обмен на животную пищу производилась военная защита.

Геродот связывает три главных племени Скифов, как племена произошедшие от трех братьев - Lipoxais, Arpoxais, и Colaxais. Этот королевский клан также называют в других классических источниках "Королевским Dahae". Богатые похороны Скифских королей в Курганах являются независимым свидетельством для существования сильной королевской элиты.

К этому перечню восточных народов могут быть добавлены саки, часть которых принадлежала пятнадцатой провинции

Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов

(сатрапии) Персидского царства, согласно разделению сатрапий Дарием.
Сравнивая информацию Геродота со свидетельствами других авторов, мы можем предварительно локализировать вышеупомянутые народы следующим образом. «Скифы-апостаты» могли жить в районе Акмолинска в Северном Казахстане. Они откололись от «царских скифов» и не пошли за ними в
черноморские степи.
Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов
Многое поражало Геродота в Скифии, и особенно одно качество скифов, о котором он говорит неоднократно. «Среди всех известных нам народов только скифы обладают одним, но зато самым важным для человеческой жизни искусством. Оно состоит в том, что ни одному врагу, напавшему на их страну, они не дают спастись; и никто не может их настичь, если только сами они не допустят этого».

Рассказ Геродота о Скифии содержит еще немало самых разнообразных сведений исторического, географического и этнографического характера. Красочное описание похода персов во главе с Дарием на скифов обросло многими отступлениями от темы, вставными сообщениями и сюжетами, тем не менее, содержащими ценнейший материал, проливающий свет на такие особенности древней жизни, о которых, не будь «Истории» Геродота, наука знала бы очень мало.

Они с наибольшим основанием могут быть названы восточными скифами. Что же касается исседонов, мы можем различать их изначальный дом и страну, в которую они позже мигрировали. Согласно А. Херману, они первоначально жили в районе реки Иссет, притока Тобола.
Само имя народа должно быть связано с рекой. Позже исседоны переместились на юго-восток, вероятно в Восточный Туркестан (Син-Кьянг). Домом аргипеев была, возможно, Джунгария, а аримаспов – подножье гор Алтая. Массагеты жили в Туркестане. Саки обитали ближе к Индии, возможно в Южном Туркестане. Постараемся теперь определить расовые связи по крайней мере части этих племен. Саки принадлежали без сомнения к иранской семье. Восточные скифы были, возможно, также иранцами; они могут рассматриваться как предки некоторых сарматских племен. Аргипеи могли быть монголами. Геродот описывает их в следующих словах: «Говорят, что все они лысы с рождения, как мужчины, так и женщины; они курносы и скуласты; они говорят на собственном языке, но их одежда по типу скифская». Аримаспы, ввиду их географического местопребывания, могут рассматриваться как предки тюрков: тюркское государство было основано в регионе Алтая в шестом веке нашей эры. Проблема массагетов более запутанна. Геродот говорит, что «массагеты носят схожую со скифами одежду; их жизненный стиль также близок к скифскому. Они идут в бой либо верхом, либо пешими, поскольку они искусные бойцы в любом типе сражения. Луки и копья, а также боевые топоры – их оружие. Они используют золото и медь... но не железо и серебро». Ассортимент оружия, используемого массагетами, заслуживает внимания. Лук был характерным оружием скифов, копье – сарматов, боевой топор – киммерийцев. Итак, массагеты кажется соединили оружие различных племен.
Киммерийская и скифская эра.  Восточные соседи скифов
Наиболее загадочным казалось отсутствие упоминаний о массагетах, главных врагах персов со времен Кира. Ведь узбойско-хорезмийсккй регион, где Кир сражался с массагетами, вошел в состав Персидской державы; для персидского сатрапа, управлявшего Хорезмом и Приаральем, был построен великолепный дворец (ныне развалины Калалыгыр, раскопанные Хорезмском экспедицией С.П. Толстова в 50-х годах) [Ставиский, 1971,с. 157]. Было выдвинуто логичное предположение, что массагеты эллинских авторов в персидских надписях упомянуты под другим именем. Такого рода гипотезу первым выдвинул А. Херман, ныне поддержанный Б.А. Литвинским:

«массагеты античных источников идентичны сакам-тиграхауда … Мы принимаем их идентификацию с массагетами и помещаем в западную часть Средней Азии»
[Литвинскнй, 1972,с 172-173]

Такая локализация саков-тиграхауда очень расходится, однако, с показаниями надписей Дария и делает маловероятным их отождествление с массагетами.

Если массагеты действительно фигурируют в ахеменидских надписях, то более всего на отождествление с ними мог бы претендовать могучий племенной союз дахов (даев). Упомянутые еще Авестой среди племен, которые, по выражению Дария, «не чтили Ахура Мазду», дахи помещены в Персепольской надписи Ксеркса в перечне самых крупных стран и народов, подвластных этому грозному завоевателю. Коренные земли дахов в IV в. до н.э. находились «за Танаисом». т.е. Сыр-Дарьей, и «по Танаису» [Арриан, 111,28], а также в Приаралье [Страбон, X1.9]. Среди союзников Дария III Кадомана (336-331 гг.) в его проигранной войне с Александром названы и дахи. В битве при Гавгамелах, открывшей Александру путь на восток, дахи, вместе с бактрийской конницей, противостояли лучшей части македонской армии — коннице «друзей», личного окружения Александра. Характерная черта вооружения сражающихся дахов, необычная в то время, отмечена Аррианом: «сами скифы (дахи) и лошади нх были тщательно защищены броней» [Арриан, III,13]. Эти «даи с Танаиса» сражались с македонцами и после гибели Дария, но затем они стали союзниками Александра в его походе на Индию. Отряд дахов назван «конными лучниками» [Арриан, V.12]. Следует обратить внимание на важную деталь вооружения дахов — броню, защищавшую всадников и их коней. Такого рода двойной доспех столетием раньше Геродот отмечает только у массагетов: «лошадям на грудь они одевают медные панцири» [Геродот, 1,215]. Появление катафрактариев – конных воинов в тяжелых пластинчатых доспехах и на защищенных броней конях, отмечено не только письменными источниками, но и документировано археологическими находками в стране дахов и массагетов. Еще в 50-х годах Хорезмская экспедиция С.П. Толстова вела раскопки на городище Чирик-рабат — «столице» приаральских саков, расположенном на левом берегу Сыр-Дарьи, в вер-ховьях её пересохшего русла Жана-Дарьи. Там, в одном из погребальных сооружений, датируемом IV в. до н.э., был обнаружен железный пластинчатый доспех [Толстов, 1962,с. 148-150]. Такого рода защитная броня сохранилась в последующие века у родственных дахам парфян, и не отмечена у других степных племен.

В трех далеких по времени и независимых друг от друга сочинениях — Авесте, надписи Ксеркса, труде Арриана — племена дахов обозначены одним и тем же именем — их самоназванием. Иначе следовало бы предположить существование общего для трех названных сочинений источника, что нереально.

Между тем, название массагетов сохранилось только в античной историографии, где оно объединяет самые разные по хозяйству, образу жизни и культуре племена — от кочевников-коневодов до охотников за тюленями и собирателей кореньев, одевающихся «в древесную кору» [Страбон, XI,8]. Массагеты в сочинениях греческих авторов связаны только территориальной общностью — Приаралье, низовья Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, район Узбоя. Отмеченные у них общие обычаи — остатки группового брака, ритуальное убийство и поедание стариков — невероятно архаичны и не могут свидетельствовать о каком-либо единстве. Скорее всего, название «массагеты» объединяло целую группу племенных союзов, связанных бесконечно древней генеалогической традицией, еще сохранившей значение в консервативной сфере родоплеменной мифологии и зависимой от нее этнонимии, но утратившей политическую актуальность в середине I тыс. до н.э.

Сведения Арриана

Рассмотрим внимательнее сведения Арриана, который упоминает при описании одновременных событий и скифов-массагетов, и скифов-даев, что, казалось бы, противоречит их сближению. Его повествование опирается на свидетельства спутников македонского завоевателя, записанные во время и после похода. В отличие от экзотических, удивля-ющих, привлекающих и отталкивающих читателя рассказов Геродота и Страбона, зависимых от многих и разных по времени информаторов, Арриан не восхищается доблестью массагетов (Страбон) и не пишет о «несметном количестве золота и меди» в их стране (Геродот). Но вот случай из военной судьбы согдийца Спитамена, почти три года ведшего партизанскую войну против македонской армии, который привлек на свою сторон отряд массагетов:

«Скифы эти (массагеты) жили в крайней бедности, не было у них ни городов, ни оседлого жилья, бояться за свои блага им было нечего, и поэтому склонить их на любую войну ничего не стоило … Потерпев поражение, массагеты разграбили обоз бактрийцев и согдиан, воевавших с ними, и бежали вместе со Спитаменом в пустыню. Когда до них дошла весть о том, что Александр собирается вторгнуться в пустыню, они отрезали голову Спитамена и послали её Александру, чтобы этим поступком отвратить его от этого намерения»
[Арриан, IV,17]

Для Арриана массагеты были обитателями страны, что по левому берегу Окса (Аму-Дарьи); она граничит с Согдианой с запада. Дахи же для него, напротив, северо-восточные соседи Согдианы, обитатели долины Танаиса (Сыр-Дарьи). По представлениям спутников Александра, массагеты были беднейшие из скифов, готовые на любую войну ради наживы, не брезгующие грабежом и предательством союзников. Напротив того, дахи, — закованные в броню всадники на покрытых доспехом конях, элитарная конница Дария в битвах с Александром и кавалерийский авангард Александра в битвах с индийским царем Пором, конечно же, резко отличались от других скифов, но очень походили на конных воинов-массагетов из повествования Геродота.

Ни Арриан, ни его информаторы не знали, что у внешне различных племен общая территория, общие политические и культовые центры в Приаралье, где расположены города-ставки их «царей», общие святыни, связанные с почитанием солнечного бога Митры. Оставленные ими могильники, укрепленные городища и поселения по древним руслам Сыр-Дарьи — Жана-Дарье, Куван-Дарье, Инкар-Дарье — стали объектом исследования Хорезмской экспедиции. Археологические находки ярко характеризуют повседневную жизнь скотоводческих и земледельческих племен Приаралья в VII-II вв. до н.э. и выявляют несомненную зави-симость памятников этого времени от памятников эпохи бронзы, их генетическую связь. Особенно это было заметно при раскопках мавзолеев эпохи бронзы Тагискена и сакских могильников Тагискена и Уйгарака, на левобережье Сыр-Дарьи. Преемственность в развитии культур здесь вполне очевидна и она распространяется на все Приаралье к востоку от Хорезма.

Племена столь огромного объединения кочевников, и не только кочевников, не могли быть одинаковы, но могли носить общее название. Массагеты — общее древнее имя приаральских племен, имеющих общую генеалогическую традицию, и возможно, общий эпоним, т.е. общего предка, чаще всего мифического, по имени которого и назван народ. Древнее эпонимическое имя массагетов сохранилось в иранской ономастике и зафиксировано письменно — одного из полководцев Ксеркса звали «Массагес, сын Оариза» [Геродот, VII.71]. Неизвестно, кто был подлинным героем-эпонимом массагетских племен, но он носил то же самое имя.

Потому может быть, что они сами имели различное этническое происхождение. Киммерийцы, как мы видели", были схожи с фракийцами. Не могут ли некоторые массагетские роды рассматриваться как восточная ветвь фракийцев, смешанных с некоторыми иранскими элементами? Само имя «массагеты» кажется значимым с этой точки зрения, поскольку одно из фракийских племен на Балканах было известно как геты.
Схоже сложная этническая группа, относительно которой существуют некоторые свидетельства в китайских источниках, существовала приблизительно в тот же период в провинции Кан-Су в Западном Китае. Там жили в близком контакте два народа: йю-ки и тохары.
Второй из них преобладал. В то время как тохары рассматриваются как иранское племя, йю-ки принадлежат, судя по крайней мере по их языку, к западной ветви индоевропейской семьи. Именно язык йю-ки обычно обозначают как тохарский; он ближе к кельтскому и латинскому, нежели к славянскому или иранскому. Как йю-ки, так и позже тохары в начале сарматского периода сместились из Кан-Су в Туркестан и играли важную роль в истории Туркестана и некоторых прилегающих государств. Мы встретимся с ними позже.


Источник: http://statehistory.ru/books/Vernadskij_Drevnyaya-Rus/13


Опубликовал Александр Романченко , 13.11.2017 в 06:35

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии

Поиск по блогу

Последние комментарии

Vladimir Rumyantsev
Запомнить
Читать
Читать