Как сын Ивана Грозного отбил у шведов земли в Прибалтике

Царь Федор Иоаннович — последний правитель Русского государства из московской ветви Рюриковичей — находится в тени своего отца, Ивана Грозного. Да и не только, не будем забывать о Борисе Годунове, который фактически был главой правительства при царе Федоре. Но надо сказать, что именно в правление этого государя России удалось вернуть потерянные в ходе Ливонской войны земли в Прибалтике.



В ходе конфликта Москва потеряла контроль над рядом древних русских городов и крепостей в Прибалтике и Карелии — Ивангородом, Нарвой, Корелой и другими.
Впрочем, правительство Годунова не теряло надежды их вернуть. Мирного договора со шведами не было. А это значит, что вышеуказанные города были под их временным контролем.

Вот только у шведского короля Юхана III было другое мнение. Уступать занятые шведами земли он не собирался. А собирался заключить новый договор, который официально и окончательно закрепил бы захваченное за Швецией.

Уверенности в силах Юхану придавал и тот факт, что его сын Сигизмунд Ваза стал польскими королем. Правда, не без проблем — у Сигизмунда среди польской аристократии было немало врагов. Но все же шведской король мог теоретически рассчитывать на поддержку сына.

Все это, конечно, понимали и в Москве. А потому решили активизировать усилия по возвращению прибалтийских земель.
Русская армия выступает в поход

Поскольку добровольно шведы уступать их не собирались, русская армия в начале января 1590 года выступила из Новгорода в поход. Командовал сам царь — хотя, конечно, номинально, поскольку полководческими талантами Федор Иоаннович не блистал.

В 1590 годом кампания для русской армии шла вполне успешно. Не была возвращена только Нарва. Однако в следующем году ситуация резко осложнилась. Основной части русской армии пришлось отражать очередной набег крымского хана. Шведы, воспользовавшись этим, разорили окрестности Соловецкого монастыря. Но сам монастырь взять не смогли.

Вообще надо сказать, что боевые действия в целом складывались в пользу Русского государства. Шведы потерпели несколько чувствительных поражений, а русская армия доходила до Выборга. Помощи от польского короля шведский монарх так и не дождался.

Конфликт продолжался пять лет — хотя надо учитывать, что боевые действия прерывались на довольно длительные перемирия. Итогом стал Тявзинский мир (подписан в селении Тявзино). По нему Русское государство вернуло себе практически все земли в Прибалтике и Карелии, утраченные в ходе Ливонской войны. Впрочем, ненадолго — в последовавшее очень скоро Смутное время эти территории вместе с городами опять были заняты шведами. Окончательно их вернуть смог только Петр I.

фото: крепость Копорье
https://naspravdi.info/novosti/kak-syn-ivana-groznogo-otbil-u-shvedov-zemli-v-pribaltike

Источник ➝

Стреляли друг в друга два генерала

Кто только не дрался на дуэлях в России. Доходило и до того, что генералы выходили к барьеру друг против друга. Особенно, если друзья и советчики постарались натравить одного на другого.

Дело было в славном городе Тульчин, во 2-й армии, в самом гнезде декабристов, в далеком 1823 году. Войны с Наполеоном давно закончились, а про то, что скоро заварится каша с восстанием на Сенатской, пока еще никто не догадывался, даже сами заговорщики.



Армейская жизнь вдали от столицы была точно такой же как и сейчас – скучной, монотонной и занудной.

И тут еще в Одесский полк назначили командующим подполковника Ярошевицкого. Подполковник оказался
«грубым, необразованным и злым».

Короче говоря, офицерам и солдатам полка не повезло, потому что в армии в таких случаях выбирать не приходится: перевестись в другую часть еще не факт, что получится, а значит, чтобы не терпеть измывательства – у офицера одна дорога – увольняться. Или терпеть.

Но офицеры тогда были люди гордые и плохого отношения к себе не терпевшие. Дворяне, знаете ли, хоть часто и не очень знатные, раз служили не в гвардии. Поэтому в полку решили, что кто-то должен пострадать за всех и нанести полковому командиру показательное оскорбление. Или, проще говоря, набить морду у всех на виду. По жребию сделать это выпало штабс-капитану Рубановскому. При этом Рубановский очень четко понимал, что это все – конец карьере, если не казнь. Но уговор есть уговор.

Тот специально нарвался на то, чтобы при очередном дивизионном смотре командир полка на него наорал. Потом подошел к нему, стащил с коня и избил. А полк стоял и наблюдал, пока не подскакал командир дивизии Иван Мордвинов.

Рубановского схватили, судили, разжаловали, отправили служить солдатом в Сибирь, так как он взял всю вину на себя. Дуболом подполковник Ярошевицкий ушел в отставку. Кстати, помните фильм «История одного назначения»? Там примерно такая же история, только офицера избил нижний чин, за что и был поставлен к стенке. Фильм не совсем соответствует тому, что было на самом деле, но это – другая история, как-нибудь расскажу.

Генерал Киселев, 1830-е годы, уже много позднее этой истории


Так вот в дальнейшем начальник штаба 2-й армии Павел Киселев узнал, что на самом деле Мордвинов был в курсе, скажем так, запланированной акции, но препятствовать ей не стал. Более того, по воспоминаниям участников всей этой истории, перед смотром уехал из лагеря, чтобы сделать вид, что совсем не в курсе того, что может случиться. В результате Киселев добился, чтобы Мордвинова отстранили от командования бригадой, а новой не дали, оставили «прикомандированным».

После этого полгода Мордвинов просидел без назначения. И все это время его старательно накручивали враги Киселева, которых у него было более чем достаточно. Потому что генерал был деятелен, умен, активен, решителен и молод. В 1823 году ему исполнилось всего 35 лет – мальчишка для такой должности. Так вот среди тех, кто копал под Киселева, были не только генералы Рудзевич и Корнилов, но, по мнению историка Оксаны Киянской, еще и один командир Вятского полка. Некто – Павел Пестель. Глава тайного Южного общества.

Зачем это нужно было Пестелю? Ведь он многое почерпнул у Киселева. Например, то самое «Высшее благочиние» из «Русской правды», которое ему часто припоминают, фактически списано с тайной полиции, созданной Киселевым во 2-й армии. Именно работа этой тайной полиции и привел к аресту «первого декабриста» - майора Владимира Раевского в 1822 году.

Но Пестелю требовалось устранить Киселева, потому что тот копал под генерал-интенданта Алексея Юшневского, второго человека в Южном обществе, того, кто занимался подготовкой обеспечения мятежа во 2-й армии. Так что Мордвинов всем оказался очень нужен.

Закончилось все тем, что Мордвинов все-таки посчитал, что Киселев его оскорбляет и послал тому вызов на дуэль. Расчет был прекрасный: если Киселев откажется, то конец карьере. Если согласится, то у Мордвинова есть шанс помочь всем недоброжелателям начальника штаба 2-й армии.

Киселев вызов на дуэль принял. Стрелялись в 40 верстах от Тульчина, в Ладыжине, чтобы как можно меньше людей узнали о дуэли. Использовали пистолеты Кухенрейтера, барьер поставили на восьми шагах, сходились с 18-ти. Изначально предлагалось стрелять без секундантов, чтобы не было свидетелей, но Киселев приехал с адъютантом Бурцовым.

Стреляли без очереди. Перед выстрелами Мордвинов начал было:
- Объясните мне, Павел Дмитриевич...

Но Киселев оборвал его:
- Теперь, кажется, не время объясняться, Иван Николаевич; мы не дети и стоим уже с пистолетами в руках. Если бы вы прежде пожелали от меня объяснений, я не отказался бы удовлетворить вас.

Подойдя к барьеру, они стояли и никто не стрелял первым, ожидая выстрела другого. В конце концов, решили, что Бурцов считает до трех, на счет «Три» стреляют.
Когда раздались выстрелы, оказалось, что Мордвинов целился Киселеву в голову, но промазал. Киселев хотел попасть в ногу, но пуля прилетела Мордвинову в живот. До врача его не довезли.

Сильные все-таки были духом генералы.

Киселев вернулся в Тульчин, доложил обо всем командующему 2-й армии Витгенштейну, потом сдал дела и стал ждать решения императора Александра I. Через месяц Александр сообщил, что не считает Киселева виноватым, но все-таки было бы лучше, если бы генералы стрелялись за границей.

А потом было восстание на Сенатской, бунт Черниговского полка и следствие по делу декабристов. Киселев был оправдан, хотя его адъютант Басаргин, например, отправился на каторгу, осужденный по II разряду. Киселев же в дальнейшем оказался одним из самых разумных и профессиональных чиновников николаевской эпохи.

Небольшая черта. Через некоторое время после дуэли Киселев узнал о том, что семья Мордвинова находится в бедственном положении. И он, движимый чувством вины в этой истории, до последнего дня жизни вдовы Мордвинова выплачивал ей пособие по 1200 рублей в год. Это – достаточно приличные деньги для того времени. Хоть и не миллионы, конечно.

Вот такие истории случались в то время, когда «за Лафитом и Клико» декабристы крутили свой заговор в Петербурге и Тульчине.

Картина дня

))}
Loading...
наверх