ЛЕБЕДЕВ А.Н. КНЯГИНЯ ОЛЬНА, УСМИРЕНИЕ ДРЕВЛЯН И ПОХОД РУСОВ НА ГОРОД БЕРДАА В 943 году

 

 

ВСТУПЛЕНИЕ. Статьи, ранее представленные в этом разделе, объединены в общий информационный блок. Причина такой компоновки заключается в логике событий, произошедших в то время в Русской Земле.

 

ПОХОД РУСОВ НА ГОРОД БЕРДАА В 943 ГОДУ[1]. Данный поход, как и два предыдущих, совершенных в 884[2] и 913 годах на Каспийское побережье, подпадает под ту же самую зависимость, которая  нами показана ранее: выступление древлян против Руси и последующий за этим поход древлян на Каспий в земли населенные мусульманами.

Для того, чтобы показать причины такого похода, мы, как и прежде, займемся сбором информации, о событиях, произошедших как на территории Руси, так и на территории Прикаспия с Причерноморьем.

ЧТО ЕСТЬ В ИСТОЧНИКАХ? Ход событий в этом походе выглядит следующим образом: «943/944 году отряд русов захватил богатый азербайджанский город Берда'а, расположенный близ реки Куры в армяно-грузинском приграничье. Русы быстро разбили стоявший в городе небольшой гарнизон правителя области Марзбана, который сам в это время воевал в Сирии. Заняв город, русы заявили местным жителям, что готовы гарантировать их безопасность и свободу вероисповедания, если те будут подчиняться новым хозяевам Берда'а. Однако вылазки против захватчиков продолжались, поэтому русы истребили часть городского населения. Тем временем Марзбан подтянул к городу большое войско, однако так и не смог выбить русов оттуда, хотя и изрядно потрепал их отряд. Вторжение мосульского князя в южную часть Азербайджана вынудило Марзбана перебросить на юг свои основные силы, оставив в Берда'а лишь небольшую часть войска. В конце концов русы, ослабленные распространившимися среди них болезнями, а также постоянными стычками с мусульманами, решили оставить город. Ночью они вышли из крепости, нагруженные добычей, добрались до своего лагеря на берегу Куры, где сели на ожидавшие их суда и отплыли домой» [3].

Теперь посмотрим, что за события происходили в это время на Руси.

В 941 году («В лѣто 6449) русы совершают поход на побережье Малой Азии – в Вифинию, однако, в столкновении с ромеями, терпят поражение[4]. Весть о разгроме доходит до Игоря.

Игорь, узнав о неудаче, бросает клич о сборе рати для нового похода[5]. После того как был брошен такой клич, о каких-либо других событиях, которые произошли бы в этом году на Руси, в "Повести временных лет" не сообщается.

Под 942 годом («В лѣто 6450) в летописи сообщается о том, что у Игоря родился сын Святослав[6]. Однако, как нами уже было показано ранее, на самом деле в этот год родился Владимир[7].

В 943 году («В лѣто 6451), как сообщается в летописи, Русь вновь ходила в Константинополь и заключила с Византией какой-то договор[8]. Что это был за договор, в летописи не уточняется.

Восточные авторы сообщают о нападении русов на город Бердаа[9].

В 944 году («В лѣто 6452) Игорь, наконец-то, собирает рать (клич о сборе которой был брошен еще три года назад), поднимает печенегов и отправляется в поход на Византию. Византийцы, видимо, решив, что войной уже сыты по горло, отправляют к Игорю посольство с выгодными для Руси условиями мира, на что Игорь соглашается[10].

Получается довольно-таки интересная картина; для того, чтобы собрать в поход рать (а точнее ополчение), князю требовалось три года. Какой-то невероятно большой срок!

В 945 году («В лѣто 6453) на Русь приходят византийские послы. После этого русы совместно с византийскими послами отправляется в Константинополь заключать первый мир[11]. После принесения русами и византийцами клятвы по соблюдению условий договора, русское посольство возвращается домой на Русь. Игорь собирается идти в Древлянскую землю за данью[12].

Все в том же 945 году («В лѣто 6453) Игорь, наконец-то, отправляется в Древлянскую землю собирать дань. Но, древляне, возмущенные произволом правителя, к которому любовью и так не пылали, восстают. В результате восстания Игорь погибает[13].

Ольга, узнав о гибели Игоря, начинает мстить древлянам за смерть своего мужа: в результате чего в ладьях заживо хоронят первое посольство древлян, некоторое время спустя, в горящей бане, уничтожается второе древлянское посольство, а за ним следует избиение на тризне в Древлянской земле[14] еще пяти тысяч древлян.

В 946 году («В лѣто 6454) Ольга окончательно расправляется с древлянами, обложив оставшееся население Древлянской земли данью[15], намного превышающую ту, которую оно платило Игорю.  «Vae victis»[16].

После усмирения древлян Ольга в 947 году («В лѣто 6455) отправляется  в Поильменье и, объезжая Северную Русь, устанавливает погосты для сбора дани. Кроме этого, Ольга пытается привести к каким-то общим показателям и величину взимаемого с населения оброка[17].

 

Ну, что ж, информация о том, что за события происходили в сороковые годы десятого века на Руси, нами собрана. Что дальше? А дальше, если  внимательно всмотреться в эти события, можно увидеть много интересного.

Во-первых, эти перечисленные события можно разбить на четыре группы, в каждой из которых события будет состоять из событий определенного характера.

В первую группу попадают годы 941 и 944 – это годы, в которые Русь воевала с Византией.

Во вторую группу попадут годы 942 и 943 – это годы между войнами.

В третью группу будут зачислены годы 945 и 946, во время которых полыхало древлянское восстание и события, связанные с его подавлением.

В четвертую группу попадает год 947, во время которого предпринята попытка упорядочит взаимоотношения между данниками и теми, кому эта дань предназначалась.

В пятый раздел попадают 943 и 945 года, на которые между Русью и Византией приходится заключение договоров о мире. Причем первый договор о мире, почему-то заключается в 945 году, в то время как второй – в 943. Что это? Как такое вообще возможно?

СТРАННОСТИ ТЕКСТА. Во-вторых, если события каждого года, под которым они и датированы, рассматривать по отдельности в отрыве от всех остальных событий, то все становится, вроде бы, ясно и понятно и каких-либо вопросов по ним не возникает.

Но как только мы эти события начинаем рассматривать в комплексе, в контексте с другими событиями, да еще и проверять по другим источникам, как тут же начинаем замечать, что во всех этих событиях, отображенных в летописи, начинает прослеживаться нарушение причинно-следственных связей. Особенно бросается в глаза как отсутствие причин перерыва в войне Руси с Византией в 941 года, так и невозможность понимания причин возобновления войны в 944 году, тем более в условиях, когда годом раньше (в 943 году) уже был заключен договор о мире между этими странами.

Еще одной головоломкой служит то, что в 943 году Русь "вновь" ходила заключать договор о мире, в то время как в 944-945 году сообщается о том, что в Константинополь Русь ходила заключать всего лишь "первый" договор? Что это за договоры? Почему заключение первого договора происходит после заключения второго? Складывается такое впечатление, что летописец события поменял местами.

В-третьих, в тексте источника наблюдается еще одна странность; под одной и той же датой (945 год («В лѣто 6453)) повествуется о двух разных событиях: если в первом случае речь идет об отправлении ответного посольства в Царьград, то во втором - о гибели Игоря в Древлянской земле. Вопрос, почему повторно поставлена одна и та же дата? Это что, более поздняя вставка? По какой причине она появилась? В разговоре с историками, которые своими глазами видели первоисточник, выясняется, что данный текст в летописи претерпел уточнения и исправления, что достаточно хорошо видно на листах первоисточника. Более того, высказано предположение о том, что в тексте есть вставка, которая и послужила причиной нарушения последовательности событий. На вопрос о том, кто сделал такую вставку и каковы причины, специалисты ответить пока не могут. Но, скорее всего, такая вставка появилась уже после Нестора.

Теперь главный вопрос, если между событиями в Древлянской земле и в походах древлян на Каспий действительно существует связь, то как объяснить то, что нападение на Бердаа[18] произошло раньше восстания в Древлянской земле? Восстание в Древлянской земле, согласно летописи, происходило в 945-946 годах, в то время как поход русов на Бердаа состоялся в 943 году. Как такое могло произойти? По идее-то, все должно было быть как раз наоборот: вначале должно было вспыхнуть восстание, а за ним последовать поход на Каспий. Произойти такого в реальности, конечно же, не могло! Отсюда напрашивается вывод: если связь между походами русов на прикаспийские земли и рассматриваемым нами здесь случаем (восстания древлян) существует, то это значит, что в тексте летописи содержится ошибка, которая выражается в компоновке текста и событиях, зафиксированных в них. То есть, ошибку следует искать в описании очередности событий,  отображенных в летописи. Да это видно и из самого текста летописи, в котором четко прослеживается нарушение причинно-следственной связи.

По этой причине, следует еще раз заглянуть в "Повесть временных лет".

При более тщательном ознакомлении с текстом летописи бросается в глаза еще одна интересная деталь; события, интересующие нас, в летописи занимают отрезок времени протяженностью в семь лет и летописцем, по не понятным пока причинам, почему-то, эти самые события выделены в отдельный блок информации, который с обеих сторон ограничен перечнем лет, за время которых, как будь-то, ни на Руси, ни в мире, ничего не происходило. То есть, до и после этих событий, в мире и на Руси была тишь и гладь, божья благодать.

А ЧТО В РЕАЛЬНОСТИ? Поиск объяснений таких несоответствий, заставляет начать поиск ответа на вопрос о том, что за договор заключался Русью в 943 году и был ли он, хоть каким-то образом, связан с походом славян на город Бердаа? Для этого рассмотрим несколько вариантов таких ответов.

ФЕНТЕЗИ. Для начала рассмотрим вариант, при котором поход на Бердаа мог быть совершен Русью. То есть, встанем на позиции тех исследователей, которые видят в таких действиях сговор Руси с Византией, направленный против третьих лиц. Для рассмотрения такого варианта, вроде бы, имеются все основания: наличие договора Руси с Византией позволяет сделать предположение о том, что Русь ходила в Константинополь не только для того, чтобы заключать мир с Византией, но и для того, чтобы договориться о безпрепятственном[19] грабеже мусульман. Но, вот незадача: неужели, для Руси, пожелавшей это сделать, требовалась договоренность об этом с Византией? А без такой договоренности она этого сделать, что, не могла? Складывается такое впечатление, что для грабежа врагов Византии Руси требовалось получение исключительного соизволения Империи… Но вопрос, а договоренность-то между сторонами в чем заключалась? В грабеже врага, что ли?

Может быть, договоренность нужна была для того, чтобы предупредить возможный удар со стороны Византии по Руси во время похода последней на мусульман??? Это уже какой-то бред! Территория Руси для византийских войск была недосягаема, да и печенегов против Руси ромеи в это время тоже поднять не могли, ибо печенеги, на тот момент, врагами Руси не были. Но, даже если Русь и опасалась подобного шага со стороны кочевников, то договор нужно было заключать не с Империей, а с печенегами. Да и Византия в этом случае должна была не препятствовать такому походу, а всячески способствовать его проведению: «Да, вы, хоть всей страной уйдите в этот самый поход! Чем больше вы там прольете мусульманской крови, чем больше вас там поляжет, и чем дольше вы там будете находиться - тем меньше времени и сил у вас останется для войн с нами. Если же рати русов домой вообще не вернутся, то это еще лучше - одним врагом меньше». Как видим, Русь в таком походе рисковала потерять весь свой воинский контингент, участвовавший в походе. Кроме того, если бы русы и хотели совершить такой поход, то им для этого ни какой договоренности с Византией заключать не требовалось.

Не менее интересен и другой вопрос, а что нужно было Руси на Каспии? Если Русь собиралась в дальнейшем воевать с Византией (как ни как, а в 944 году  Игорь, наконец-то, собирает рать, клич о сборе которой был брошен еще три года назад, поднимает печенегов и отправляется в поход на Византию), то было бы разумней не в поход на мусульман идти, а отправить туда посольство и попытаться договориться с мусульманами о совместных военных действиях против Империи. Да и будущая война требовала сбора сил, а не их распыления и расходования. Не могла же Русь действовать в ущерб самой себе и избавляться от тех в ком сама нуждалась.

К тому же в 943 году на Руси еще и войско-то собрано не было. Кто в поход-то ходил?

Учитывая сказанное, приходится делать вывод о том, что участие Руси в походе на Бердаа проблематично, ибо данный поход не отвечал ее интересам.

Итак, нами установлено, что если Русь в 941 году готовилась к новому походу на Византию, то заключение какого-либо договора со страной будущего нападения, выглядит, по меньшей мере, странным. Подобным шагом (вначале заключая договор, а на следующий год нарушая его) Русь ставила себя в довольно-таки щекотливое положение, создавая себе репутацию ненадежного партнера, с которым вообще вряд ли стоило заключать какие-либо соглашения и договора. Какой прок от таких договоров, если заключенный договор завтра будет нарушен? Подобный шаг был не в интересах Руси.

Вызывает недоумение и поведение ромеев. На что они рассчитывали, предлагая в 944 году Руси мир, если Русью только что был нарушен договор, заключенный всего лишь год назад (в 943 году)? Можно предположить, что ромеям было необходимо во чтобы то ни стало, добиться прекращения похода и, в конечном счете, они этого добились. Допустим, что это так. Но, для чего нужен был еще один договор, если гарантий соблюдения которого все равно не было? Русский князь мог ведь посчитать, что и эта дань мала и, значит, на следующий год вновь собрать рать и пойти на Византию, мотивируя свои действия недостатком золота (серебра), которое давала Империя. Привыкнув к таким подачкам, русы вообще в Византию могли ходить как на работу.

Как видим, подобный договор с Русью не ограждал Византию от произвола со стороны Руси. К тому же, неужели Византии было выгодно платить дань Руси, не имея при этом никаких гарантий соблюдения условий мира? При таком положении и Византия договор могла не заключить. Дань можно было выплачивать всякий раз, как только русская рать появлялась на ее границах. Результат-то от этого никак не менялся. Однако, раз договор был заключен, значит подобное поведение обеих сторон должно иметь объяснение. Может быть нам что-то неизвестно? Может быть все дело в том, что не правильно понята запись, содержащаяся в летописи, ее смысл? Проверим! "Пакы приидоша на Царьградъ, и миръ створиша съ Романомъ възвратишася въсвояси (Вновь ходили в Царьград, и мир заключив с Романом, возвратились восвояси"[20]). Да, нет, вроде бы, все правильно - русы до этого уже побывали в Константинополе, но вопрос лишь в том, когда? Почему в летописи об этом ничего не сообщается? Вариантов, конечно же, можно предложить уйму, но самым правильным, все-таки, будет тот, что летописец об этом ничего не сообщает только по той простой причине, что им об этом уже все написано. Где? В каком месте? Упоминания о том, что русы до 943 года были в Константинополе, мы в летописи не найдем. Но, в том-то все и дело, что нами в начале главы не зря было сделано уточнение о том, что все события данного периода летописцем выделены в, так называемый, отдельный блок информации, в котором можно найти ответы на все интересующие нас вопросы по данному периоду. То есть, в этом блоке информация имеется обо всем.

РЕАЛИТИ[21]. Значит, объяснение данным событиям нужно искать в чем-то другом. Посольство, отправившееся заключать в 943 году договор между Русью и Византией, должно было выполнять какую-то иную задачу. . . И уж точно не договариваться о набеге на мусульман.

И действительно, если вчитаться в события 941 – 947 годов, то в летописи и впрямь есть место, в котором повествуется о том, что русы уже бывали в Константинополе, только датируется это событие не годами предшествующими  943 году, а годом 944. В чем же тут дело? На наш взгляд, все дело в ошибке, которая была вызвана спешкой написания текста, последующим исправлением этого текста и потребностью во внесении дополнений и уточнений в описанные события. Ну, а почему бы и нет? Сделал же летописец ошибку величиной в 6 лет, при определении даты похода Руси на Константинополь в 860 году, а сообщение о походе поместил не там, где это следовало сделать. Значит, подобная ошибка могла закрасться и здесь.

КАЛЕНДАРЬ. Чтобы разобраться со всем этим, придется разбираться с тем, что на самом деле произошло в это время на Руси. Начать придется с 941 года. Но, перед тем как приступить к повествованию и с целью избегания путаницы, сделаем небольшое уточнение; поскольку год в Руской Земле в те времена начинался в сентябре, а мы, в современном мире пользуемся юлианским[22] и григорианским[23] календарями, неизбежно приходится сталкиваться с разрывом в продолжительности года. То есть, в повествовании описываемых летописью событиях появляется разрыв в несколько месяцев (около четырех месяцев), что приводит к путанице в датах. Причина такой путаницы в том, что мы все события древности, так или иначе, вписываем в наш календарный (григорианский) год, то есть с 1 января по 31 декабря.

С целью избегания путаницы, мы события, произошедшие с января по сентябрь, будем обозначать в виде - 941 год, в то время как события, произошедшие с сентября по январь,  будем обозначать в виде - 941/942 год.

Теперь вернемся к событиям.

ХРОНОЛОГИЯ. Если в отношении достоверности датировки похода русов на Бердаа, зафиксированной в восточных источниках (943 год), сомнений ни у кого не возникает, а между восстаниями в Древлянской земле и походами древлян на земли Прикаспия, действительно существует связь, то это значит, что древлянское восстание должно было быть подавлено до 943 года. Но, в таком случае, события, описанные в "Повести временных лет" с 941 по 947 год, на самом деле произошли за более короткий период времени и, значит, действительно имеет место нарушение, как очередности событий, так и сроков.

Чтобы не быть голословным, попробуем обосновать это и определить время, необходимое для сбора рати в поход? Подсказку мы найдем все в той же "Повести временных лет": "Ярославъ и выиде ис Киева 7 день постиже и ту (от Киева до Полоцка - А.Л.), и победи Ярославъ Брячислава (Ярослав выехав из Киева за 7 дней и преодолев расстояние (от Киева до Полоцка - А.Л.) и победил Ярослав Брячислава"[24]).

Но, если известно количество времени, необходимое для преодоления расстояния от Киева до Полоцка, то, зная расстояние от Киева до Ладоги, можно посчитать и количество времени, необходимое для передачи информации из одной точки пространства в другую. На это потребуется не более 14-15 дней. Если же сделать поправку на срочность, то это время можно сократить и до 10 дней. Добавив сюда дней 5 на сборы и дней 20 на дорогу собравшейся рати до Киева, получим время на сбор новой рати - месяц - полтора.

Далее, раз поход на побережье Малой Азии в Вифинию был совершен в начале лета (18 июня 941 года), то известие о разгроме русской рати на Русь могло быть доставлено в первых числах месяца – 5-10 июля.

Если Игорь бросил клич о сборе новой рати в эти числа, то в Ладогу такая весть могла быть доставлена не позднее 20 июля. Не позднее 25 июля желающие отправиться в поход, должны были начать движение в сторону Киева. Не позднее 10-15 августа рать должна была стоять под стенами Киева, готовой к новому походу.

Что ж! Клич брошен и, значит, рать не собраться не могла. Но, в таком случае, чем объяснить то, что поход был отложен на три года? Дело ведь еще и в том, что раз уж рать собрана и готова к походу, то она должна была быть использована по назначению, с пользой для дела, "государства", "правительства" и народа (рати). Отложить же поход, в этом случае, было просто нереально, не для того же ратники собирались, чтобы услышать из уст князя: "Пошли вон!" Такая ситуация могла подтолкнуть собравшихся ратников само организоваться и отправиться в набег самим и ... наломать таких дров, что мама не горюй!

Тут дело еще и в том, что если поход откладывался, собранную рать нужно было чем-то кормить, да к тому же не день и не два, а целых три года! Допустим, что провиант был найден, но, ведь и это еще не все - всю эту ораву нужно было где-то разместить на постой и занять чем-то, иначе от безделья "рекруты" могли или разбежаться по домам или сами уйти в набег. Но, раз собранную рать распускать было нецелесообразно, то может быть ее никто и не распускал?

Следует учесть и такой фактор: не все, кто откликнулся на призыв, были профессиональными воинами, кормившимися исключительно за счет войны или княжеской дани. Без сомнения, среди них большинство составляли пахари, а это значит, что такой ратник свой дом мог покинуть только на время и обязан был вернуться домой к началу сбора урожая или, в крайнем случае, до начала зимы. Вряд ли стал без дела сидеть и ремесленник.

Вот и получается, что как ни крути, а при задержке начала похода рать непременно должна была разойтись по домам. Более того, поход должен был завершиться не позднее начала страды. Получается, что ни Игорь, ни рать три года ждать не могли.

В связи с тем, что летописец ничего не сообщает ни о роспуске собранной Игорем рати, ни об ее повторном сборе, ни об отказе от похода, ни о каком-либо другом походе в другую точку пространства, следует делать вывод о том, что в конце лета все того же 941 года рать должна была идти в поход на ромеев[25]. Осенью же 941/942[26] года (пусть даже в конце сентября) рать должна была возвратиться домой. Подтверждение о том, что все эти события происходили именно в 941 году, содержится в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, в которой сказано о том, что: «В лѣто 6450 (942 г). Въдасть дань деревьскую Свѣнделду тому же»[27]. То есть, это событие относится к 941/942[28] году (к событию, произошедшему после августа).

Ну, что ж, по логике вещей все так и должно было быть, а вот так ли все было на самом деле, узнать можно только проанализировав то, как события могли развиваться дальше.

Итак, клич брошен. Рать собрана. Подняты печенеги. И в конце лета 941 года или в начале осени того же 941 года (941/942[29] года) огромное войско подошло к Дунаю. В Византии, узнав от болгар о начавшемся походе Руси, снаряжают посольство и отправляют его навстречу русскому войску с предложением о мире.

Как видим, если отбросить дату "В лѣто 6452" (944г.), а события, перечисленные в летописи под этой датой подставить к событиям, перечисленным под датой "В лѣто 6449" – то все становится на свои места и получается последовательная картина развития событий.

После этого остается соединить воедино два текста. "В лѣто 6449 (941г.)... Темь же пришедшимъ в землю свою, поведаху каждо своимъ о бывшемъ и о ляднемъ огни: "якоже молонья", рече "иже на небесихъ, Греци имуть в себу, в сию пущающе жьжмаху насъ: и сего ради не одолехомъ имъ." Игорь же пришедъ и нача съвокупити вои многы, и посла по Варягы за море, вабя и на Грекы, хотя поити на ня. . . (разрыв текста – А.Л) . . . Игорь совокупи воя многы, Варягы, и Русь, и Поляны, и Словены, и Кривичи, и Печенеги ная, и тали в нихъ поемъ, поиде на грекы в лодьях и на конехъ, хотя мстити себе... Се слышавъ царь, посла къ Игореви лутьшии бояры, моля и глаголя: "не ходи, но возьми дань, иже ималъ Олегъ, и придамъ еще къ той дани"... И послуша ихъ Игорь, и повеле Печенегомъ воевати Болгарскую землю, а самъ вземъ у Грекъ злато и поволокы на вся воя, възвратися въспять, и приеде къ Киеву въсвояси» (Те кто возвратились в землю свою, поведали о случившемся и об огне с кораблей: "как молнии", говоря "как будь-то с небес бросают его в нас: и именно поэтому не смогли (мы - А.Л.) одолеть их". Игорь же начал собирать множество воинов,  и послал к варягам за море, призывая в поход на греков. . . (разрыв текста – А.Л.). . . Игорь собрав воинов много, и полян, и словен, и кривичей, и печенегов нанял, взяв у них заложников, пошел на греков в ладьях и на конях, желая мстить за себя... Про это услышал царь, послал к Игорю лучших бояр, умоляя и говоря: «не ходи, возьми дань, такую же какую имел Олег, и добавлю к этой дани еще... (Да и не мудрено! В Эгейском море все еще действовал русский флот, так и не уничтоженный ромеями в начале лета[30]). И послушал их Игорь, и повелел печенегам воевать болгарскую землю, а сам взяв у греков золото и парчу на всех своих воинов, возвратился восвояси в Киев"[31]).

О том, как события развивались дальше можно узнать из текста все тех же летописей. Тут нам не помешает обратить внимание на то, что под одной и той же датой ("В лѣто 6453"[32]) описаны совершенно разные события: в первом случае речь идет о заключении договора о мире между Русью и Византией, а во втором - о событиях в Древлянской земле. Но вот что интересно, если с первым текстом, стоящим под датой "В лѣто 6453" проделать операцию аналогичную той, что была проделана с текстом, стоявшим под датой "В лето 6452", то получится законченная картина событий, а заодно появятся  и ответы на ряд вопросов, поставленных еще в начале главы.

 

Итак, 941/942[33] году (после августа) "... и приде къ Киеву въсвояси. Присла Романъ и Константинъ и Стефаны послы къ Игореви построити мира перваго: "Игорь же глаголавъ съ ним(и) о мире. Посла Игорь мужи свои къ Роману, Романъ же събра бояры и сановникы. И приведоша Рускыя послы, и повелеша глаголяти обоихъ речи на харатью, равно другаго свещания, бывшаго при цари Романе, и Константине, Стефане христолюбивых владыкъ"[34]. После того как возвратились послы и русью была принята клятва о соблюдении условий договора: "Игорь же нача княжити въ Киеве, и миръ имея къ всемъ странам[35].

После заключения с ромеями мира, Игорь разрешает Свенделду собрать дань с какой-то части древлян: «В лѣто 6450 (941/942 г). Въдасть дань деревьскую Свѣнделду тому же»[36], что тот и поспешил сделать.

После этого, дружина князя Игоря, смотря на Свенделда, начинает роптать о своей тяжкой доле: «Ркоша дружина Игорева: отроци Свенделжи изооделеся суть оружьемъ и порты, а мы нази; и поиди, княже, с нами в дань, да и ты добудешь и мы»[37].

Игорь, поддавшись на нытье своей дружины, начинает обдумывать, как бы тоже  наведаться к древлянам за данью: И приспе осень, и нача мыслить на Древляны, хотя примыслити большую дань (И подоспела осень, и начал (Игорь - А.Л.) обдумывать, как получить большую дань с древлян"[38]).

Что подтверждает правильность утверждения в том, что события развивались именно так, а ни как-то иначе? Два момента!

Первый момент состоит в том, что, как уже написано, по всем произведенным подсчетам, поход на ромеев должен был завершиться в 941 году еще «до начала уборки хлебов», то есть, до осени. Но, ведь о том же самом повествуется и в летописи: "И приспе осень". То есть, поход и впрямь был завершен осенью 941 года, ибо до этого дня не только ромейские послы успели побывать в Киеве, но и русские в Константинополе и даже вернуться домой. Да, в общем-то, это подтверждает и логика. Слабо верится, в то чтобы ромеи стали тянуть с заключением договора. Не могла не быть не заинтересована в скорейшем заключении договора и Русь, ибо без него нечего было и думать об обещанной Романом дани.

Второй момент состоит в том, что текст, стоящий под датой: "В лѣто 6453" (945г.). Присла Романъ и Константинъ и Стефанъ послы къ Игореви построити мира перваго (Прислали Роман, Константин и Стефан послов к Игорю заключить первый мир")[39], должен быть поставлен под датой "в лѣто 6449" (941 г.) и перед текстом: "Пакы приидоша на Царьградъ, и мир створивше с Романомъ, взвратишася въсвояси (Вновь приходили в Царьград, и мир заключив с Романом, вернулись восвояси"[40]).

Подтверждение того, что события развивались именно так и ни как иначе, находится в самой летописи; договор подписывался во времена Романа I Лакапина, а правил этот император, как известно, с 17 декабря 920 по 16 декабря 944 год[41]. Следовательно, в 945 году он ни какой договор с русами подписывать уже не мог.

В этом случае становится понятным, почему в летописи имеется такая странная запись. Все правильно: раз был заключен "первый мир" и о нем уже имеется упоминание в летописи, то должно быть упоминание и о заключении "второго мира". Раз ходили "вновь" заключать договор, то значит, в летописи должно присутствовать место, в котором повествовалось бы и о том, что в это же самое место, с той же самой целью ходили и раньше. В нашем случае есть как первое, так и второе да, к тому же и в строгой последовательности произошедших событий: первый раз в Константинополе послы были в лѣто 6449 (в 941 г.), а второй - в лѣто 6451 (в 943 г).

Допустим, что все так и было. А дальше Игорь должен был осуществить то о чем "мыслил" - отправиться собирать дань. Но, возникает новый вопрос, когда именно это произошло? Неужели 2 сентября 941 года? Конечно же, нет! Целесообразней это было сделать уже после уборки урожая, когда население сидело по домам, то есть, с наступлением заморозков и холодов – ближе к ноябрю–декабрю. О том, что сбор дани на Руси начинался в ноябре, упоминается Константином Багрянородным[42].

На то, что все именно так и было, указывает тот факт, что тело Игоря после его гибели благополучно сохранилось до прибытия Ольги в Древлянскую землю и устройства ею тризны для мужа. А ведь это, как известно, произошло не сразу после гибели князя - до этого была еще и "почетная езда" в ладье, а за тем и "баня для послов". Могло ли тело Игоря сохраниться так долго в теплую погоду? Если не уповать на "святость" мощей Игоря, то допущение о том, что поход Игоря в Древлянскую землю состоялся уже с наступлением холодов, следует считать верным, ибо холод как раз и есть лучший консервант. Значит, сообщение летописи о сборе дани Игорем на следующее календарное лето (941/942 год) и после заключения мира с Византией, верно.

Теперь сделаем еще ряд уточнений, первое из которых будет таким; все события, произошедшие "В лѣто 6454" произошли на самом деле "В лѣто 6450", все в том же 941 году, но в 941/942, а почему - сейчас разберемся. Тут стоит обратить внимание на то, что Игорь разрешил Свенделду собрать дань с древлян, но какое-то время спустя, сам отправился собирать дань повторно. Несмотря на такой произвол, древляне смолчали, видимо еще были памятны события 914 года. Но даже и после того как Игорю показалось, что собранной дани все равно мало и он отправился за ней в третий раз, древляне попробовали уладить дело миром («почто идеши опять? поималъ еси вьсю дань»[43]). Но Игорь проигнорировал мнение своих данников, за что и поплатился, . . древляне восстали: «И не послуша ихъ Игорь, и шедшее из города Искоростѣня противу Древляне, и убиша Игоря и дружину его: бѣ бо ихъ мало»[44]

 

Согласно сообщению, содержащемуся в летописи, после гибели Игоря, русы во главе с Ольгой приступают к расправе над древлянами: гибнет первое посольство древлян, за ним второе, после чего еще 5000 человек, и вдруг. . . карательная операция прекращается. В чем причина? Что помешало довести задуманное мероприятие до конца? Вот именно - помешало! Причиной может быть только одна - погодные условия, зима, обильные снегопады, что без сомнения должно было затруднить активность боевых действий и снижало боеспособность рати, а это лишний раз указывает на то, что события происходили где-то в конце ноября – начале декабря. Помимо этого, избиение 5000 человек должно было послужить сигналом к тому, чтобы все население Древлянской земли попряталось по лесам. Ясное дело, что в такой ситуации, когда и днем с огнем никого не найдешь - пытаться привести наказание в исполнение - затея безнадежная: кого наказывать, если ни кого невозможно ни найти, ни поймать. Именно поэтому операция и была отложена на весну - "лѣто 6450" (942 года). А весной, когда снег сошел, вода спала, дороги оказались открытыми - карательные мероприятия были возобновлены.

Не следует упускать из виду и еще одно немаловажное обстоятельство: за зиму должны были закончиться продовольственные запасы, что, в конечном счете, должно было сказаться на продолжительности сопротивления древлян. Да и летопись об этом достаточно красочно повествует. Когда русы вновь пришли в Древлянскую землю, древляне взмолились: «что хощеши у насъ? Ради даемъ и медомъ и скорою». Она же рече имъ: «нынѣ у васъ нѣту меду, ни скоры, но мала у васъ прошу: дайте ми отъ двора по три голубы и по три воробьи»[45]. Стало быть, прекращение карательных мер в зимнее время года – это хорошо продуманный шаг со стороны русов.

Но карательная операция в Древлянской зекмле затянулась до осени, то есть, до "лѣта 6451" (942/943 год). К этому моменту древляне проиграли главное сражение и "побегоша и затворишася въ городехъ своихъ... и стоя Ольга лето цело, и не можаще взяти города"[46] (Побежали (древляне) и затворились в городах своих…и стояла Ольга целое лето, и не могла взять города). Но это то, что касается главного города древлян – Искоростеня. Другие же города Древлянской земли были взяты.

Как видим, основные события на Руси происходили в 941 - 942 года, а это означает, что у разгромленных древлян было предостаточно времени, чтобы добраться до земель населенных мусульманами.

Таким образом, решив задачу с датировкой событий: о войне Руси с Византией, заключением между ними мирного договора и подавления Ольгой древлянского восстания, мы вышли на запись, существующую в летописи и которую следует считать базовой: "В лѣто 6451" (943 г.). "Пакы приидоша на Царьградъ, и миръ створивше с Романомъ, възвратишася въсвояси"[47] (Вновь ходили в Царьград и мир заключили с Романом, возвратились восвояси). Причина такого утверждения заключается в том, что события, описанные в летописи, произошли в то самое "Лето", которое и указано в тексте.

Что еще необычного можно увидеть в тексте: "В лѣто 6451" (943 г.). "Пакы приидоша на Царьградъ, и миръ створивше с Романомъ, възвратишася въсвояси"[48]? А то, что в нем нет упоминания имени Игоря. Если в первом случае такое упоминание имеется, то во втором – нет. Это говорит о том, что второй договор заключался уже без участия Игоря, кем-то другим.

Теперь можно прокомментировать данную запись и дать ответ на вопрос, почему и с какой целью ходили послы Руси в Константинополь "в лѣто 6451" (943 г.)? Но для этого придется дать ответ еще на один вопрос, все ли древляне были наказаны Ольгой? Вряд ли! Кто-то должен был такой участи и избежать! К примеру, о судьбе того же князя Мала летопись ничего не сообщает. Попасть в число тех, кого постигла участь древлянских послов в Киеве он не мог: в это время Мал оставался в Древлянской земле. Есть все основания считать, что он участи погибших древлян избежал. Безусловно, таким он был не один. Но, избежав мечей и огня в сражениях и осадах - еще не означает застраховать себя от дальнейших неприятностей, ибо карательные меры были предприняты по всей Древлянской земле. Значит, дома оставаться было опасно, а спасти свою жизнь можно было, только уйдя на чужбину. Волей-неволей, а древлянам приходилось искать место, где можно было бы коротать остаток своих дней. Где это место? Где угодно, но только не в пределах Руси. Скорее всего, в Византии, ибо Византия никогда не отказывалась от наемников славян. Предположив, что остатки древлян ушли именно в Византию и, увязав поход посольства в 943 году с итогами древлянского восстания, мы придем к довольно-таки неожиданным выводам о причине, по которой послы "вновь" появились в Константинополе. Целью посольства было не столько перезаключение договора 941 года, сколько проверка соблюдения и выполнения ромеями статей уже имеющегося договора, а попросту говоря, Русь требовала выдачи ей бежавших древлян, оказавшихся в Византии.

Может  возникнуть вопрос, о каких статьях договора идет речь? А вот о каких: "А ще ли ускочить створивы убо(й) и убежить, а аще будеть имовить, да возмуть именье его ближние убьенаго: аще ли есть неимовить створившый убийство и ускочить, да ищуть его, дондеже обрящеться: (аще ли обрящеться) да убьенъ будет (Если убийца спрячется и убежит, и если будет богат, то пусть возьмут имущество его ближние убитого. А когда убийца неимущь и спрячется, то пусть ищут его до тех пор пока не найдут: (а когда найдут) пусть он будет убит"[49]). Данный пункт договора давал Руси право требовать от ромеев выдачи ей в руки всех беглецов из Древлянской земли, укрывшихся в Византии, для последующей над ними расправы.

Любой здравомыслящий человек, не может не заметить того, что речь в договоре идет о христианах. Верное замечание. Однако, не стоит забывать о положениях «Пространной редакции церковного устава Ярослава Мудрого», на которое, оказало влияние византийское церковное право о том, что «христианин… не имеет права ни пить, ни есть вместе с некрещеными людьми…, а если он с ними ест-пьет, то митрополиту в вине»[50]. Но, в таком случае, древляне, прибыв в Византию и становясь на службу к византийскому императору, просто обязаны были креститься. А раз так, то они по всем статьям попадали под действие русско-византийского договора!

Что если Ольга первоначально, когда древляне ушли в Византию, и не помышляла о получении беглецов в свои руки? Что, если положение поменялось после того, как произошло крещение беглецов – свои люди у Руси должны были быть и в Константинополе. Вот уж когда руки вновь зачесались! Никуда древляне не денутся! Дай срок, и перезревший плод сам упадет к твоим ногам!

Ромеи, всегда настаивавшие на заключении договоров между сторонами, не могли нарушить договор: ромеям оставалось или выдать древлян, или объявить древлянам о целесообразности покинуть пределы Империи, а Руси ответить, что таковых в Византии нет.

На такое требование Византии, древляне вынуждены были покинуть ее пределы. Так как запад и север для них были закрыты, оставалось только уйти на восток в Хазарию. После ухода из Империи, беглецы, двигаясь в сторону Хазарии, оказываются в Бердаа. После захвата города и неудачной его защиты, остатки древлян уходят в Каганат.

ИТОГИ. А теперь еще раз пройдемся по событиям и изложим их так, как они были в реальности (на самом деле).

Первое: 941 год («В лѣто 6449). Русь совершает неудачный поход на побережье Малой Азии – в Вифинию. Игорь, узнав о неудаче, бросает клич о сборе рати для нового похода, поднимает печенегов и отправляется в поход на Византию. Византийцы отправляют к Игорю посольство с выгодными для Руси предложениями о мире, на что Русь соглашается[51]. Византийские послы приходят на Русь. После этого русы совместно с ромеями, прибывшими на Русь, отправляется в Константинополь заключать первый мир. После возвращения посольства и принесения русами клятвы по соблюдению условий договора, Игорь принимает решение идти в Древлянскую землю за данью[52]. Древляне, возмущенные попыткой трехкратного сбора с населения дани, восстают и убивают Игоря. В ответ русы проводят карательную операцию против древлян и расправляются с восставшими. С наступлением холодов русы останавливают проведение карательной операции.

Второе: 942 год («В лѣто 6450). Летопись сообщает о том, в этот год родился Владимир. Русы с наступлением весны возобновляют проведение карательной операции против населения Древлянской земли. Древляне полностью разгромлены и обложены еще большей данью: И възложи на ня дань тяжку, и две часті идета Киеву, а треться Вышегороду къ Ользе; бе бо Вышегородъ Ольжинъ городъ. И иде Олга по Деревьской земли съ сыномъ своимъ и дружиною своею, уставляющи уставы и урокы; и суть становища ея и ловища ея. И приде в городъ свой Кыевъ съ сыномъ своимъ Святославомъ, и пребывши лЪто едино[53]. Ольга, с целью предотвращения новых восстаний данников и произвола со стороны сборщиков дани в дальнейшем, а значит, и повторения событий 941 года, объезжает вначале Древлянскую землю, а затем и Северную Русь и устанавливает погосты для сбора дани. Кроме того, Ольгой установлена величина оброка для населения[54].

Третье: 943 год («В лѣто 6451). Сообщается о том, что Русь вновь ходила в Константинополь и заключила с Византией второй договор. Восточные авторы сообщают о походе русов на город Бердаа[55].

Как видим, причин для того, чтобы не доверять летописи, сообщающей о том, что "В лѣто 6451 (943 г)" действительно было отправлено повторное посольство Руси в Константинополь, где вновь был заключен договор, в котором подтверждались статьи договора, заключенного еще в 941 году при Игоре, нет. Получается, что все события описанные летописью с 941 по 947 год на самом деле уместились не в 6 лет, а всего лишь в три года, с 941 по 943 год.

ЧТО ВИДНО И ЧЕГО НЕ ВИДНО В ЛЕТОПИСИ? Если мы смотрим на события, описанные в летописи, то видим что существует нарушение не только в последовательности описываемых событий, но и смещение этих событий во времени. Такое смещение во времени составляет четыре года. То есть, события, состоявшиеся в 941 году, записаны как события, произошедшие в 945. О существовании такого разрыва в хронологии событий в русских летописях было замечено еще в 1977 году[56]. Более того, было замечено, что в летописях подобные несоответствия достаточно часты: текст, в котором описываются одни и те же события, может датироваться разными дата. Была названа и причина такого несоответствия.

Во-первых, вставки, которые присутствуют в летописях, вносились разными летописцами и порой в разное время. В нашем случае можно предположить, что основной текст летописи, писавшийся Нестором - летописцем, в дальнейшем был дополнен тем же Сильвестром, который имел дополнительную информацию и посчитал нужным дополнить текст летописи этой самой информацией.

Во-вторых, разрыв в четыре года объясняется тем, что летописцы пользовались в своих взглядах на датирование событий разными эрами. Одни летописцы события датировали, используя константинопольскую[57] эру, вторые – старовизантийскую[58], а третьи, вообще, - антиохийскую[59]. Здесь интересно то, что разрыв во времени между константинопольской и старовизантийской эрами составлял как раз те самые четыре года, на которые нами и обращено внимание.

Вывод из сказанного будет такой: разница в датировке событий, произошедших на Руси в сороковые годы десятого века, связана с дополнениями и уточнениями, внесенными разными авторами, использовавшими в датировании событий разные хронологические эры[60].

Что еще интересного можно почерпнуть из нашего повествования? Здесь стоит вспомнить о такой записи, содержащейся в «Повести временных лет» как: «В лѣто 6450. . . В се же лето родися Святославль у Игоря»[61]. - (В лето 6450 (942 г.). . . В этом же году родился Святослав у Игоря). Если, сделать поправку на указанную разницу в годах, то получается, что Святослав родился не в 942 году, а, в лучшем случае, в 941.

В связи с этим, стоит вспомнить и о составе посольства, отправленного в 941 году в Константинополь: «Мы отъ рода Рускаго, Ивор, посолъ Игоревъ великаго князя Рускаго, и обычни посли: Вуефастъ Святославль, сына Игорева, Искусеви Олгы княгыня, Слуды Игоревъ, нетий Игоревъ Улѣбъ Володиславль, Каницаръ Предславинъ, Шигобернъ, Съфандръ жены Улѣбовы. . .»[62]. Тут обнаруживается еще одна интересная деталь: оказывается, что Святослав еще не успел родиться, а в посольстве уже представлен. . .

По этой причине, в датировке рождения Святослава, все-таки следует придерживаться другой записи в летописи: «отъ пѣрваго лѣта Игорева до пѣрваго лѣта Святославля лѣтъ 33»[63] - (от первого года Игорева до первого года Святослава – 33 года), что в цифрах будет выглядеть следующим образом: 879 + 33 = 912 год.

 

[1]Литературу см.: Половой Н.Я. О маршруте похода русских на Бердаа и русско-хазарских отношениях в 943 г.//ВВ. М., 1961. Т. XX. С. 90-105.

[2]Лебедев  А.Н. Походы Руси на Каспий. См.: https://secrethistory.su/2012-pohody-rusi-na-kaspiy.html

 

[3]The Eclipse of the Abbasid Caliphate/N.T. Amedroz and D. S. Margoliouth. Oxford, 1921. Vol. 2. P. 62-64 (русский перевод: Флоровский А.В. Известия о Древней Руси арабского писателя Мискавейхи X—XI вв. и его продолжателя//Seminarium Kondakovianum. Prague, 1927. Vol. I. P. 178-182).

[4]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.64.

[5]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.66.

[6]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.66.

[7]Лебедев А.Н. Закон престолонаследия. См.: https://secrethistory.su/2010-zakon-prestolonaslediya.html

[8]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.66.

[9]Литературу см.: Половой Н.Я. О маршруте похода русских на Бердаа и русско-хазарских отношениях в 943 г.//ВВ. М., 1961. Т. XX. С. 90-105.

[10]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.68.

[11]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.68-78.

[12]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.78.

[13]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.80.

[14]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.80-86.

[15]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.86-92.

[16]Vae victis  [ˈwae̯ ˈwiktiːs], с латинского — «горе побеждённым». См.: Ю.С. Цыбульник. Крылатые латинские выражения. — М.:: ООО "Издательство АСТ", 2003. — С. 99—100. — 830 с. — 5000 экз. — ISBN 5-17-016376-2.

[17]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.92.

[18]Городище в нескольких километрах от современного города Барда в Азербайджане на р. Тертер.

[19]Нами здесь и дальше используются форма приставки «без», что отражает не только правильность вложенного смысла в содержание, но и правильность правописания в русском языке, которая регулировалась правилом и нормой отрицания. В форме «безпрепятственность» – «без» + «препятственность» норма отрицания присутствует, в то время как в форме «беспрепятственность» - «бес» + «препятственность» отсутствует само отрицание. По этой причине желательно вернуться к нормам русского языка, существовавшим в 19 веке.

[20]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.66.

[21]Реалити (от англ. reality — действительность, реальность).

[22]Юлиа́нский календа́рь — календарь, разработанный группой александрийских астрономов во главе с Созигеном. Календарь назван в честь Юлия Цезаря, по указу которого был введен в Римской империи с 1 января 45 года до н.э. Год по юлианскому календарю начинается 1 января, так как именно в этот день с 153 года до н. э. избранные комициями консулы вступали в должность. Юлианский календарь заменил старый римский календарь и основывался на астрономической культуре эллинистического Египта. В Киевской Руси календарь был известен под названием «Миротворного круга», «Церковного круга», индикта и «Великого индиктиона». Юлианский календарь в современной России обычно называют старым стилем.

[23]Григориа́нский календа́рь — система исчисления времени, основанная на циклическом обращении Земли вокруг Солнца; средняя продолжительность года принята равной 365,2425 суток; содержит 97 високосных лет на 400 лет. Впервые григорианский календарь был введён папой римским Григорием XIII в католических странах 4 октября 1582 года взамен прежнего юлианского: следующим днём после четверга 4 октября стала пятница 15 октября. Григорианский календарь используется в большинстве государств и стран мира. В литературе также применяется название — Новый стиль.

[24]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.230.

[25]Ромеи – самоназвание населения Византийской империи.

[26]Летописная система – григорианская система летоисчисления.

[27]Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. – М.: Л.: Издательство Академии наук СССР , 1950. – С.110.

[28]Летописная система – григорианская система летоисчисления.

[29]Летописная система – григорианская система летоисчисления.

[30] Никитин А. Князь Игорь «волк в овцах» // Наука и религия. - М.: Наука, 1991. - №№3-4.

[31] Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.68-78.

[32] Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.68-78

[33]Летописная система – григорианская система летоисчисления.

[34]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.68

[35]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.78.

[36]Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. – М.: Л.: Издательство Академии наук СССР , 1950. – С.110.

[37]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.80.

[38]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.78.

[39]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменних, 1990. - С.68.

[40]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменних, 1990. - С.68.

[41]Готалов-Готлиб А.Г. Роман I Лакапин // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907. Дашков С.Б. Императоры Византии. — М., 1997.

[42]Литаврин Г.Г. Древняя Русь, Болгария и Византия в IX-X вв.// IX Международный съезд славистов. История, культура, этнография и фольклор славянских народов. – М.: 1983. – С.68.

[43]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменних, 1990. - С.80.

[44]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменних, 1990. - С.80.

[45]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменних, 1990. - С.88.

[46]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.88.

[47]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменних, 1990. - С.66.

[48]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменних, 1990. - С.66.

[49]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.74.

[50]Древнерусские княжеские уставы XI-XV в. Издание подготовил Я.Н.Щапов. - М., 1976. - С.89-98

[51]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник,1990. - С.66-68.

[52]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник,1990. - С.68-80.

[53]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник,1990. - С.90-92.

[54]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник,1990. - С.92.

[55]Городище в нескольких километрах от современного города Бардаа в Азербайджане на р.Тертер.

[56]Кузьмин А.Г. . Начальные этапы древнерусского летописания. - М.: Изд-во Московского университета, 1977, - с. 406.

[57]Константинопольская эра, византийская эра, древнерусская эра, «от Адама», мартовский стиль — система летоисчисления «От сотворения мира», которая православными теологами относилась к пятнице — шестому дню творения, вычисленному согласно Септуагинте как 1 марта 5508 года до н. э., а впоследствии как суббота 1 сентября 5509 года до н. э. (сентябрьский стиль). Начиная с VII века, постепенно стала текущей хронологической системой в Византийской Империи и во всём православном мире, например, в Сербии и Болгарии. Использовалась, в частности, в русских летописях (с некоторыми погрешностями в 1—2 года, связанными с датами первого дня нового года и другими проблемами), а также вообще на Руси до календарной реформы Петра I в 1700 году.

[58]Старовизантийская эра – 5504 года от сотворения мира до Рождества Христова.

[59]Антиохийская эра – 5500 лет от сотворения мира до рождества Христова. Антиохийская эра — (1 сентября 5969 год до н.э.) по Феофилу, создана в 180 н.э.

[60]Кузьмин А.Г. Древняя Русь в IX—XI вв.

[61]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник,1990. - С.66.

[62]Повесть временных лет.- К.: Радянський письменник.1990.- С.68.

[63]Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник,1990. - С.66.

Эффектное фото красного генерала. "Чапаева" чем-то напомнило

Попалась на глаза шикарная фотография красного генерала с усами как у Буденного и жестикуляцией, как у Чапаева. Чем-то фотография напомнила незабвенный фильм про Василия Ивановича, в котором он рассказывал, где должен быть командир. Да, та самая сцена с картошкой :).

Стало интересно, что это за человек. И оказалось, что личность то знаменитая, но немного забытая. А зря. Потому что товарищ на другой официальной фотографии запечатлен с полным Георгиевским бантом – со всеми четырьмя Георгиями и кучей советских наград.

Но в отличие от семи знаменитых солдат и офицеров, ставших в дальнейшем еще и Героями Советского Союза этот офицер Золотую звезду не получил. Хотя орденом Ленина в годы Великой Отечественной войны его наградили.


Что это за колоритный персонаж?

Вы не поверите, но его, как и Чапаева звали Василий Иванович. А фамилия его – Книга. Вот такой советский генерал Василий Иванович Книга. Из бедных крестьян, потом пехотинец, ставший в годы Гражданской войны командиром конной бригады, да так потом и командовавший казаками.

Его военная карьера началась в Первую Мировую. На тот момент Василию Иванычу был 31 год, он уже отслужил действительную службу в 1905 -1908 годах и был призван в действующую армию на Кавказский фронт. И там крепкий, широкий в кости солдат попал в полковую разведку – ходить за «языками».

Получалось у него это очень хорошо. Так, что к середине 1916 года он стал полным кавалером Георгиевского креста. Причем, считается, что именно он первым получил четырех «Георгиев» на Кавказском фронте. Стал знаменит почти как казак Козьма Крючков. Даже императору Николаю II его представили.

А потом пути дорожки этих знаменитых героев пошли по-разному. Казак Крючков дрался за белых. А Василий Книга с самого начала дрался за красных. Интересно, что к тому моменту он закончил школу прапорщиков, но когда начались все эти советы и комитеты, регулярно избирался председателем ротных и полковых комитетов, как авторитетный человек и умелый боец. Так и остался с народом.

Сначала он стал красным партизаном. Дрался с Добровольческой армией на родном Ставрополье. Осенью 1918 года партизанские отряды превратились в части Красной Армии и Книга вместе с Апанасенко, Голубовским, Ипатовым и другими «народными вожаками» стал красным командиром.

Так получилось, что в дальнейшем, в Красной армии он стал командиром кавбригады в составе 1-й Конной армии. В результате судьба краскома Книги оказалась связана с судьбой Буденного, Ворошилова и Сталина, само собой, тоже.

Гражданская война была для него разной – дрался под Воронежом, Ростовом, Новочеркасском, умудрился попасть в плен к белым под Батайском в 1920 году. Почему-то его не расстреляли сразу, а допросили и оставили на ночь. Ночью он смог сбежать. А так бы стал еще одним из павших героев Гражданской войны, как безбашенный Кочубей.

Он собственно и был таким. Потому что потом, во время Польского похода именно бойцы его бригады прославились еврейскими погромами. Причем, комиссар бригады, пытавшийся остановить разнуздавшихся бойцов, был убит. Дисциплину в бригаде, в конце концов, восстановили, с зачинщиками обошлись «по законам революционного времени», а Книга и его начдив Апанасенко были временно отстранены от должностей. Тоже повезло, что не обошлись с ними по «законам революционного времени».

Василий Иванович закончил Гражданскую войну может и не крупной знаменитостью, но известным военачальником. Потом учился в академиях и на курсах. Стал комдивом, уцелел в мясорубке 1937 года. В 1940 году стал генерал-майором. А потом началась война.

Книгу назначили командиром 72-й кавдивизии, которая существовала еще только на бумаге. Ее надо было сформировать. Формирование велось на Кубани из казаков-добровольцев. В январе 1942 года дивизия вошла в состав Крымского фронта. На тот момент Василию Ивановичу было уже 58 лет.

Там, в Крыму в мае 1942 года дивизия под командованием Книги огребла от немцев ровно тоже, что получил и весь остальной Крымский фронт – дрались, отступали, теряли части почти полностью, как это получилось с 195-м кавполком. Сам Книга в боях под Керчью был контужен и получил ожоги обеих рук. Но остался жив, а остатки дивизии смогли переправиться на Кубань.

Потом поправился. Дрался с немцами под Моздоком, где опять был тяжело ранен. На этот раз, после того как вылечился, получил под командование запасную кавбригаду – готовил пополнение. С этой должности и ушел в отставку.

Интересно, что после войны, в отставке, он скучал по коням и конезавод подарил ему двух коней и построил конюшню. Но конюшню поставили рядом с многоквартирным домом, а соседям это пришлось не вкусу. И на отставного генерала накатали жалобу. В результате отставник получил нагоняй за свои чудачества, а коней… Что коней. Коней отправили на мясокомбинат…

Впрочем, Василий Иванович не унывал, ходил на встречи со школьниками, пионерами и комсомольцами. Занимался общественной работой, пока не покинул этот мир в 1961 году. В 78 лет.

Вот такой колоритный персонаж. Дрался, куролесил, прошел три войны. И закончил свои дни на обычной пенсии.

ВАРЯЖСКАЯ РУСЬ – ВАГРИЯ. ИЗ ИСТОРИОГРАФИИ. ИЗ АРСЕНАЛА НУМИЗМАТИКИ. (Продолжение 1.)

ВАРЯЖСКАЯ РУСЬ – ВАГРИЯ. ИЗ ИСТОРИОГРАФИИ. ИЗ АРСЕНАЛА НУМИЗМАТИКИ. (Продолжение 1.)

Из очерка В. А. Чудинова

 Итак, перед нами монета, отчеканенная изготовителем женских украшений по поводу варяга Рюрика (Рурега), пирата побережья Поморья Руси Руновой, находящейся в Белой Руси. А поскольку варягов также называли викингами и датчанами (под последним именем они вошли в историю Англии), понятно, что варяжский брактеат в конце концов оказался в музее Копенгагена. Однако он содержит реликвию на русском языке по поводу одного из славян и принадлежит не к монетам, но к КНОФЛИКАМ.

№ 71. Монеты ОТА. «Два золотых брактеата коллекции университета Лунда (Швеция) несут на себе графически минимально друг от друга отличающиеся надписи ОТА, а также весьма похожий на монету Рюрика щит с гербом. Полагают, что это чеканка вендского князя Уты, или Уды, отца Готтшалка, который около 1029 г. был разбит саксами. Однако, возможно, что ОТА означает не что иное, как всеобщее народное обозначение властителя как “отца”, “батюшки”, как это еще и сегодня употребляется на Руси. Но в древнем славянском языке слово “отец” звучит как ОТ, а также старейший в семье, военный вождь (например, в Трюнбергской рукописи), и поскольку все славяне в обозначении “отче наш” употребляли те же формы, которые содержались и в языке, возможно, что ОТА в действительности понималось как ОТЧЕ, что, однако, несущественно» [247].

Чеканить на монетах слово БАТЮШКА было бы странно. Опять М. Жункович не обращает внимания на то, что перед нами – деталь женского украшения, то есть карикатура на кого-то. Поэтому, учитывая неверную интерпретацию предыдущего брактеата, можно предположить, что и в данном случае мы имеем дело с карикатурой на конкретное лицо, причем на каждой монете – на свое. Чтобы убедиться в этом, попробуем прочитать надписи на каждой монете (рис. 164).

 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image582.jpg
 
Рис. 164. Мое чтение надписей на монетах ОТА
 

Итак, начнем с левой монеты ОТА. Надпись в левом верхнем углу сделана в обращенном цвете; если вернуть нормальный цвет, то чтение ОТА я не подтверждаю. Действительно, первый знак можно принять за вендскую руну О, однако точно такой же знак имеется и в рунице с чтением ЧЕ. Второй знак я не считаю вендской руной Т, но принимаю за букву кириллицы X, так что полная надпись читается мною как ЧЕХ. Тем самым на монете изображен не варяг Рюрик, но какой-то чешский князь. Мелким и тонким курсивным шрифтом чуть ниже написано латинскими буквами и кириллицей два одинаковых слова: QUSIN и КУЗИН. Обращаю внимание на то, что перед нами – одно из весьма редких вкраплений в русский текст – слово на латыни. Чьим кузеном, то есть двоюродным братом, является этот чех, из надписи неясно, однако понятно, что подобные карикатуры выпускались сериями – полным комплектом для монисто.

Другая надпись размещена на головном уборе; но для прочтения ее необходимо повернуть на 180 и обратить в цвете. После этих преобразований на головном уборе можно прочитать слова ЖУЛИК-КРАЛЬ, а на его нижней каемке – слово МОСХ, написанное дважды. Слово КРАЛЬ читается также на подбородке, а слова СЕ МОСХ и МОСХ – на правом бедре лошади. Таким образом, перед нами – ЧЕХ-КУЗЕН, ЖУЛИК КОРОЛЬ МОСХ. При этом части тела лошади образуют знаки руницы, которые можно прочитать СУ КОБЫЛА или СУКА БЫЛЬ, то есть С КОБЫЛОЙ. Это, так сказать, литературная интерпретация данной надписи. Но в ней есть и второй смысл, проявляющийся при ином делении на слова, то есть СУКО БЫЛА или, точнее, СУКА БЫЛЪ. Это – отношение к чешскому королю Мосху, выраженное автором карикатуры.

Теперь рассмотрим надпись на правой монете ОТА. Здесь надпись в левом верхнем углу гораздо больше похожа на вендские руны и может быть прочитана как ОТА. Вместе с тем левая сторона второго знака напоминает вендскую руну У, так что полное имя может быть прочитано не только как ОТА, но и как УТА или ОУТА (сочетание ОУ в русских надписях часто передавало тот же звук У). Таким образом, подозрение, что перед нами монета, посвященная вендскому князю УТА, становится обоснованнее.

Однако первые два знака, прочитанные с позиций руницы, опять дают слово ЧЕХЪ, тогда как третий знак является руничным знаком СУ. Так что чтение двумя способами дает текст ЧЕХ-СУ УТА (УОТА). При этом частица СУ может, как в русском, быть сокращением от слова СУДАРЬ, но может быть, в плане гораздо большей развязности, присущей жанру карикатуры, быть сокращением и от слова СУКА. Нас не должно смущать, что вендский князь назван ЧЕХОМ. При той этнической и языковой близости, которая существовала между славянскими народами в раннем Средневековье, князь одного этноса мог быть призван из другого этноса, как это было на Руси с призванием князя варягов Рюрика. Так что князем вендов вполне мог быть и князь чехов. Впрочем, возможно, что чтение руницей ЧЕХ-СУ тут отменено наличием мелких кружков над вендскими рунами, и тогда этническая принадлежность на данной монете просто не обозначена.

Надпись над головным убором и на нем самом может быть прочитана как слово КРАЛЬ, то есть КОРОЛЬ. А окантовка головного убора в обращенном цвете дает слово КРИТА. Нос и глаз могут быть прочитаны как слово РУСИ. Таким образом, перед нами (ЧЕХ) УТА, КОРОЛЬ КРИТА-РУСИ. Разумеется, и на его лошади имеется надпись руницей СУ КОБЫЛА, которое можно также понять и как СУКА БЫЛЬ, но на бедре наверху частично руницей, а внизу кириллицей написано С РУНАМИ, то есть С НАДПИСЯМИ. Возможно, это означает, что в свою бытность королем Крита чех или венд Ута оставил ряд законов, наставлений или иных документов. В том, что кто-то из варягов или вендов, обладая первоклассным флотом того времени, мог заходить в Средиземное море и достигать его островов, вряд ли можно сомневаться. Возможно, что как император и самодержец Всероссийский в XX в. был одновременно королем Польши и Великим князем Финляндии, так и князь вендов одновременно мог какое-то время быть и королем Крита. Хотя и он, судя по отношению к нему автора карикатуры, был не лучшим правителем. Возможно, что Мосх с предыдущей монеты был двоюродным братом именно Уты. В любом случае интересно то, что в Швеции хранятся брактеаты варяжского происхождения, ибо скандинавы считают себя прямыми наследниками варягов. Однако, как мы видим, сами варяги в своих карикатурах не только писали по-русски, но вышучивали именно правителей-славян.

№ 72. Монета БЕЛБОГ из Кракова. «Во владении семьи Фридляйн в Кракове находится серебряная монета, которую обычно называют “Краковский медальон”. Как показывают прилагаемые иллюстрации, обе головы, которые отчасти стерлись до нечитаемости, окружены руническими надписями. На фигуре слева написано ЦАСТОН или БАСТОН, а справа (читается справа налево и изнутри), читается, видимо, ТЦАКР. Слово КАСТА означает ПЛЕМЯ, СОСТОЯНИЕ; там же стоит слово БАСТОН, что можно понять как УВАЖАЕМЫЙ, ГЛАВА, ибо русские употребляют еще сегодня слова БАСИЙ, БАСИСТЫЙ в значении УВАЖАЕМЫЙ, ПРЕКРАСНО УКРАШЕННЫЙ, ПРИВИЛЕГИРОВАННЫЙ, а славяне Балкан, как и османы, знакомы с родственным понятием БАЗА для ВОЕВОДЫ, ВОЖДЯ; слово ДЖАКР может означать СВЯЩЕННИК, ГЛАВА ПЛЕМЕНИ, ВЛАСТИТЕЛЬ, тогда как основное слово ДЖАК приходит в значении СВЯЩЕННИК (или в связанном с ним отношении), что часто встречается в индийской мифологии. Так, бог Кришна носит название ДЖАГАРНАТ, то есть ГОСПОДИН МИРА, слово ДЖАГА означает солнечную жертву браминов, ДЖАГНА = ЖЕРТВА, ДЖАГНАМАН = ПРИНОСЯЩИЙ ЖЕРТВУ СВЯЩЕННИК и т. д. Однако славяне знали также и такое ключевое слово как ДЬЯК, ЖАК, ДИЯК, ДИАКОН в значении изучающий, в древнерусском уже как госсекретарь; в “Слове о полку Игореве” встречается имя ГЗАК как собственное и функциональное имя. Славянство этой надписи позволяет себя обнаружить и на обратной стороне, где стоит слово БЕЛБОГ, причем вторая буква Б выступает не вполне выпукло. Дальнейшая надпись вплоть до букв Ж, Д и М на правой стороне более нечитаема. Тем самым выясняется, что эта монета представляет на одной стороне высшее божество, тогда как на другой стороне – вождя народов» [247].

109
 

Чтение ЦАСТОН ТЦАКР мне кажется бессмысленным. Многие исследователи были уверены, что речь идет о вендских рунах, тогда как надписи здесь совершенно иные, руничные. Таким образом, читать необходимо иначе (рис. 165).

 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image584.jpg
 
Рис. 165. Мое чтение надписей на «краковском медальоне»
 

На стороне, показанной слева, после обращения в цвете я читаю знаки руницы: СИИ КЪРАКОВАНИ ЛОВЪКИЯ ТЯНУТЬ Я, что означает ЭТИ ЛОВКИЕ КРАКОВЯНЕ ВОРУЮТ ЕЕ. Здесь в слове ЛОВЪКИЯ буква Я помещена внутри слогового знака ВО. Далее имеется ряд надписей мелким шрифтом на других частях монеты. Так, на ободке головного убора я читаю В КРАКОВЕ МОНЕТА КРАКОВСЬКА. А еще ниже можно прочитать слова ТА, КОТОРАЯ КРАСИВА, ИЗ ЗОЛОТА. Так объясняется, почему краковяне стараются стянуть эту монету. А на уровне усов и бороды написано: ИЗ ХРАМА РОДА. Следовательно, золотая монета была отчеканена в храме Рода.

На обороте руницей написано слово МЕРЪТЬВЫЯ, а правее кириллицей с одним слоговым знаком (ЛЕ) читается слово ВЕЛЕСА. Правее можно прочитать слово ВОЗКРЕСАЮТЬ, то есть ВОСКРЕСАЮТ. Продолжением является смешанная надпись СИЕ МОЙ ДОМ, где сначала идут знаки руницы, потом буквы кириллицы, затем один знак руницы (ДО) и завершает надпись вендская руна (М). На лбу у изображения мужчины можно прочитать слова ИЗ ХРАМА ВЕЛЕСА. А на солнышке над головой начертаны почти те же слова ХРАМ ВЕЛЕСА.

Таким образом, одна сторона монеты содержит изображение славянского бога Рода, который почитается за то, что в его храме чеканятся золотые монеты; на другой стороне изображен Велес, его почитают за то, что он обеспечивает воскресение из мертвых; его храм – это дом верующих в него.

На одной стороне монеты написано 17 слов, на другой – 11, всего 28. Это тоже достаточно пространный текст. Вероятно, мы имеем дело с весьма древней монетой, которая чеканилась еще в храме (а не на монетном дворе) и демонстрировала пользу посещения соответствующих языческих храмов.

№ 73, 74. Золотой брактеат с надписью ЖАКГ или ЧАГК. «В северных областях Европы были найдены многие брактеаты из золота, которые имели такой же щит герба, как носит и брактеат РЮРИК, однако надпись на нем гласит ЖАКИ, ЧАГК или ЖАГК. Слова ЖАК, ДЖАК, без сомнения, являются именами высшего достоинства и указывают на вычеканенного господина как на владельца. По-словацки и по-венгерски слово ЧАГА означает ГОСПОДИН, а НАДЧАГА – ГОСПОДИН БОЛЕЕ ВЫСОКОГО УРОВНЯ. Поэтому сама монета может быть названа ЧАГА, и это подтверждает “Слово о полку Игореве”. Способ написания КГ при этом образует дополнительное доказательство, так что, вернувшись к мекленбургским руническим памятникам, которые якобы были сфальсифицированы потому, что слово БОГ там написано как БЕЛБОКГ, можно сказать, что это уже совсем не так. Первая монета была найдена в Швеции, вторая и третья – в Дании, четвертая – в Норвегии. Существуют ли другие экземпляры в музеях, и прежде всего в русских, до сих пор не установлено» [247, с. 67]. Ясно, что, как и на предыдущих монетах, чтение здесь неверное. Поэтому я увеличиваю оба изображения и читаю надписи на них с позиций кириллицы и руницы (рис. 166).

На левой монете основная надпись находится справа. С точки зрения руницы ее можно прочесть как КОЦЕЛЪ, где знак ЛЪ помещен в развороте на 180. Таким образом, речь идет о том самом князе, глиняное изображение которого нам уже встречалось. Далее читается надпись на головном уборе. Если его повернуть на 90° влево, то его вершина может быть прочитана как слово ВСЯ. Но надпись на нем читается при его обращении в цвете и повороте на 180; тогда видно написанное курсивом слово ШЛЯПКА. На хвосте лошади и ее ягодицах читается слово ПОЗЛАЩЕНА (ЩЕ – это знак руницы). Автор надписи, очевидно, иронизирует по поводу того, что князь Коцел носил позолоченную шляпу, стараясь выделиться из других князей своим богатством.

Черты его лица могут быть прочитаны как текст СЕ КОЦЕЛЪ КОНЯЗЬ, а надпись на седле – как слово БОЕЗЬ (БОЕЦ).

 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image586.jpg
 
Рис. 166. Мое чтение двух первых монет с надписью ЧАГК
 

Внутри морды лошади различимы знаки руницы, обозначающие слово РУСИ. Переплетение линий в районе задних ног лошади образует ряд знаков руницы, которые я читаю как СЕ ВЪРЬНЪЙ, то есть СЕВЕРНЫЙ. Далее я читаю слово, образованное уздечкой под мордой лошади, обратив это место в цвете, как ТО МУЖ, а затем переплетения линий передних ног как МИРНЪЙ. Таким образом, помимо позолоченной шляпки, недостатком этого северного князя-бойца является его мирный характер. Вероятно, автор надписи осуждал его за спокойствие, которым он отвечал на происки соседей-немцев, а им следовало бы давать решительный отпор.

На второй монете основная надпись руницей может быть прочитана как М. ЧЕХ, причем последняя буква является вендской руной Х/К, возможно, поясняющей характер последнего звука, но, возможно, и передающей самостоятельный смысл. Скорее всего, что слово ЧЕХ является частью имени, прозвищем, а не указанием на этническую принадлежность персонажа.

Перевернув головной убор на 180 и обратив его в цвете, можно прочитать с большим трудом слова НАШ ПАРИК, тогда как окантовка головного убора без обращения в цвете дает слова ТО APEC ЧЕХ, а при обращении в цвете на этом же месте возникает слово КРАЛЬ. Таким образом, речь идет, напротив, об очень воинственном (как греческий бог войны Apec!) чешском короле, который носит парик (парики в те времена, видимо, были редкостью). Губы и бородка содержат надпись ТО МИХАИЛ ХРОМОЙ, то есть чешского короля зовут Михаил Хромой. Теперь становится понятным название монетки как М. Чех Х., что означает Михаил чех Хромой. А воротник при обращении его в цвете содержит пространную надпись: ПОТРИ НОС И БЕЙ В НОС. Первая часть, видимо, означает привычку короля Михаила потирать свой нос, тогда как вторая – бить по носу противника, за что короля и сравнивают с Аресом.

Еще раз надпись МИХАИЛ ХРОМОЙ можно встретить вдоль линии низа груди и живота лошади. А вдоль левой линии бедра задней ноги читается слово, написанное курсивом, – ЧУДИЩЕ. Верх правой передней ноги лошади содержит крупную надпись СРАМ, тогда как сгиб левой передней ноги содержит слово РУСЬ или РУСИ. Так что Михаил Хромой аттестован автором надписи как ЧУДИЩЕ и СРАМ РУСИ. К сожалению, исторические сведения о нем, по крайней мере в доступной литературе, отсутствуют.

Понятно, что третья и четвертая монеты также читаются иначе. Я объединил их на одном рисунке и, как обычно, прочитал с помощью руницы и кириллицы (рис. 167).

Явная надпись совпадает с прежней – М. ЧЕХ Х. Следовательно, и на этой монете речь идет о том же чехе Михаиле Хромом. Сначала, как всегда, читаем надпись на головном уборе; на этот раз ничего поворачивать и обращать в цвете не нужно. В прямом изображении вполне можно прочитать слова ТО БЫЛА ШЛЯПКА НОВАЯ, а на окантовке написано: РОДОВАЯ и руницей – ЛИТА. Как видим, здесь уже парик не упоминается; напротив, Михаил как бы приподнимается автором надписи. На султанчике шляпы можно прочитать слова ХРОМОЙ, НО МУЗЫКАЛЬНЫЙ. Так что здесь отмечены положительные свойства Михаила. А на окантовке монеты, на бусинах при их обращении в цвете, можно увидеть слова ХРАМОЙ БЫЛ. Вероятно, эти два слова должны предшествовать предыдущим, то есть ХРАМОЙ БЫЛ – ХРОМОЙ, НО МУЗЫКАЛЬНЫЙ.

110
 
 
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии - image588.jpg
 
Рис. 167. Две оставшиеся монеты с надписью ЖАКГ и мое чтение их
 

Весьма интересна надпись на ухе лошади. С обращением в цвете читаются слова С БЛАТНА, а без обращения – И НИТРЫ. Действительно, город Блатно был столицей Паннонии до прихода туда мадьяр, и проживали там словаки, а Нитра в IX–X вв. была столицей словацкого Нитранского княжества. На участке под головой написано слово НИТРА, которое можно прочитать, обратив этот участок в цвете. А без обращения, но перевернув этот фрагмент на 180, мы можем прочитать слово ПАНТЕРА. Видимо, это характеристика того же Михаила Хромого. Очевидно, несмотря на свою хромоту, этот человек ходил тихо, как пантера. На седле в обращенном цвете читается слово НАИВЕН, а на хвосте – И ХРОМ. Опять-таки слово НАИВЕН характеризует Михаила положительно. Там же можно прочитать слова НОВАЯ БАХРОМА, а на нагрудном украшении лошади слово НОВАЯ повторяется. На правой передней ноге лошади читается весьма интересная фраза: ОТ НИТРЫ МОСКВА, а в обращенном цвете – РЯДОМ. Таким образом, на бочку меда и здесь добавлена ложка дегтя: хотя до сих пор личные качества Михаила давались больше в положительных тонах, теперь вдруг подчеркивается его зависимость от Москвы. Правда, возникает недоуменный вопрос: неужели в тот период, когда существовало государство словаков со столицей в Нитре, уже была основана Москва? Известно, что первое упоминание о ней было в XII в., в 1147 г. Разумеется, она существовала и раньше, но столицей не была. Вероятно, речь идет о какой-то другой Москве. На одной из монет Русского каганата тоже упоминалась Москва, как место чеканки алтына. Так что в данном случае мы опять имеем дело с упоминанием Москвы в качестве столицы Русского государства. Вероятно, это была та самая Москва, столица Русского каганата. Где она располагалась, пока сказать трудно. Возможно, что до нее от Нитры было действительно ближе, чем до нынешней Москвы.

Интересно, что, хотя речь идет об одном и том же персонаже, его характеристики на двух монетах весьма различны. Это уже не ЧУДИЩЕ и не СРАМ РУСИ, но НАИВНЫЙ и МУЗЫКАЛЬНЫЙ человек. Кстати, человек Москвы.

Теперь обратимся ко второй монете. Как ни странно, но надпись на ней выполнена кириллицей, что само по себе говорит о том, что данное лицо не относится ни к вендам (иначе было бы возможно употребить вендские руны), ни к славянам (тогда бы надпись была сделана руницей). Итак, кириллицей начертано слово АВАР. Об аварах известно, что это народ уйгурского происхождения, который вторгся в VI в. из Азии в Европу и проник до территории нынешней Венгрии, где аварами было образовано сильное государство. Однако в начале IX в. их могущество было сломлено франками. Следовательно, монета отражала ситуацию до IX в.

Если переднюю часть головного убора персонажа повернуть на 90° вправо, можно прочитать надпись АВАРСКИЙ КАГАН. Получается, что период VI–IX вв. был временем образования каганатов, когда одновременно сосуществовали Аварский, Хазарский и Русский каганаты. Поскольку история Аварского каганата почти не известна, было бы интересно получить хотя бы какие-то сведения с данной монеты. Верх и низ головного убора содержит, по крайней мере, три одинаковых слова АВАР. Заметим, что упоминается именно этот вариант написания, а не его русский эквивалент ОБР. Далее, у конца головного убора можно прочитать слово КИМР, а на султанчике, поднимающемся вверх, при обращении в цвете – АВАРСКИЙ КАГАН. Таким образом, в данном случае каганом был киммериец.

Между султанчиком и хвостом лошади имеется пятнышко с надписью РУНА. Оно сигнализирует о наличии надписей на монете. Так, в частности, на воротнике в обращенном цвете мы находим надпись ВАРВАР. Это означает, что славяне себя варварами не считали, по крайней мере, в Средние века. На повязке вокруг морды лошади в обращенном цвете можно прочитать слова ИСЛАМ, а без обращения – С РУСИ. Получается, что авары были обращены в ислам, пока перемещались по территории Руси. Но самые интересные слова, обозначающие два имени и фамилию аварского кагана, мы находим на украшениях шеи лошади. Так, наверху мы читаем имя РАТИК; учитывая, что звук Т произносился, видимо, с придыханием, он звучал на слух как Ф, так что данное имя вполне соответствует современному тюркскому имени РАФИК. На верхней диагонали мы читаем второе имя: КАРИМ, которое тоже весьма распространено в наши дни среди тюркских народов. А на нижней диагонали вычитывается фамилия: МИРЗА. Итак, аварского кагана звали Рафик Карим Мирза.

На попоне можно вычитать слова ПОПОНА НОВАЯ. А сочетание фрагментов тела и ног образует надпись, которую я читаю как РУНА ВЪ МАВЪРУ, что я понимаю как использование МАВРИТАНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ. А если прочитать мелкий шрифт на поднятой левой передней ноге лошади, а затем на правой передней, то получится подтверждающий текст: ПОЙМАН В РУНЫ АРАБСКИЕ. И действительно, ислам как арабская религия предполагает у всех своих последователей арабскую графику.

Таким образом, мы узнали, что аварский каган кимр Рафик Карим Мирза исповедует ислам, который он принял на Руси (очевидно, где он господствовал наряду со славянским язычеством), и пишет арабской письменностью. Что же касается упомянутого здесь славянского князя, то князь Коцел – историческая личность. Вот что пишет о нем В. А. Истрин: «По пути в Венецию братья заехали в Блатноград – столицу паннонского княжества Коцела. Это был не слишком решительный, но честный, образованный и миролюбивый правитель. Превыше всего Коцел стремился к спокойствию и миру. И действительно, за годы правления Коцела его маленькая страна сумела остаться в стороне от бушевавших вокруг нее войн.

Хорошо понимая огромное значение для всех славянских народов дела, предпринятого Константином и Мефодием, Коцел отнесся к братьям как друг и союзник. Он выучился у них сам славянской грамоте и отправил с ними для такого же обучения и посвящения в духовный сан пятьдесят учеников» [57, с. 31–32]. А вот что добавляет о нем В. Д. Гладкий: «КОЦЕЛ – славянский князь Блатенского княжества (около 860–874). Сын князя Прибины. До 869 г. – вассал Восточно-Франкского королевства. Стремясь править самостоятельно, Коцел пошел на сближение с великоморавским князем Ростиславом, участвовал в восстании славян против немецкого господства (869), в результате которого Блатенское княжество стало независимым. Ввел в своем княжестве славянское богослужение, совместно с Ростиславом добился создания в римской провинции Паннонии славянского архиепископства, возглавленного Мефодием. В 874 г., после завоевания франками Блатенского княжества, Коцел был свергнут с престола» [31, с. 312].

Картина дня

))}
Loading...
наверх