Последние комментарии

  • Валерий Подгузов16 сентября, 1:07
    Виктор, потомки почитают нашу переписку и разберутся, кто из нас предатель, тем более, повторю, что все твои утвержде...Как Сталин и Молотов уговаривали строить "летающие гробы"
  • Горский Виктор16 сентября, 0:44
    Ну и словоблудие! Фу-у!!! Вы же сами сами тогда предатель! Самокритика?!Как Сталин и Молотов уговаривали строить "летающие гробы"
  • Cerqei Popov16 сентября, 0:33
    В 1956 году я закончил Специальное ремесленное училище №1 города Ступино, Московской области по специальности фрезеро...В чистом поле 1956г.

Причины Второй Мировой: во всем виноваты коммунисты?

В 1980-е немецкие историки поспорили, какую долю ответственности несет Гитлер за преступления Второй Мировой и не лежит ли вина также на Сталине и СССР.

Так называемый «спор историков» (Historikerstreit) завершился победой тех, кто отказывался возложить на СССР ответственность за войну и ее преступления.

Но аргументы «адвокатов Гитлера» показались поначалу довольно убедительными. До сих пор публицисты антикоммунистического толка (включая и российских), говоря о событиях 1939-го и 1941-го, используют тезисы, прозвучавшие на страницах прессы ФРГ второй половины 1980-х.

«Спор историков»

Все началось со статьи ученика М. Хайдеггера, профессора берлинского Свободного университета Эрнста Нольте, опубликованной в 1986 г. в газете «Frankfurter Allgemeine Zeitung». В статье об истоках и преступлениях нацизма («Прошлое, которое не желает уходить») Нольте выдвинул идеи, пошатнувшие образ гитлеризма как уникального зла. Непривычным и сразу придавшим публикации оттенок скандальности был тон автора — в отличие от принятого в то время, он не был обвинительным. Более того, текст Нольте был воспринят как попытка оправдать нацизм и переложить ответственность за преступления Третьего Рейха на другие страны. Ключевым стало утверждение о невозможности рассмотрения нацизма в вакууме и вне его связи с большевизмом. По мнению историка, фашизм (и в частности, национал-социализм) в Европе стал реакцией на Октябрьский переворот 1917 г. и страх повторения подобного за пределами России.

Э. Нольте.
Э. Нольте. Источник: nytimes.com

[Прим.: В Германии коммунисты, открыто признававшие свою связь с СССР, пытались взять власть в Баварии и Берлине (неоднократно) в 1919—1921 гг. и были партией «вооруженного восстания». Эти попытки были подавлены правительством Веймарской республики и правыми добровольцами, но в обществе оставался распространенным так называемый «страх перед большевиками» — Bolschewistenfurcht. В Англии и США существовало аналогичное понятие — red scare. Однако не все считают, что существование этого явления доказывает правильность утверждений Нольте]

Публикация 1986 г.
Публикация 1986 г. Источник: 1000dokumente.de

У Нольте появились сторонники, правда, довольно немногочисленные (И.Фест, А. Хильгрубер, М. Штюрмер, Х. Шульце…). Основные идеи этой группы для объяснения природы нацизма состоят в следующем: движущей силой Гитлера и вождей нацизма был именно страх перед большевизмом и искренний антикоммунизм. По их мнению, Третий Рейх должен быть соотнесен с русской революцией как своей важнейшей предпосылкой. Из-за страха перед коммунистами за нацистов голосовали немецкие избиратели. Косвенным образом это возлагает ответственность за приход нацистов к власти и последующие их деяния на источник этого страха — то есть на Ленина и его последователей. Развязав гражданскую войну в России, большевики перенесли ее затем в Европу, где ответом стало появление партии фашистов, выдвинувшей противоположную идеологию, но проводившуюся в жизнь схожими методами («фашизм есть антимарксизм»). Так развязанная Лениным война стала международной, причем нацисты считали ее оборонительной.

Восстание коммунистов, Берлин, январь 1919 г.
Восстание коммунистов, Берлин, январь 1919 г. Источник: t-o-m-b-o-l-o.eu

Некоторые единомышленники Нольте (Й.Хоффман и Г. Гиллесен) пошли еще дальше и заявили, что Гитлер вел правильную превентивную войну с СССР в общеевропейских интересах. По их мнению, один диктатор (Гитлер) просто опередил другого диктатора (Сталина), который сам, следуя идеям мировой революции, собирался напасть на Германию. В качестве доказательств приводились рассуждения о расположении частей Красной армии в 1941 г. вдоль западной границы СССР. Позднее этот же аргумент взял на вооружение небезызвестный В. Суворов-Резун. Кстати, у Гиллесена и Хоффмана этот номер не прошел, тезис о превентивной войне, изобретенный Геббельсом и повторенный 40 лет спустя, ажиотажа в Германии не вызвал — внимания и тиражей, как у В. Суворова, немецкие ревизионисты не добились.

Немецкий антикоммунистический листок, 1924 г.
Немецкий антикоммунистический листок, 1924 г. Источник: digi.ub.uni-heidelberg.de

Помимо этого, Нольте обращал внимание на то, что нацистские преступления (прежде всего, Холокост) не так уж велики, как о них принято говорить. Во-первых, они не уникальны и не требуют к себе особенного отношения — еще до нацистов геноцид проводили американцы, турки (против армян), большевики (против классовых врагов), да и после 1945 г. подобное случалось. Во-вторых, как считает Нольте, массовые убийства, совершенные нацистами, тоже были ответом на красный террор большевиков, вернее, его интерпретацией — ГУЛАГ стал образцом для подражания, моделью, развитой Гитлером для борьбы с «наставниками"-большевиками (многие из которых были к тому же евреями). 

Об «азиатских» преступлениях Нольте писал: «Может быть, национал-социалисты прибегли к «азиатскому действию» лишь потому, что считали себя и себе подобных потенциальными или реальными жертвами такого же «азиатского действия», применяемого со стороны других?»; «Разве большевистское убийство по «классовым соображениям» не было логическим и фактическим прологом убийства по расовым соображениям?». Таким образом Нольте конструировал причинно-следственную связь между большевизмом и его победой в части Европы в 1917 г. и нацизмом, его успехом 1933 г. и преступлениями 1939 — 1945 гг.

«Коммунистический рай», берлинская газета «Ulk», 1921.
«Коммунистический рай», берлинская газета «Ulk», 1921. Источник: digi.ub.uni-heidelberg.de

В конечном итоге позиция Нольте сводилась к критике демонизации Рейха, а также к пожеланию для немцев не зацикливаться на ошибках прошлого и не позволять этим ошибкам затмевать все, что формирует национальное величие народа. Третий Рейх и Холокост не должны быть в центре немецкого исторического сознания. 

Публикации Нольте разожгли жаркие споры, длившиеся несколько лет. Большая часть историков встала на сторону его противников, группу которых возглавил философ и историк Юрген Хабермас, представитель франкфуртской школы. Хабермас обвинил Нольте в антисемитизме, реакционности и стремлении уничтожить образ Германии как врага в угоду текущей политической конъюнктуре (т.е. НАТО), но в ущерб реальным потребностям страны, которая должна навсегда осудить путь 1933 г.

Ю. Хабермас.
Ю. Хабермас. Источник: rueuro.ru

Марксизм, как считают противники Нольте, не может снять или уменьшить вину нацистов за Холокост, даже если Гитлер и вправду считал истребительные практики левых полезным уроком. Уничтожение евреев остается беспрецедентным даже на фоне других преступлений ХХ в., а Освенцим не сводится к «техническому нововведению» в практике уничтожения больших групп людей. Нигде больше (даже во время большевистского террора в России) государство не мобилизовывало все силы для уничтожения каждого отдельного индивида, принадлежащего к дискриминируемой группе, включая женщин и детей. Любые военные преступления других народов не снимают ответственности с немцев, хотя игнорировать их, конечно, не стоит.

Как заметили критики Нольте, страх перед большевиками не доказывает, что Гитлер был по своей сути «Анти-Лениным», так как заявления о борьбе с коммунистами могли быть лишь тактическим ходом, использованием чувств избирателей для достижения собственно нацистских целей. Если Гитлер так боялся коммунистов, отчего так лихо напал на «колосс на глиняных ногах»? Кроме того, большевики были не единственными, с кем нацисты расправлялись жестоко, наци поступали так со всеми своими противниками. Уничтожение евреев также никак не могло спасти Рейх от Красной армии, и рассматриваться как превентивная акция тоже не может.

«Спор историков» уже и сам стал историей.
«Спор историков» уже и сам стал историей. Источник: ZVAB

Сторонники Хабермаса (Э.Йеккель, Р. Аугштейн, Ю. Кокка и др.) считаются победителями в «споре историков» — их взгляд на историю преподается в школе и проповедуется правительством ФРГ. Немцы давно отбросили попытки переложить на коммунизм ответственность за войну и продолжили начатое в 1945 г. «преодоление истории». Хабермас считал правильным рассказать открыто обо всех преступлениях. По его мнению, даже поколения, воспитанные после 1945 г., должны нести бремя этой ответственности, чтобы на основе памяти о преступлениях сохранять открытость к Западу и универсальным конституционным принципам. До сих пор опыт ФРГ, где мысль о возможном росте нацистских настроений кажется глупостью, доказывает правоту Хабермаса. Самосознание ФРГ, основанное на памяти о Второй мировой войне, оберегает Германию от повторения былых ошибок и заблуждений о существовании «особого немецкого пути».

🖋 Константин Котельников

Источники

  • Нольте Э. Европейская гражданская война (1917 – 1945). Национал-социализм и большевизм. М.: Логос, 2003.
  • Нольте Э. Фашизм в его эпохе. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2001.
  • Рулинский В.В. «Спор историков» в Германии: проблема ответственности за нацистские преступления // Вестник славянских культур. 2013.
  • Херстер-Филиппс У. «Спор историков» в ФРГ
  • Изображение лида: TCH.ua
  •  
Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх