Миф об агрессии "преступного сталинского режима" против "мирной" Финляндии

Миф об агрессии "преступного сталинского режима" против "мирной" Финляндии

Советский танк Т-26 преодолевает снежную целину. Карельский перешеек


80 лет назад, 30 ноября 1939 года, началась советско-финская война («Зимняя война»). Советские войска перешли в наступление на финской границе. Война была вызвана объективными причинами: враждебностью Финляндии, неспособностью финского руководства договориться с Москвой и жизненной необходимостью для СССР отодвинуть границу от Ленинграда в условиях большой войны в Европе.

Миф о агрессии «кровавого» сталинского режима

В советской историографии «Зимняя война» широко не освещалась.
Это было связано, с одной стороны, не очень удачными действиями Красной Армии, с другой – своего рода «политкорректностью» СССР по отношению к Финляндии. Финляндия после Великой Отечественной войны, когда её «принудили к миру», считалась дружественной страной, хотя и не вошла в социалистический лагерь. Финны были «ласковым теленком, который двух маток сосёт». То есть использовали выгоды и от дружбы с Союзом, и продолжали быть частью капиталистического мира. Поэтому официальная советская пропаганда старалась не обижать «партнера».

После развала СССР ситуация изменилась кардинальным образом. Либерально-демократическая пропаганда России, официальная и свободная, стала всеми способами очернять образ СССР и особенно сталинский период. «Зимняя война» стала популярной темой в деле обличения советского тоталитаризма, «советской «империи зла» и «кровавого Сталина». Авторы, многие из которых ранее громко восхваляли СССР, Маркса и Ленина, быстро «перекрасились» в либералы и всячески поносили свою родину. При этом приводили совершенно фантастические соотношения наших и финских потерь. Дело дошло до того, что казалось, что СССР проиграл войну, а Финляндия была победителем. Многие обыватели искренне были уверены, что СССР войну с треском проиграл. Что финские лыжники-стрелки легко разгромили «лапотную» Красную Армию.

Понятно, что какие-либо разумные, объективные причины действий СССР полностью отрицались. Войну объявили никому не ненужной, непопулярной. Мол, никакой объективной необходимости нападать на «милую и мирную» Финляндию не было. Дело в личной кровожадности Иосифа Сталина, советского диктатора. Никакой логики в действиях «преступного сталинского режима» не было. Однако это очевидное вранье и вражеская пропаганда, направленная на разрушение русской исторической памяти. Достаточно вспомнить историю Финляндии.


На передовой советской позиции под Выборгом. Источник фотографий: http://waralbum.ru/


Государство, созданное русскими


Как известно, финские племена никогда не имели собственной государственности. Часть финских племен вошли в состав Русского государства (к примеру, ижора), либо входили в сферу влияния русских. Другие финские племена в XII – XIV вв. были постепенно завоеваны шведами и стали частью Шведского королевства. Более того, в период ослабления Руси Швеция захватила и ряд территорий, где жили финские племена, которые ранее подчинялись русским. Находясь под властью Швеции, Финляндия не имела никакой автономии, даже культурной. Официальным языком был шведский. На шведском языке говорило местное дворянство, все образованные люди, на нём велось обучение в школах, печатались книги. На финском языке говорили только простые люди. Очевидно, что в дальнейшем финнов ждала более полная ассимиляция и утрата языка и культуры.

Однако финнам повезло. Швеция воевала с Россией за господство на Балтике. В итоге шведы довоевались до того, что в 1809 году им пришлось отдать России Финляндию. Русские цари были людьми весьма щедрыми, особенно к национальным окраинам. Российская империя строилась не за счёт эксплуатации колоний, как западные империи, а за счёт «внутренней колонизации» русского народа. Русские оплачивали (в том числе и кровью) цивилизационный, духовно-материальный взлёт национальных окраин, включая Финляндию. Было создано Великие княжество Финляндское. За 100 с небольшим лет пребывания в составе России из бывшей глухой шведской провинции Финляндия стараниями российского правительства фактически стала автономным государством со всеми необходимыми атрибутами. Великое княжество имело собственные органы власти, денежную единицу, почту, таможню, не платила налоги в общую казну, не давала солдат в армию. Собранные в княжестве налоги тратились только на местные нужды. На развитие Финляндии шли деньги из столицы. Финский язык стал государственным. Все посты в финской администрации, кроме должности генерал-губернатора, занимали местные уроженцы. Имперские власти старались не вмешиваться в местные дела.

Религиозных притеснений местных протестантов не было. Православная церковь практически не вела миссионерской деятельности в Великом княжестве. Политика русификации также фактически не проводилась. Русским даже не давали переезжать в Великое княжество. Более того, жившие в Финляндии русские находились в неравноправном положении по сравнению с местными жителями. Кое-какие ограничения появились только при императорах Александре III и Николае II, когда стал развиваться финский сепаратизм, и Финляндия, в силу её автономии, стала гнездом различных российских революционеров. Да и это эти меры были запоздавшими и слабыми.

Таким образом, жилось финнам в русской «тюрьме народов» очень даже неплохо и значительно лучше, чем самим русским. Кроме того, Петербург ещё и прирезал землицы к Финляндии. В 1811 году в состав Великого княжества была передана Выборгская губерния, которая включала в себя земли, которые Россия отвоевала у Швеции и получила по мирным соглашениям 1721 и 1743 гг. Это решение было весьма неразумным с точки зрения военной стратегии – административная граница Финляндии вплотную приблизилась к Петербургу (тогдашняя столица России). Но тогда русским царям и в голову не могло прийти, что когда-то Финляндия будет независимым, да ещё и враждебным государством. Русские правители наивно думали, что население новых территорий будет им бесконечно благодарно за различные подарки и навеки сохранит верность престолу.

«Крепкая подушка Петербурга»


Финляндия нужна была России для обороны Петербурга и северо-западных рубежей державы. Для этого русские рубились со шведами ещё до создания Российской империи. А империя Романовых четыре раза воевала со Швецией, чтобы защитить столичный район. Финский залив – это западные ворота Петербурга. Южное побережье ровное и низменное, неудобное для сооружения крепостей и батарей. Финское побережье – изрезанное со множеством островов и островков (шхер). Здесь удобно строить береговые укрепления. Здесь же уникальный шхерный фарватер, по которому вражеский флот мог от самой Швеции пройти к самому Кронштадту. Поэтому русский император Александр Первый и говорил, что Финляндия должна стать «крепкой подушкой Петербурга».

Россия вложила многие миллионы рублей для укрепления финского побережья. Русские крепости финскому населению не мешали, так как строились на каменистых, непригодных для земледелия землях. Зато русская армия и флот дали заработок тысячам финнов. Русские военные базы в Финляндии весьма помогли развитию хозяйства Великого княжества. Не говоря уж о том, что русские офицеры, солдаты и матросы ежегодно оставляли в финских лавках, магазинах и т. д. значительные суммы. Кроме того, на верфях Або, Бьернеборге, Гельсингфорсе и других для Балтийского флота в течение столетия были построены сотни боевых и вспомогательных судов. Финские корабелы хорошо на этом обогатились.


Во время Первой мировой войны Финляндия хорошо обогатилась за счёт военных заказов и контрабанды. Русской таможни здесь не было и через княжество везли различные товары. Страны Антанты ввели экономическую блокаду Германии, в результате там начались трудности с продовольственным снабжением. Тут финские сельхозпродукты и оказались весьма кстати. До войны Финляндия поставляла в центральные русские губернии сливочное масло, сыр и другие продукты, ввозила хлеб. С началом войны поставки продовольственных товаров в Россию серьёзно сократились, а ввоз хлеба в Финляндию, наоборот, значительно возрос. Русские зерно и финские продукты шли в Германию транзитом через нейтральную Швецию (шведы также хорошо погрели руки на войне). Об этом царскому правительству постоянно докладывала жандармерия, пограничники и военная контрразведка. Дошло до того, что Англия и Франция осенью 1915 года потребовали у царя прекратить поставки продовольствия и других товаров в Германию через Швецию. Однако Петербург не стал ссорится со Швецией, опасаясь её перехода на сторону Германии. В результате «шведский транзит» процветали и приносил огромные прибыли шведским и финским дельцам.

В 1909 году началось строительство двух мощных фортов: на южном берегу залива у деревни Красная Горка было начато строительство форта Алексеевский, на северном берегу на мысу у поселка Ино — форта Николаевский. Форты ввели в строй в конце 1914 года. В 1915 г. русские начали оборудовать Або-Аландскую позицию (она стала частью крепости Петра Великого). К декабрю 1917 г. число береговых и полевых орудий в Финляндии ещё более увеличилось. На финскую территорию доставили часть артиллерии Кронштадской и Владивостокской крепостей (её в условиях мира с Японией и войны с Германией практически разоружили), пушки купленные у Японии, и даже корабельные орудия с разоруженной Амурской флотилии. Практически всё это богатство и боеприпасы, оборудование досталось финнам. Так Финляндия в наследство получила мощный арсенал, который по мощи превышал артиллерию сразу нескольких европейских государств.

Финская благодарность России


Выращенная и вскормленная при полной поддержке и попустительстве российского правительства финская националистическая элита хорошо «отблагодарила» Россию. В декабре 1917 г. сейм провозгласил Финляндию независимым государством. Советское правительство признало независимость Финляндии. Совнарком не знал, что глава финского сената (правительства) Свинхувуд вступил в переговоры с немцами. Что финские националисты готовятся к войне, отправив всё золото Финляндского банка на север страны.

В январе 1918 года в Финляндии началась революция. Она переросла в гражданскую войну, где сражались красные и белые финны. Красные имели все шансы взять вверх, так как опирались на наиболее промышленно развитые города юга, военные заводы, в их руках были основные арсеналы бывшей русской императорской армии. Однако руководство красных придерживалось оборонительной тактики. Поэтому в феврале – марте 1918 г. война приняла позиционный характер без сплошной линии фронта, где красные и белые противостояли друг другу у населенных пунктов и важных коммуникаций.

Пассивность красных финнов привела к их поражению. Белые (националисты, либералы и буржуазия) позвали на помощь немцев. Ещё в январе 1918 г. Германия через Швецию перебросила в район города Васа егерский батальон, который ранее сражался с русскими в Прибалтике. Белофинские части стали обучать десятки шведских офицеров. В апреле 1918 года на полуострове Ханко высадились германцы – Балтийская дивизия под началом фон дер Гольца (12 тыс. бойцов). Ещё один германский десант был высажен у города Ловисы. С помощью хорошо вооруженных и подготовленных немцев белофинны взяли вверх. 14 апреля немцы захватили Хельсински (Гельсингфорс), 29 апреля пал Выборг. В мае война была завершена.

Белые развязали террор. Тысячи людей были казнены, тысячи умерли в концлагерях. Общее количество брошенных в тюрьмы и лагеря достигло 90 тыс. человек. Для сравнения: в ходе боевых действий белофинны потеряли 3,1 тыс. человек, а красные – 3,4 тыс. человек. Кроме сторонников красных под удары попала русская община Финляндии. Русских истребляли и изгоняли без всякого различия, офицеров, их семьи, солдат, учащихся, стариков, женщин, вообще всех русских. Если красных финнов уничтожали по классовому признаку, то русских – национальному. То есть это был геноцид по этническому признаку.

Белофинны начали совершать нападения против русских уже в начале 1918 года. Они атаковали части русской армии, расположенные в Финляндии, с целью захвата оружия, боеприпасов, амуниции. Затем эти нападения в Финляндии оправдывались поддержкой советского правительства Финляндской социалистической рабочей республики. Но это обвинение явно натянуто. Русские войска в Финляндии утратили боеспособность уже осенью 1917 года, и не собирались участвовать в местной смуте, мечтали лишь спокойно уехать в Россию. Офицеры в массе своей отрицательно относились к большевикам, и не собирались помогать красным финнам. Советское же правительство хоть и симпатизировала красным финнам, но заявило о нейтралитете, опасаясь Германии. Большевики не смогли даже защитить русских офицеров и солдат остававшихся в Финляндии, военное имущество принадлежавшее русской армии.

Одновременно финны совершили масштабный грабеж русской общины и русской казенной и военной собственности. В первые же дни после захвата Гельсингфорса, Або, Выборга и других городов имущество русских купцов, предпринимателей было конфисковано. Финны захватили все частные русские суда (военные корабли защищали в своих интересах немцы). Белофинны захватили русского государственного имущества на многие миллиарды золотых рублей (ещё довоенных).

Немцы и их местные сторонники планировали установить в Финляндии монархию с германским принцем во главе. В октябре 1918 года парламент избрал королём принца Гессен-Кассельского Фридриха Карла. Финляндия должна была стать протекторам Второго рейха. Однако в ноябре в Германии произошла революция. Германия капитулировали и проиграла мировую войну. Таким образом, германский король на финском троне стал неуместен. Симпатизирующее Германии финское правительство было распущено. Давление со стороны Антанты вынудила новое правительство попросить гессенского принца об отречении. В декабре 1918 г. Фридрих Карл Гессенский отрёкся от престола, а германские войска эвакуировались из Финляндии.


Генерал Маннергейм, командующий армией Финляндии, принимает германского генерала фон дер Гольца и немецких офицеров в Гельсингфорсе (Хельсинки) в мае 1918 года. Справа от Маннергейма глава финского правительства Свинхувуд


Проект «Великой Финляндии»


Не удовлетворившись отделением от России, финские националисты и капиталисты попытались воспользоваться Русской Смутой и урвать русской земли. Ещё в феврале 1918 года главнокомандующий финской армии генерал Маннергейм заявил, что «не вложит меч в ножны, пока не будет освобождена от большевиков Восточная Карелия». В марте Маннергейм утвердил план захвата русской территории до линии Белое море – Онежское озеро – река Свирь – Ладожское озеро. Также Финляндия претендовала на область Печенги и Кольский полуостров. Петроград должен был получить статус «вольного города» вроде Данцига. Финские радикалы вообще мечтали о «Великой Финляндии» с включением всего Русского Севера, Архангельска, Вологды и вплоть до Северного Урала.

Целями финского вторжения в Карелию и на Кольский полуостров были не только территориальные приобретения. Финны знали, что в Мурманске во время мировой войны скоплены огромные запасы оружия, боеприпасов, различного военного имущества, оборудования, продовольствия. Всё это Антанта доставила морем. До революции царское правительство не смогло всё вывезти, а затем страну охватил хаос и вывоз был остановлен.

Финское командование отдало приказ добровольческим отрядам выступить для завоевания Восточной Карелии. 15 мая 1918 года финское правительство объявило войну Советской России. Однако благодаря вмешательству Берлина, который заключил с РСФСР Брестский мир и не был в это время заинтересован в советско-финской войне, вплоть до осени 1918 года боевых действий финны не вели. Германия в ультимативной форме запретила финнам атаковать Петроград. Финским «ястребам» пришлось на время смириться с этим. Чересчур ретивого Маннергейма даже временно отправили в отставку. Понятно, что на решение финнов повлияла не только позиция Берлина, но сила красных в районе Петрограда. На Карельском перешейке были сосредоточены значительные силы Красной Армии, серьёзным аргументов был красный Балтфлот, который мог наносить сильные удары по правому флангу финской армии, наступающей на Петроград. Большевики создали военные флотилии на Ладожском и Онежском озёрах.

Летом 1918 года Финляндия и Советская Россия вели переговоры об условиях мира. В июле финский Генштаб подготовил проект переноса финской границы на Карельском перешейке от Петрограда в обмен на щедрую компенсацию территорией Восточной Карелии. Этот проект был одобрен германцами. По своей сути этот план повторял то же самое, что в 1939 году предложит Финляндии Сталин. Однако 21 августа на переговорах в Берлине финны отказались заключать договор с Россией. Они хотели большего.

Ситуация коренным образом изменилась после поражения немцев в мировой войне. Финские власти резко пересмотрели свою внешнюю политику и сделали ставку на Антанту. Финны предложили британцам прислать флот на Балтийское море. Началось сотрудничество Финляндии и Антанты, направленное против Советской России. В середине октября 1918 года финские отряды захватили Ребольскую волость. В январе 1919 года была оккупирована Поросозёрская волость. В апреле 1919 года начала наступление т. н. Олонецкая добровольческая армия. Захватив часть Южной Карелии, включая Олонец, финские войска подошли к Петрозаводску. Однако летом советские войска разгромили противника и выбили его за пределы нашей территории. Осенью 1919 года финские войска снова начали наступление на Петрозаводск, но в конце сентября были разбиты.

В июле 1920 года советские войска выбили финские силы с территории Карелии, кроме Ребольской и Поросозёрской волостей. После этого финская сторона согласилась на переговоры. 14 октября 1920 года был заключен Тартуский мирный договор между РСФСР и Финляндией. Россия уступила Финляндии всю Печенгскую область (Петсамо) в Заполярье, также западную часть полуострова Рыбачий, и большую часть полуострова Средний. Оккупированные финскими войсками волости в Восточной Карелии, возвращались в состав Советской России.

Тем не менее в Хельсинки не собирались отказываться от планов создания «Великой Финляндии». Пользуясь тем, что Москва дала обещание в течение двух лет не содержать войска на территории Ребольской и Поросозёрской волостей, кроме пограничников и таможенников, финское правительство снова попыталось решить карельский вопрос силой. Осенью 1921 года был создан временный Карельский комитет, который начал формировать «лесные отряды» и дал сигнал к вторжению финских войск. Для отпора врагу к концу декабря советские власти сосредоточили в Карелии 8,5 тыс. человек. К началу января 1922 г. советские войска разбили главную группировку противника и в начале февраля взяли военно-политический центр карельского комитета – Ухту. К середине февраля 1922 г. территория Карелии была полностью освобождена. На этом боевые действия закончились.

Продолжение следует…
Источник ➝

Откуда есть пошла «земля укров»? Историк Татищев и другие.

Мнение по вопросу «украинства» знаменитого историка Василия Никитича Татищева.

Это настоящий исторический детектив: запорожские казаки, иначе говоря, "черкесы" или "черкасы", ведут своё происхождение от адыгов, переселённых на Днепр ханом Ахматом.

Если вы обратите свой взор на карту Украины, то в самом её центре увидите область, административный центр которой носит довольно-таки нетипичное и броское название – Черкассы. Точное происхождение названия которого, кстати, не известно до сих пор. Чего не скажешь в то же время о дате его основания.

В 1986 году в конце сентября официально и с размахом отмечался юбилей города – 700-летие со дня образования. На торжественность празднования такого события трудно было не обратить внимание, - ведь сопровождалось оно, ни много ни мало, приездом и выступлением на центральном стадионе тогдашней звезды советской эстрады Софии Ротару . Точная дата возникновения населенного пункта при отсутствии четкого объяснения происхождения его названия вызывает интерес.

Существуют не одна а несколько объясняющих версий. Например, многие краеведы склоняются к тому, что данный населенный пункт был образован народом, носившем название «косоги» или «черные клобуки». Другие склонны считать что «Черкассы» это не иначе как, в переводе с тюрского «чер» (сердце) и «кассы» (деревня) – «сердечная деревня». Кроме того, само название «Черкассы» не настолько уж уникально.

Существует немалое число населенных пунктов со схожими или даже аналогичными названиями: Черкесск, Новочеркасск, Кинель-Черкассы, многочисленные деревни и села Черкассы и Черкасские разбросанные по Белоруссии, России и Украине. «Черкасами» также называли в старину казаков, которые, кстати, и обосновали данный город и которые представляли собой этнос, считавшийся основным в регионе, что сегодня является центральной Украиной. Ведь раньше украинцев и называли не иначе как «черкасы». Но настолько ли бесспорно подобное толкование?

Для выяснения истины мы, конечно же, воспользуемся таким непременным атрибутом нынешней жизни как Интернет. Итак, для начала наберем «по ошибке» (как это имело место в моем случае) «Черкасы» с одной «с» и узнаем, что термин «черкасы» употреблялся вместо нынешнего термина «черкесы» до войны Российской Империи на Кавказе. Мы также прочтем информацию об отсутствии четкого единого объяснения происхождения названия этого народа. А также узнаем о том, что черкасы были народом, входившим в состав Золотой Орды. Как и о том, что слово «черкасы» - итальянского происхождения, появившееся от лексикона генуэзских купцов, что самоназвание этого народа – адыги.

kazak348.jpg

Что народ этот отличается и отличался своеволием, свободолюбием, мужеством, храбростью. Но среди этого многообразия информации есть одна очень интересная цитата Татищева Василия Никитича. «Оные прежде из кабардинских черкас в 14 веке в княжестве Курском под властью татар множеством сброда слободы населили и воровством промышляли и из-за жалоб многих татарским губернатором которым были на Днепр переведены и град Черкассы построили». Она находится в его «Истории Российской с самых древнейших времен…».

Что же с помощью такой лаконичной цитаты хотел донести потомкам покойный Василий Никитич, считавшийся и считающийся заклятым казакофобом и подозреваемый многими в предвзятом отношении к этому вопросу? Какая именно история упоминается в этом емком сообщении? Какие-то слободы, какой-то татарский губернатор, какое-то воровство, «переведены»…Что это – неуемный полет фантазии Тайного Императорского Советника, занимавшего одно время пост Астраханского губернатора? Но занимают ли высокие государственные посты люди со склонностью к такого рода вранью? И памятники лгунам обычно не ставят.

Если не учесть, конечно, небезызвестного Барона Мюнхаузена. Но Татищев – не Мюнхаузен, и поэтому давайте-ка все-таки получше изучим: что же все-таки это за цитата?

Кстати, Татищев данное сообщение повторяет уже в другой своем труде – «Лексикон российской исторической, географической, политической и гражданской…». Вот что он там пишет:

«Запорожские казаки. Сих начало такое. 1282 года баскак татарской Курскаго княжения призвав черкес отБештау, или Пятигорья, населил слободы и чинил оными великия разбои и грабления, которыя князь курский Олег по соизволению ханскому разорил, за что после и сам погиб. Но люди оставшие, умножась русскими беглецы, долгое время чинили всюду по дорогам разбои и едва выгнаны, оттуда перешли в Канев к баскаку, которым он назначил место ниже по Днепру, где они построили город, назвали Черкесы, где жили без жен. Которое и поляки для пресечения набегов татарских оставили и дали им место в Преволочине, но они, не довольствуяся тем, ниже порогов на Хортицком острову укрепилися и тогда назвалися запорожскими, но не могши от силы татарской удержаться, остая оной, паки вверх перешли и прежния свои городы Черкесы и Канев силою у поляков отняли…… »

kazak344.jpg

И это – лишь часть сообщения на эту тему.

К слову сказать, автор этих строк не имеет ничего против черкесского народа, представителей которого упоминает Татищев. Мною движет лишь желание докопаться до истины и «разложить все», так сказать, «по полочкам». Тем более, что нет такого народа, который бы сам себя называл «черкесы», как впрочем, и четкого объяснения происхождения этого названия. Последнего нет и, как выясняется, никогда и не было. О чем сообщают многие источники, в частности генерал и сенатор Филипсон Г.И. (6) и канд. истор. наук Кагазежев Ж.В. (7). Но это – отдельный разговор и не об этом сейчас речь.

Итак, начнем с места и времени. Княжество Курское, 14 век. В 14-веке княжество Курское, как и многие тогда земли Руси находилось под Татаро-монгольским Игом.

Теперь что касается термина «Татарский губернатор»….Власть на местах тогда представляла ордынская администрация в лице так называемых баскаков, занимавшихся сбором дани, учетом населения и держании в повиновении подвластных татарам русичей.

«Баскак» в переводе с татарского означает «давитель, выжиматель». В Курском княжестве, правда, не в 14-м а в 13-м веке правил баскак Ахмат. Или точнее, как сообщают источники, – «Ахмат, сын Темиров, выходец из Хивинского ханства, откупивший у татар право сбора дани и чинивший многие беды населению Курского княжества». Как пишет летопись «князь Татарский злохитръ, и корыстенъ и лукавъ велми, имя ему Ахматъ». Кстати, это тот самый Ахмат, что разрушил в 1284-м году Липецк.

kazak346.jpg

Далее, с помощью Никоновской летописи выясняется, что этот же Ахмат таки организовывал слободы! Действительно, этому факту уделяют внимание не только Никоновская летопись, но и российские историки Карамзин Н.М. (8) и Соловьев С.М. (9). И наши современники в лице академика Кучкина В.А. (10), Насонова А.И. (11) и других.

Для более полной картины произошедших событий составим обобщенный конспект их сообщений.

Итак, во владениях князя рыльского и воргольского Олега и князя липецкого Святослава ордынский наместник баскак Ахмат построил две большие слободы. Олег и Святослав, родственники между собой, потомки Черниговских властителей, как водилось тогда по обыкновению, то воевали между собой, то жили в мире. В самой же Орде на то время было двоевластие – её возглавляли два хана - Ногай и Телебуга. Баскак Ахмат организовал близ Рыльска, как пишут, две слободы, которые наполнялись беглыми людьми и куда стекались негодяи всякого рода.

Население этих двух слобод под покровительством, а скорей всего и под управлением Ахмата, занималось сбором дани, проще говоря, просто грабежом окрестных селений. От наемников Ахмата доставалось не только простолюдинам, но и князьям. И тогда, не в силах больше терпеть такое, Олег с согласия Святослава обратился с жалобой к Хану Телебуге. Последний, вняв его просьбам дал отряд и велел разорить слободы. Видя ликвидацию своих слобод, Ахмат решил обратиться со своей жалобой к сопернику Телебуги - Ногаю, оклеветав при этом Олега и Святослава разбойниками.

«Сие обвинение», - как сообщает  ещё один великий историк Н.М Карамзин, «имело некоторую тень истины: ибо легкомысленный Святослав, еще прежде Олегова возвращения из Орды тревожил Баскаковы селения ночными нападениями, похожими на разбой». Далее – по Соловьеву С.М.:

«Эти князья, - говорил Ахмат Ногаю, - именем только князья, а на самом деле разбойники и тебе неприятели; если не веришь, то испытай: есть в Олеговой волости много ловищ лебединых: ты пошли своих сокольников, пусть наловят тебе лебедей, и князь Олег пусть с ними же ловит, а потом пусть они позовут его к тебе: если Олег послушается, придет к тебе, то я солгал, а Олег прав».

kazak347.jpg

Ногай сделал по Ахматову, послал звать к себе Олега, и тот не пошел: он боялся, что хотя сам он и не грабил слобод Ахматовых, но люди его и князь Святослав липецкий грабили; к этому можно прибавить также, что пойти к Ногаю, признать над собою его суд и власть значило рассердить Телебугу. Сокольники возвратились и объявили Ногаю, что Ахмат прав, а Олег со Святославом разбойничают и не слушаются хана. Ногай рассердился и послал вместе с Ахматом войско для опустошения волости Олеговой и Святославовой. Татары пришли к городу Ворголу в январе месяце, в сильную стужу; Олег, услыхав о Ногаевой рати, бросился бежать в Орду к своему хану Телебуге с женою и детьми, а Святослав бежал в Рязанское княжество, в леса воронежские; бояре Олеговы побежали было вслед за своим князем, но были перехвачены татарами, в числе одиннадцать человек. Двадцать дней стояли татары в Рыльском и Липецком княжествах, воюя повсюду и складывая добычу в слободах Ахматовых, которые наполнялись людьми, и скотом, и всяким богатством. В числе пленников находились и купцы иностранные, немецкие и цареградские, которых привели закованных в железа немецкие; но татары, узнавши, что они купцы, освободили их и отдали все товары, сказавши: «Вы купцы торгуете, ходите по всяким землям, так рассказывайте всюду, что бывает тому, кто станет спорить со своим баскаком».

Бояр Олеговых Ахмат велел перебить и трупы их развешать по деревьям, а в слободах оставил двух своих братьев с отрядом войска из татар и русских. В следующем году по весне случилось обоим братьям Ахматовым идти из одной слободы в другую, а с ними шло 35 человек русских слуг их. Липецкий князь Святослав, услыхав об этом, подстерег их со своими боярами и дружиною, ударил нечаянно, убил 25 человек русских да двух татар, а братья Ахматовы успели убежать в слободу; Святослав преследовал их и туда, но слобожане встретили его с оружием, и с обеих сторон пало много людей в бою. Братья Ахматовы побоялись, однако, оставаться долее в слободе и побежали в Курск к брату, а за ними разбежались и все остальные слобожане. Ахмат прислал к Святославу с миром, но тот убил и посла.

В это время возвратился из Орды от Телебуги князь Олег рыльский, сделал поминки по боярам своим и всем побитым, после чего послал сказать Святославу: «Что это ты, брат, сделал! Правду нашу погубил, наложил на себя и на меня имя разбойничье, знаешь обычай татарский, да и у нас на Руси разбойников не любят, ступай в Орду, отвечай».

kazak345.jpg

Святослав велел сказать ему на это: «Из чего ты хлопочешь, какое тебе до меня дело? Я сам знаю про себя, что хочу, то и делаю; а что баскаковы слободы грабил, в том я прав, не человека я обидел, а зверя; врагам своим отомстил; не буду отвечать ни перед богом, ни перед людьми в том, что поганых кровопийцев избил».

Такова трагедия, розыгравшаяся в 13 веке в Курском княжестве.

Итак, Ахмат организовал слободы беглыми людьми и с их помощью осуществлял не только сбор дани, но и карательные операции. Действительно, имели место и наличие слобод наемников и их разгон. Значит, получается, Татищев не такой уж и фантазер, раз его цитата согласуется с Никоновской летописью! Значит, все-таки, были в свое время «оные», что «слободы населили» и «воровством промышляли».

Теперь остается узнать: откуда у Татищева информация, что оные именно «из кабардинских черкас» и что они «татарским губернатором …на Днепр переведены и град Черкассы построили»? А действительно, откуда у него такая информация? И здесь начинается самое интересное и загадочное.

Дело в том, ни одна из существующих летописей не подтверждает это сообщение. Но вместе с тем заслуживает особого внимания исчезновение Троицкой летописи и пропажа нескольких листков из самой древней – Лаврентьевской и как раз в месте, посвященном событиям в Курском княжестве!

Чтобы не быть голословным вот какай интересный отрывок из статьи писателя Тихомирова И.А. (12), в «Журнале Министерства народного просвещения» за октябрь 1884 года:

«Рассматривая наконец последний отдел Лаврентьевского свода летописи от кончины Александра Невского до смерти его сыновей, мы прежде всего заметим, что здесь в рукописи, вследствие потери нескольких листков, значительный пропуск, так что описания годов от 1263 до 1283 нет; пропуск этот пополняется известиями, сохраненными в позднейших летописных сборниках, как-то: Воскресенском, Софийском, Никоновском, а также отчасти Суздальскою летописью по Академическому списку. Под 1283, 1284 и отчасти под 1285 гг. помещены в Лаврентьевском сборнике известия Курскаго происхождения о насилии, которому подвергались русские от одного татарского наместника»; автор делает указание на себя: «се же зло створися великое грех ради наших, Бог казнить человека человеком; тако наведе Бог сего бусурменина злого за неправду нашю, мню бо и князи ради, зане живахуть в которах межи собою. Много о том писати, но то оставим…».

«И бъше видъти дело стыдно и велми страшно, и хлъбъ в уста не идяшеть от страха».

Тому же автору, вероятно, принадлежит известие о нападении на Татар Святослава, Липовеческого князя и междуусобиях, возникших вследствии этого. Может быть об этих событиях даже было составлено отдельное сказание ( Лет. по сп Лавр. 467-459; Воскр. VII, 176-178; Ник III, 77-84). О каком авторе сообщает Тихомиров И.А. – давайте этот вопрос оставим на совести историков-профессионалов. Факт тот, что такая статья была и она написана человеком, возглавлявшем в свое время Троицкую гимназию в Оренбургской губернии.

Более того, кроме Татищева о данном факте, независимо и не ссылаясь друг на друга, сообщают также генерал-майор Болтин Иван Никитич (1735-1792) и князь Эристов Дмитрий Алексеевич (1797-1858).

Вот что пишет Эристов в «Энциклопедическом лексиконе» (13):

«Баскак Ахмат поселил близь Рыльска (1282) две слободы под именем казаков. Поселенцы сии были большею частию пришельцы с Кавказа. К ним присоединилась толпа разного звания беглых. Покровительствуемые Ахматом, они производили разбои и грабежи во владениях Князей Олега Рыльскаго и Святослава Липецкаго. Князья жаловались хану Телебуге, и наконец с его разрешения разорили селения Ахматовы. Шайки сих разбойников разсеялись и многие из них убежали в Канев…….Между тем жителям разоренных слобод своих, Ахмат назначил место на Днепре. Поселенцы построили себе городок и назвали его Черкассы, потому что главный их атаман и многие из них самих были породою Черкесы».

kazak349.jpg

А вот сообщение Болтина И.Н.(14):

«В 1282 году, Баскакь Татарской Курскаго Княжения, призвавъ Черкесъ изъ Бештау или Пятигория, населилъ ими слободы под именемъ Козаковъ. Разбои и грабежи причиняемые ими произ-вели многия жалобы на нихъ; для коихъ наконецъ Олегъ Князъ Курский, по дозволению Ханскому, разорил их жилища, многихъ изъ нихъ побилъ,а прочие разбежалися. Сии, совокупяся съ Русскими беглецами, долгое время чинили всюду по дорогамъ разбои, укрываяся отъ поисковъ надъ ними по лесамъ и оврагомъ. Много труда стоило всехъ ихъ оттуда выгнать и искоренить. Многолюдная ихъ шайка, не обретая себе безопасности тамъ, ушла въ Каневъ къ Баскаку, который и назначилъ имъ место къ пребыванию ниже по Днепру. Тут они построили себе городокъ, или приличнее острожокъ, и назвали Черкаскъ, по причинъ что большая часть из ихъ были породою Черкасы, какъ о поселении ихъ въ Курскъ показано».

И это – тоже лишь часть интереснейшего сообщения Ивана Никитича.

Случайно ли три человека, обладавших репутацией и имевших высокий общественный статус: Татищев, Болтин и Эристов независимо друг от друга сообщают об одном и том же? Почему это имеет место??? На Болтина и Татищева ссылается автор «Исторического описания земли Войска Донскаго» Сухоруков В.Д.(15). На Болтина и Эристова в свою очередь ссылаются российский историк Ригельман Александр Иванович (1720-1789) (16), «Казачий словарь-справочник» (17) и наш современник канд. истор. наук Максидов А.А. (18).

 



Подробнее: http://www.worldandwe.com/ru/page/otkuda_est_poshla_zemlya_ukrov_istorik_tatischev.html#ixzz6Eg6L1bHt
Любое использование материалов допускается только при наличии ссылки на "Мир и мы"

Популярное в

))}
Loading...
наверх