Интроверт на троне Самый тихий диктатор Европы отказывался жить во дворце и считал себя простым профессором

Фото: ullstein bild / ullstein bild via Getty Images

«Лента.ру» продолжает цикл материалов о роскошной жизни правителей разных стран и эпох, а также членов их семей. В предыдущей статье мы рассказывали о возлюбленной фюрера Третьего рейха Еве Браун. Их отношения были окутаны тайной, как и другие стороны личной жизни нацистского лидера. Сожительница, а затем и жена Гитлера носила одежду темных цветов, красную помаду и бриллианты, она меняла наряды шесть-семь раз в течение дня. На этот раз речь пойдет о самом тихом диктаторе своего времени — португальце Антониу Салазаре.

Он любил скромность во всем, единственной его слабостью были шикарные автомобили. Для правителя печатали газету в единственном экземпляре, скрывая от него плохие новости о происходящем в стране.

Диктатор-клерк

«Он был настолько тихим диктатором, что большинство европейцев даже не подозревало, что в Португалии вообще была диктатура», — обычно шутили об Антониу Салазаре. Он не был ни военным, ни лидером массового движения, ни революционером.

Это не мешало правителю иметь тайную полицию, которая преследовала противников режима, установить авторитаризм и заполучить неограниченные права. Впрочем, в отличие от современных государств с диктатурой, в Португалии не было смертной казни и массовых репрессий. Всего за время правления Салазара были арестованы около 15 тысяч человек.

Антониу Салазар — величайший португалец со времен Генриха Мореплавателя

Журнал Life, 1940 год

Председатель Совета министров, профессор Коимбрского университета — образованный, начитанный, привлекательный и расчетливый — он легко входил в доверие. В окружении Салазара признавали, что секретом его обаяния были обезоруживающая улыбка, безупречная прическа и идеально сидящий костюм-тройка. Из-за этой одежды его даже прозвали диктатором-клерком.

Несостоявшийся священник

Антониу Салазар родился на севере Португалии в семье мелких землевладельцев. Его родители были людьми очень набожными, юношей он даже мечтал стать священником. Однако потом передумал и подал документы на юридический факультет одного из старейших университетов страны, который окончил с отличием. Через несколько лет Салазар стал там преподавать. Впрочем, хорошего лектора из него не получилось — уж слишком скучным он казался многим студентам.

В окружении Антониу шептались, что он ведет себя довольно странно. Мужчина и правда был интровертом: довольно молчаливый, закрытый, скромный, не курил, не любил алкоголь, был равнодушен к танцам и музыке, избегал романтических отношений с женщинами. При этом ему нравилась их компания, и он восхищался их красотой.

Говорили, что у Салазара был печальный опыт любви. Будучи молодым преподавателем, он стал обучать дочь одного помещика. Между ними вспыхнули чувства, молодые даже собирались пожениться. Однако мать девушки, заметив странности в поведении педагога и ученицы, выставила Салазара за дверь.

Ходили слухи о его теплых отношениях с собственной экономкой по имени Мария. Но это были скорее отношения двух друзей или же матери и сына, хотя женщина не теряла надежды, что когда-нибудь они перерастут в нечто большее.

Придя к власти, Салазар стал еще более закрытым — он старался избегать любой публичности. Жители страны шутили, что даже если под окнами его кабинета устроят демонстрацию в его поддержку, он просто задернет штору.

Салазар осматривает войска перед их отправлением в африканские колонии Португалии, 1950 год
Салазар осматривает войска перед их отправлением в африканские колонии Португалии, 1950 год
Фото: Evans / Three Lions/Hulton Archive / Getty Images
1/3

В 1926 году в Португалии произошел военный переворот. Пришедшие к власти мятежные генералы не знали, как помочь экономике, устремившейся в бездну. Для этого им не хватало знаний. Салазар в то время считался одним из лучших специалистов-гуманитариев. Неудивительно, что армия сразу обратилась к нему.

В результате генерал Антониу ди Кармона и Салазар почти 20 лет правили страной как президент и премьер-министр.

Салазар смог довольно быстро обуздать коррупцию на местах, победить инфляцию и навести порядок с бюджетом. Постепенно в руках бывшего профессора сосредоточилась вся полнота власти. По факту Салазар был лишь председателем правительства, на деле — президентами становились лояльные ему военные. На власть диктатора они не покушались и лишь продлевали его полномочия. В их обязанности входило только выступление на официальных мероприятиях, за что одного из номинальных правителей прозвали «разрезателем лент».

Во времена гражданской войны в Испании Салазар поддержал Франко, отправив к нему несколько тысяч добровольцев, а также открыв португальские порты для немецких и итальянских кораблей с грузами для мятежников. За это в подарок от Адольфа Гитлера он получил новейшие самолеты «Юнкерс»

После начала Второй мировой войны португальский лидер стал вести себя аккуратнее: хотя его режим и был близок к фашизму, страна являлась традиционным союзником Англии. Тогда Салазар сделал ход конем: объявил, что Лиссабон остается союзником Лондона, но при этом в войне будет придерживаться нейтралитета. Это решение принесло государству не только мир, но и большой доход.

Португалия неплохо жила, продавая редкий металл вольфрам как антигитлеровской коалиции, так и Третьему рейху и его союзникам. Но не только это помогло стране обогатиться. По воспоминаниям современников, Португалия в те годы превратилась в гигантский черный рынок. «Для путешественников из воюющих стран это государство выглядело как великолепный оазис мира и процветания. Здесь было электричество, еду не распределяли по карточкам, магазины ломились от продовольствия и предметов роскоши для тех, у кого водились деньги», — описывал страну один из англичан.

Беленский дворец — официальная резиденция президента Португалии
Беленский дворец — официальная резиденция президента Португалии
Фото: Depositphotos
1/2

Сам глава государства не стал перенимать привычки европейских коллег-диктаторов. Ему был чужд культ личности — португальскому правителю не возводили памятники, в его честь не переименовывали улицы и города. По сравнению с другими вождями он жил довольно скромно. Его официальной резиденцией с 1912 года считался дворец Белен. Однако за проживание правителям было необходимо ежемесячно платить по 100 тысяч реалов. Придя к власти, Салазар отменил этот закон, однако переселяться в пышную резиденцию не стал. Предпочтение он отдавал скромной съемной квартире в Лиссабоне.

Единственной слабостью вождя были шикарные автомобили. За руль он любил садиться сам. Так, в 1955 году ему доставили две новые машины — Rolls-Royce Silver Cloud и Bentley S-Series, которые, по словам очевидцев, привели его в восторг.

Мы делаем только хорошие новости

В остальном Салазар был довольно неэмоционален. В окружении главы государства рассказывали, что он по-прежнему считал себя преподавателем университета, а свой руководящий пост воспринимал как затянувшуюся командировку, поэтому каждый год исправно писал в университет письмо с просьбой предоставить ему очередной академический отпуск.

После войны заядлый консерватор Салазар казался многим несовременным. Он искренне не понимал, зачем стране нужны свободные выборы, обязательное образование, медицинская система и многопартийность.

Довольно жесткой была его позиция в отношении португальских колоний. К 1961 году у страны было восемь зависимых территорий в Азии и Африке, которым она наотрез отказывалась предоставлять независимость. Не помогало даже давление со стороны международного сообщества

Сам Салазар за 36 лет правления ни разу не побывал там лично, отрицая, что у Португалии вообще есть колонии. По его словам, речь шла лишь о «заморских территориях». Впоследствии там начались восстания, на подавление которых тратилось около трети бюджета страны.

Молодые португальцы, вместо того чтобы сражаться за сохранение власти в колониях, предпочитали бежать из страны в поисках лучшей жизни. Правительство едва ли могло что-то предложить своим гражданам, продолжая навязывать им лишь религиозность и военную службу в колониях. Режим фактически держался на личном авторитете Салазара.

Летом 1968 года Салазар, качаясь в кресле, неудачно упал и сильно ударился головой. Обширное кровоизлияние в мозг не оставило ему шансов. Еще месяц, находясь в больнице, он оставался главой государства. Однако впоследствии было решено назначить нового премьер-министра. Им стал либеральный профессор Марселу Каэтану.

Похороны Антониу Салазара в монастыре Жеронимуш, Белен, предместье Лиссабона, 1970 год
Похороны Антониу Салазара в монастыре Жеронимуш, Белен, предместье Лиссабона, 1970 год
Фото: Michel Le Tac / Paris Match via Getty Images

Сподвижники Салазара не стали расстраивать его — до самой смерти он так и не узнал, что уже больше не возглавляет государство. Врачей и медсестер предупредили, чтобы они ничего не говорили пациенту о реальном положении дел в стране. Ежедневно Салазар проводил совещания «кабинета министров», подписывал приносимые ему документы и раздавал поручения подчиненным.

Для 79-летнего старика печатали даже особый вариант правительственной газеты — в единственном экземпляре. В ней не было новостей, которые могли бы его опечалить. Так, Салазару, не любившему США, решили не рассказывать, что американские астронавты высадились на Луне.

В 1970-м португальский диктатор скончался. До последней минуты жизни он был убежден, что остается премьер-министром страны. Согласно опросам общественного мнения, Салазар считается одним из самых популярных лидеров Португалии.

Константин Дворецкий

Источник ➝

Стреляли друг в друга два генерала

Кто только не дрался на дуэлях в России. Доходило и до того, что генералы выходили к барьеру друг против друга. Особенно, если друзья и советчики постарались натравить одного на другого.

Дело было в славном городе Тульчин, во 2-й армии, в самом гнезде декабристов, в далеком 1823 году. Войны с Наполеоном давно закончились, а про то, что скоро заварится каша с восстанием на Сенатской, пока еще никто не догадывался, даже сами заговорщики.



Армейская жизнь вдали от столицы была точно такой же как и сейчас – скучной, монотонной и занудной.

И тут еще в Одесский полк назначили командующим подполковника Ярошевицкого. Подполковник оказался
«грубым, необразованным и злым».

Короче говоря, офицерам и солдатам полка не повезло, потому что в армии в таких случаях выбирать не приходится: перевестись в другую часть еще не факт, что получится, а значит, чтобы не терпеть измывательства – у офицера одна дорога – увольняться. Или терпеть.

Но офицеры тогда были люди гордые и плохого отношения к себе не терпевшие. Дворяне, знаете ли, хоть часто и не очень знатные, раз служили не в гвардии. Поэтому в полку решили, что кто-то должен пострадать за всех и нанести полковому командиру показательное оскорбление. Или, проще говоря, набить морду у всех на виду. По жребию сделать это выпало штабс-капитану Рубановскому. При этом Рубановский очень четко понимал, что это все – конец карьере, если не казнь. Но уговор есть уговор.

Тот специально нарвался на то, чтобы при очередном дивизионном смотре командир полка на него наорал. Потом подошел к нему, стащил с коня и избил. А полк стоял и наблюдал, пока не подскакал командир дивизии Иван Мордвинов.

Рубановского схватили, судили, разжаловали, отправили служить солдатом в Сибирь, так как он взял всю вину на себя. Дуболом подполковник Ярошевицкий ушел в отставку. Кстати, помните фильм «История одного назначения»? Там примерно такая же история, только офицера избил нижний чин, за что и был поставлен к стенке. Фильм не совсем соответствует тому, что было на самом деле, но это – другая история, как-нибудь расскажу.

Генерал Киселев, 1830-е годы, уже много позднее этой истории


Так вот в дальнейшем начальник штаба 2-й армии Павел Киселев узнал, что на самом деле Мордвинов был в курсе, скажем так, запланированной акции, но препятствовать ей не стал. Более того, по воспоминаниям участников всей этой истории, перед смотром уехал из лагеря, чтобы сделать вид, что совсем не в курсе того, что может случиться. В результате Киселев добился, чтобы Мордвинова отстранили от командования бригадой, а новой не дали, оставили «прикомандированным».

После этого полгода Мордвинов просидел без назначения. И все это время его старательно накручивали враги Киселева, которых у него было более чем достаточно. Потому что генерал был деятелен, умен, активен, решителен и молод. В 1823 году ему исполнилось всего 35 лет – мальчишка для такой должности. Так вот среди тех, кто копал под Киселева, были не только генералы Рудзевич и Корнилов, но, по мнению историка Оксаны Киянской, еще и один командир Вятского полка. Некто – Павел Пестель. Глава тайного Южного общества.

Зачем это нужно было Пестелю? Ведь он многое почерпнул у Киселева. Например, то самое «Высшее благочиние» из «Русской правды», которое ему часто припоминают, фактически списано с тайной полиции, созданной Киселевым во 2-й армии. Именно работа этой тайной полиции и привел к аресту «первого декабриста» - майора Владимира Раевского в 1822 году.

Но Пестелю требовалось устранить Киселева, потому что тот копал под генерал-интенданта Алексея Юшневского, второго человека в Южном обществе, того, кто занимался подготовкой обеспечения мятежа во 2-й армии. Так что Мордвинов всем оказался очень нужен.

Закончилось все тем, что Мордвинов все-таки посчитал, что Киселев его оскорбляет и послал тому вызов на дуэль. Расчет был прекрасный: если Киселев откажется, то конец карьере. Если согласится, то у Мордвинова есть шанс помочь всем недоброжелателям начальника штаба 2-й армии.

Киселев вызов на дуэль принял. Стрелялись в 40 верстах от Тульчина, в Ладыжине, чтобы как можно меньше людей узнали о дуэли. Использовали пистолеты Кухенрейтера, барьер поставили на восьми шагах, сходились с 18-ти. Изначально предлагалось стрелять без секундантов, чтобы не было свидетелей, но Киселев приехал с адъютантом Бурцовым.

Стреляли без очереди. Перед выстрелами Мордвинов начал было:
- Объясните мне, Павел Дмитриевич...

Но Киселев оборвал его:
- Теперь, кажется, не время объясняться, Иван Николаевич; мы не дети и стоим уже с пистолетами в руках. Если бы вы прежде пожелали от меня объяснений, я не отказался бы удовлетворить вас.

Подойдя к барьеру, они стояли и никто не стрелял первым, ожидая выстрела другого. В конце концов, решили, что Бурцов считает до трех, на счет «Три» стреляют.
Когда раздались выстрелы, оказалось, что Мордвинов целился Киселеву в голову, но промазал. Киселев хотел попасть в ногу, но пуля прилетела Мордвинову в живот. До врача его не довезли.

Сильные все-таки были духом генералы.

Киселев вернулся в Тульчин, доложил обо всем командующему 2-й армии Витгенштейну, потом сдал дела и стал ждать решения императора Александра I. Через месяц Александр сообщил, что не считает Киселева виноватым, но все-таки было бы лучше, если бы генералы стрелялись за границей.

А потом было восстание на Сенатской, бунт Черниговского полка и следствие по делу декабристов. Киселев был оправдан, хотя его адъютант Басаргин, например, отправился на каторгу, осужденный по II разряду. Киселев же в дальнейшем оказался одним из самых разумных и профессиональных чиновников николаевской эпохи.

Небольшая черта. Через некоторое время после дуэли Киселев узнал о том, что семья Мордвинова находится в бедственном положении. И он, движимый чувством вины в этой истории, до последнего дня жизни вдовы Мордвинова выплачивал ей пособие по 1200 рублей в год. Это – достаточно приличные деньги для того времени. Хоть и не миллионы, конечно.

Вот такие истории случались в то время, когда «за Лафитом и Клико» декабристы крутили свой заговор в Петербурге и Тульчине.

Картина дня

))}
Loading...
наверх