Последние комментарии

  • Валерий Протасов23 мая, 16:30
    Доводы интересные, но все они, как и сам тон полемики, должны служить торжеству истины, доказательной точки зрения, а...Александр Пересвет: почему он был самым хитрым из русских богатырей
  • Александр Чкалов23 мая, 16:22
    Да что вы? Неужели?Яркий пример беззакония Сталина
  • ahzazil harsh23 мая, 16:20
    Типа, не он арестовал... Он освободил! А в следующий раз не успел (((  расстреляли... Во понты колотил! Яркий пример беззакония Сталина

ПРИНЯТИЕ ЕДИНОЙ ВЕРЫ НА РУСИ — ВЗГЛЯД «С ВОСТОКА»

ЗАГАДКИ ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

А. Романченко

по научно популярной книге авторов: А.А.Бычков, А.Ю.Низовский,

 

П.Ю. Черносвитов

 
ПРИНЯТИЕ ЕДИНОЙ ВЕРЫ НА РУСИ —
ВЗГЛЯД «С ВОСТОКА»

Ну а если попытаться прояснить вопрос о вере, глядя на Древнюю Русь «с востока»? Попробуем.

Вот что говорит о киевлянах XII века (как мы знаем — славянах, точнее, уже русских) Абу Хамид ибн абд ар-Рахим ал-Гарнати ал-Андалузи [Гарнати, 1971], побывавший в Киеве в 1131–1153 годах:

«И прибыл я в город страны славян, который называется Киев. А в нем тысячи магрибинцев, по виду тюрков, говорящих на тюркском языке. А известны они в той стране под именем печенеги.

И встретил я человека из багдадцев, которого зовут Карим ибн Файруз ал-Джау-хари, он был женат на дочери одного из этих мусульман. Я устроил этим мусульманам пятничное моление и научил их хутбе, а они не знали пятничной молитвы».

Интересно, однако! Не видит он христиан в Киеве, а мусульман — печенегов, какой считает — тысячи. Правда, мусульман довольно странных, не знающих пятничной молитвы, но все-таки — мусульман! Как это он ухитрился не заметить, что находится в христианском городе? Он — что, попал в какой-то мусульманский квартал?

А, между прочим, западный автор — мерзенбургский епископ Титмар (XI век), в своей хронике говорит[Древняя Русь в свете зарубежных источников. 1999, с. 328]:

«В этом большом городе [Киеве], столице того королевства, имеется более 400 церквей и 8 рынков, народу же — неведомое множество. До сих пор ему, как и всему тому краю, силами спасавшихся бегством рабов, стекавшихся сюда со всех сторон, а более всего — [силами] стремительных данов (скандинавов — Авт.) [удавалось] противостоять весьма разорительным набегам печенегов, а также побеждать другие [народы]».

 
 
Вот ведь как интересно: в XI веке Киев со своими четырьмястами церквами и населением в основном скандинавским — вроде бы христианский город, а в XII веке — там уже тысячи мусульман — печенегов! Это что — результат «оседания» на землю подчинившихся Киеву бывших степняков-кочевников, «наших поганых», как звали их на Руси? Или просто каждый путешественник видит, что хочет?

Но обратимся в более глубокую древность. Как известно из русских летописей, Киев основан Кием, первым князем Киевским. Что же нам известно о нем? А есть подозрение, что Кий был выходцем из Хорезма (настоящее его имя — Куйя), после переселения части хорезмийцев-мусульман в Хазарию, где они были расселены по границам государства, Куйя стал вазиром Хазарии, его должность после его смерти досталась его сыну — Ахмаду бен Куйя.

Историк X века ал-Масуди [Мас’уди, 1970] пишет:

«В этой хазарской стране мусульмане являются преобладающей силой, потому что они составляют царскую армию. Они известны в этой стране как АРСИИ (ясы русских летописей, по-видимому — Авт.), и они пришельцы из страны Хорезм. В древние времена, вслед за появлением ислама, появилась в их стране засуха и мор, и потому они пришли к хазарскому царю. Они были людьми сильными и смелыми, и хазарский царь полагался на них в своих войсках… Кроме того, им принадлежит должность везиров. В настоящее время везир один из них — Ахмад бен Куйя… Жители Арсии имеют так же мусульманских судей».

Арсания

Арсания (или Артания), если верить арабским источникам X века - один из трех центров русов, наряду с Куябой и Славией. В источниках сообщается, что арсанцы имеют собственного правителя, резиденцией которого является город Арса. Они не пускают к себе чужеземцев и сами занимаются торговлей, плавают в Куйабу и торгуют свинцом и соболями. В отличие от Куябы и Славии, с этимологией которых обычно вопросов не возникает, местонахождение Арсании - один из камней преткновения для историков.

Существует две основные версии: южная и северная. Южные гипотезы базировались на сделанном в XIX веке неточном переводе Истахри, в котором Арсания помещалась между хазарами и волжскими булгарами.

В историографии были высказаны версии о её расположении на месте Тмуторакани, о тождестве Арсании и Рязани, о её тождестве с городом Роденем.

Северная версия предпочтительнее: эту версию обосновывает анализ вывозимых из Арсании товаров. По этой версии Арсания могла находиться в районе Ростова. Упоминаются также Суздаль, Белоозеро, Смоленск.

Вспомним, что мы говорили во второй главе о Руси в восточных источниках, в частности, о трех группах русов, живших в трех областях. Так вот, там АРСАНИЯ — одна из этих областей (стран), наравне со СЛАВИЕЙ и КУЯВИЕЙ! Стало быть, уже как минимум к X веку одна из этих групп русов была мусульманской — та самая, которая явно связана со степным иранским миром?

Арсания на карте Идриси (в крайнем левом кружке). Черное и азовское моря сверху.

Правил Киевом и Аскольд (Аскел), который был женат на дочери хана Волжских Булгар, чьим вассалом он и являлся. Об этом свидетельствует Ибн Фадлан — еще один восточный автор, побывавший на Руси того времени и оставивший свои заметки [Ковалевский, 1956]. Аскольда (и Дира), как утверждает «Повесть временных лет», убил Олег. Оба они, как известно, варяги — русы, связанные с Домом Рюрика. Проблема, однако, в том, что Олег, если верить хазарским источникам, был подданным Хазарского государства. Существует такой набор документов под общим названием «Еврейско-хазарская переписка» [Древняя Русь в свете зарубежных источников. 1999, с. 226–229]. В числе прочих там имеется описание истории Хазарии, в частности — византийско-русско-хазарской войны. Приведем цитату из этого документа:

«С того дня напал страх перед казарами на народы, которые живут кругом них… А /византийский император/ Роман послал большие дары Хельгу, царю Русии, и подстрекнул его на его собственную беду. И пришел он ночью к городу Самкерц и взял его воровским способом, потому что не было там начальника, раб-Хашмоная. И стало это известно… досточтимому Песаху… И оттуда пошел он войной на Хельгу и воевал несколько месяцев и бог подчинил его Песаху. И нашел он добычу, которую тот захватил из Самкерца. И говорит Хельгу: «Роман подбил меня на это». И сказал ему Песах: «Если так, то иди на Романа и воюй с ним, как ты воевал со мной, и я отступлю от тебя. А иначе я здесь умру или же буду жить до тех пор, пока не отомщу за себя». И пошел Хельгу против воли и воевал против Константинополя на море 4 месяца. И пали там богатыри его, потому что македоняне осилили его огнем. И бежал он, и постыдился вернуться в свою страну, а пошел морем в Персию, и пал там он и весь стан его. Тогда стали русы подчинены власти казар».

Большинство исследователей считает, что Хельгу — это наш Олег, а Самкерц — это Керчь. Правда, это плохо вяжется с образом Олега из нашей «Повести временных лет» и с описанием его победоносного похода на Царьград. Так что, возможно, под понятие Хельгу в данном случае попал кто-то из других русских князей. Из них, как известно, наименее удачно воевал с Византией Игорь, флот которого в 941 году был сожжен «греческим огнем» [то же, с. 115–116]. Не исключено, что в описании еврейского историка оба наших князя слились в одного. Если считать, что наши рассуждения в предыдущей главе о русских князьях Олегах, которые суть «Хельги», хоть в чем-то верны, то такое вполне могло произойти.

Но нас сейчас интересует другая сторона вопроса. Нам важно понять: какая вера была на Руси на разных этапах ее истории. Поэтому для нас представляет интерес такая деталь: в Радзивиловской летописи имеется миниатюра, изображающая Олега, который воюет на Балканах (рис. 4.1). Но под каким знаменем? На знамени арабская надпись «ДИН» — что означает «вера», «религия». Хотелось бы понять: почему по-арабски? Что, Олег ведет мусульманское войско? Для подданного Хазарии это возможно. Хазария — страна много конфессиональная, ее аорская гвардия, как говорилось выше — хорезмийцы-мусульмане. Так, может быть, именно их возглавляет Олег в походе на Балканы?


Рис. 4.1. Олег с войском воюет на Балканах.
Миниатюра из Радзивиловской летописи 

Кстати, восточным авторам известен не только Аскольд, но и славянский государь Дир. Тот же ал-Масуди пишет:

то все имущество отдают дочери, а сыну не дают ничего, кроме меча, говоря ему: «Твой отец добыл имущество себе мечом». Так было до тех пор, пока они не сделались христианами в 300 году хиджры. Приняв христианство, они вложили те мечи в ножны. Но так как они не знали другого способа добывать себе пропитание, а прежний теперь был для них закрыт, то их дера пришли теперь в упадок, и жить стало им трудно. Поэтому они почувствовали склонность к религии ислама и сделались мусульманами. Их побуждало к этому желание получить право вести войну за веру. Они отправили послов к хорезмшаху. Послов было четверо, из родственников царя, правившего вполне самостоятельно и носившего титул БУЛАДМИР, как туркестанский царь носит титул ХАКАН, а булгарский — титул ВЛАДАВАЦ-. Когда послы пришли к хорезмшаху, он очень обрадовался их желанию принять ислам, пожаловал им почетные подарки и отправил одного из имамов, чтобы научить их правилам ислама. После этого все они сделались мусульманами. Они совершают походы на отдаленные земли, постоянно странствуют по морю на судах, нападают на каждое встречное судно и грабят его».

Вот такой разворот событий: все, что мы знаем из русских летописей о выборе веры Владимиром, оказывается, может излагаться и «с точностью до наоборот»! И ведь есть в этом логика. Действительно, христианство — религия миролюбивая в основе своей, религия, призывающая к покаянию. Мусульманство, как бы оно ни прикрывалось миролюбивыми лозунгами, на практике одобряет джихад — войну за распространение веры. И историческая практика первых веков распространения ислама доказала именно это.

А теперь вспомним: с кем же постоянно воевали русы? С христианскими странами, конечно. Мы это хорошо знаем. И византийские источники, и русские летописи сообщают о войнах с греками и болгарами, с крымскими христианскими городами, с поляками.

В этом для нас нет ничего нового. Да и вообще, кто только в мире и с кем не воевал! И христиане воевали с христианами, и мусульмане с мусульманами, и христиане с мусульманами… И викинги постоянно воевали со всей Европой, пока были язычниками, но отнюдь не стали мирными людьми, приняв христианство. Но нельзя не согласиться, что вышеприведенный текст дает весьма любопытное объяснение тому, что Русь на каком-то этапе своей истории воевала именно с христианскими странами, но не с Хазарией!

Мощнейший удар Хазарии нанес язычник Святослав Игоревич, но он же воевал и с Византией. То есть понятно, что в своих действиях он вообще не руководствовался вопросами веры. Святослав, кстати, в целом выглядит достаточно архаичной фигурой, воплощением духа древней героики, который воевал только потому, что никакого другого занятия, достойного истинного мужчины, не признавал. Но до него русы/росы, в том числе и Киевская Русь, воевала именно с Византией, а после него, начиная с его внука Ярослава Мудрого, Русь Византию почти не трогала — если не считать инцидента 1043 года [Древняя Русь в свете зарубежных исрючников, 1999, с. 127–132], быстро улаженного.

Более того, в Византии существовал, по крайней мере' с IX века, свой «иностранный легион» — корпус наемников, этнически весьма разнородный, но, судя по документам, еще в XII веке в значительной степени состоявший из скандинавов-варягов и русов. Да и раньше, судя по византийским документам конца IX — начала X века («Тактика» Льва VI, Псевдо-Сименон) росы участвовали в морских сражениях византийцев с арабами. Но вот на чьей стороне? Это вопрос сложный.

О том, что славяне выступали иногда союзниками арабов против Византии еще в VII веке, сообщают некоторые ранние византийские писатели. Так, Феофан под 675 годом сообщает: «20 000 славян из войска императора Юстиниана II перешли к арабскому полководцу Мухаммеду, который при их помощи через три года берет в плен многих византийцев». Об этом же говорят и Никифор, и Леон, и Кедрин. Однако в дальнейшем, по крайней мере, с начала X века, то есть уже во времена ранних киевских князей Рюриковичей, русы выступали в составе византийских войск против арабов, что отмечают хронисты того времени (Продолжатель Феофана и др.). Впрочем, как известно, это не мешало русам воевать и с самой Византией — здесь нет нужды подробно перечислять все походы Олега, Игоря и Святослава. Надо ли объяснять такие неустойчивые отношения Руси с Византией тем, что Русь до конца X века если и не исповедывала ислам, то, по крайней мере, находилась под сильным мусульманским влиянием своих юго-восточных и восточных соседей, или даже степной части своего собственного населения? Утверждать это не беремся, но предположение такое сделать можно.

И еще одна любопытная деталь. Аль-Ауфи в приведенной выше цитате трактует имя Владимир (Буладмир) как титул государя русов, а не имя собственное! Так, может быть, именно этим объясняется странное смещение Владимира Святого во времена патриарха Фотия в византийских, да и в русских источниках? Может быть, это просто не тот Владимир? А ко времени написания «Повести временных лет» на Руси уже забыли, что когда-то Владимир было не именем, а почетным прозвищем, так же как и то, что Олег был почетным же прозвищем Хельги (мудрый, вещий) на Руси, хотя и был обычным именем в Скандинавии, где уже забыли его смысловое значение. То есть с ними произошла та же трансформация, что и с греческим титулом Базилевс, который постепенно превратился в имя Василий? А может быть, и все наоборот, как с римским именем Цезарь, которое превратилось в титул Кесарь. Тут есть над чем задуматься.

Ну, например, над тем, что на Востоке к XIII веку — как, впрочем, и на Западе — давно забыли, что до Киевской Руси в Приднепровье и в Причерноморье существовали племенные объединения аланов — росов, может быть, в какой-то степени ославяненных, известных другим народам под именем Русь или Рос, о чем мы неоднократно говорили выше. Это — носители салтово-маяцкой археологической культуры, чья территория в итоге оказалась занятой Хазарским каганатом, а население в значительной степени тюркизированным. Каганат же, как известно, был не только полиэтничен, но и многоконфессионален. И Русь Причерноморская, позже вошедшая в его состав, а до этого ходившая в морские походы по всему Черному морю и успешно грабившая византийские города, вполне могла испытать влияние мусульманства еще на ранних стадиях его распространения в Малой Азии и Закавказье. Возможно даже, что она приняла мусульманство «организованным порядком», например, через специальное приглашение вероучителей из Хорезма, как это сделала волжская Болгария во времена Ибн Фадлана. А после падения Хазарского каганата в X веке это же мусульманизированное население достается «в наследство» Руси Киевской и как-то влияет на выбор веры Владимиром.

Понятно, что окончательный его выбор — христианство. Но определенный отпечатокмусульманской культуры, привнесенный на Русь населением степей и даже лесостепей Подонья и Поволжья, возможно, еще долго оставался на Руси и выливался в разные формы.

Заметим, что и современным русским исследователям была не чужда мысль о том, что Владимир мог принять ислам. Так, С. П. Толстов [Толстов, 1948, с. 261] пишет: «В исламе Владимир мог искать идеологическое оружие… догмат борьбы за веру и перспективы союза со странами ислама сулили успешное развитие военной экспансии против старого врага — Византии». Заметьте, Византия — давнишний враг русов! Зачем же принимать веру врага?

Конечно, стоит задаться вопросом: каких именно русов? Киевской Руси времен Дома Рюрика? Да ведь не Византия нападала на Русь, и не только Киевскую, но и более древнюю, «дикую» — Приднепровскую или Причерноморскую.

Это Русь житья не давала Византии и в VII, и в VIII, и в IX, и в X веках регулярно нападала на нее с грабительскими целями. И Византия со времен Василия I и патриарха Фотия старалась смягчить нрав этих варваров, крестив их в православие! И, если верить византийским источникам и русским летописям (написанным, правда, в русских православных монастырях не раньше XIII века — не будем об этом забывать!), ей это, в конце концов, удалось. А вот если верить восточным источникам, то не очень-то!

Да и западноевропейские источники со странным подозрением относятся к христианской Руси.

Письмо Матфея, краковского епископа, к святому Бернарду, аббату Клервоскому, об обращении русских, которое следует предпринять [Щавелева Н. И., 1990]:

«Народ же тот русский, множеству ли бесчисленному, небу ли звездному подобный, и правила веры православной и религии истинной установления не блюдет… Христа лишь по имени признает, делами же совершенно отрицает. Не желает упомянутый народ ни с греческой, пи с латинской церковью быть единообразным. Но, отличный от той и от другой, таинства ни одной из них не разделяет».

Да, русские — странные какие-то христиане. Имя Христа чтут, а заветы религии христианской не блюдут.

«Старшая рифмованная ливонская хроника» (XIII век) сообщает:

«Дерптский епископ Герман в это время начал враждовать с русскими. Те хотели подняться против христианства, как прежде».

«Как прежде» — это когда? Во времена язычества на Руси? Но для XIII века трудно себе представить, что в Европе помнят «Русь языческую». Или имеется в виду, что Русь православная «как прежде» поднимается против католической Европы, каковая для западноевропейцев только и является собственно христианской!Или они знают еще какую-то, чуждую христианству Русь, мусульманскую, например?

 

Популярное

))}
Loading...
наверх